Не сирота, но и не любимая дочка

Что может сделать человек, если на его глазах при живых родителях ребенок растет сиротой? По закону, оказывается, ничего.


Чужие дети иногда становятся родными


- Может быть, вы подскажете, как нам быть? – с просьбой о помощи в редакцию пришла Эльвира Фабиановна. – Моя дочь Жанна уже обращалась в сиротский суд, социальную службу, но ответа на наш вопрос мы не получили. Но не может вечно продолжаться, что мы растим своих двух внуков – и поднимаем на ноги еще одного ребенка, живущего с нами по соседству.

У одиннадцатилетней Анечки, назовем ее так, развелись родители. У мамы новая семья. Аня осталась жить с папой. Однокомнатную квартиру девочка-подросток делит с отцом и с его постоянно меняющимися дамами. В этом же подъезде живет Жанна с двумя детьми – 10-летним сыном Петей и 11-летней дочкой Ирой (их имена тоже изменены). Ира подружилась с Аней, и личную трагедию Анечки семья подруги переживает как свою.

- Анечка очень симпатичная девочка, она легко вызывает доверие у людей, – рассказывает Эльвира Фабиановна. – Моя дочка Жанна тоже прониклась к ней теплом и разрешала ночевать у себя дома. Бывало так, что Аня у них кушала и даже брала одежду внучки. Моя дочь сама нуждается, одна растит двоих детишек после того, как муж трагически погиб, но отказать ребенку в помощи она не может. Отец Ани часто бывает пьян, а ребенку надо уроки учить, отдохнуть после школы. Мы не отказываем ей в такой возможности.

Перед тем как идти на линейку 1 сентября, Анечка зашла к нам в гости, я спросила, откуда у нее букет цветов, – рассказывает бабушка, – на что Аня мне ответила, что это тетя Галя нарвала на клумбе. Тетя Галя – это новая знакомая папы.

Может быть, семья Иры и не беспокоилась бы так об Ане, все-таки девочка не сирота, у нее родители есть, хоть и разведенные.

- Но тут Аня стала пропадать, никому ничего не сказав, исчезала на неделю, другую, – говорит Эльвира Фабиановна. – Внучка от окна не отходит, все Аню высматривает, без нее даже гулять не идет. Я ее понимаю, у внучки характер непростой, и ей трудно сойтись со сверстниками, а с Аней они как сестры стали.

Мы с дочкой стали названивать бабушке Ани, а та у нас спрашивает: «А разве Анечка не у вас?» Интересно получается – свою внучку бабушка хочет найти у нас, хотя она ей родня, а не мы. Потом Аня объявилась и как ни в чем не бывало снова пришла домой к Ире. Выяснилось, что она к своей маме в гости ездила.

Мы с дочкой стали думать, как нам помочь Ане, чтобы у ребенка был свой угол, где она может отдохнуть и уроки выучить. Да и к тому же как бы не случилось так, что девочка опять пропадет куда-то, никому слова не сказав, а с нас потом спросят за пропавшего ребенка.

«Час» обратился в Рижский сиротский суд. Заместитель председателя суда Инта Слайдиня объяснила, что в последнее время разводится очень большое число пар и у сиротского суда просто физически нет возможности отправлять в каждую из таких семей своего работника.

- Если поступает сигнал, что в семье, где ребенок живет с одним из разведенных родителей, не все благополучно, то тогда, конечно, инспектор идет проверять, так ли это, – объяснила Инта Слайдиня.

А что касается добровольной опеки посторонних людей над чужим ребенком, то заботиться никто не может запретить. Но это не значит, что у добровольного опекуна появляются обязанности по отношению к ребенку. Такие обязанности – отвечать за местонахождение, состояние здоровья и так далее – есть только у официально назначенного сиротским судом опекуна.

- Если семья, которая заботится о девочке, считает, что нынешний опекун не справляется со своими обязанностями, она может обратиться в сиротский суд и ходатайствовать об опеке в свою пользу, – пояснила г-жа Слайдиня.

08.10.2005, 08:05

chas-daily.com


Темы: ,
Написать комментарий