Опус для канистры и магнитофона

Фестиваль новой музыки посвящен дигитальным технологиям

Со 2 по 16 октября в Риге пройдет Фестиваль новой музыки Arena 2005, в программе которого восемь самых разнообразных концертов в лучших залах города.

Cовременная музыка прозвучит в исполнении пяти латвийских коллективов, а также квартета The Pearls Before Swine (Швеция), духового оркестра Windkraft Tirol (Австрия), оркестра London Sinfonietta (Великобритания), ансамбля Hortus Musicus (Эстония) и представителей института IRCAM (Франция). В программе немало премьер.
Телеграф попросил рассказать о фестивале одного из его идеологов и постоянных участников Нормунда ШНЕ, который будет стоять за дирижерским пультом 6 и 16 октября.

Сюрпризы для духа и для уха

— Ваш фестиваль проходит с 2002 года. Чем отличается нынешняя Arena?
— Она откроется 2 октября концертом квартета The Pearls Before Swine в Доме Черноголовых. На этот раз главная идея и содержание фестиваля — электронная музыка. Если к арсеналу композиторских знаний добавить такое мощное оружие, как компьютер, открываются небывалые возможности. Это касается анализа состава звучания инструментов и создания новых тембров и звучаний.
— Разве мало уже существующих звучаний? И останется ли место для композиторского вдохновения?
— Я думаю, любую проблему интересно досконально изучить, хотя без вдохновения нельзя. Но сам процесс работы может быть каким угодно, лишь бы получился впечатляющий результат. Меня не интересует, создает ли композитор свои вещи у рояля, с помощью компьютера либо еще чего-нибудь. Если наше ухо слышит что-то необычное, значит, метод себя оправдывает.
— Чем же ваши Rigas Kamermuziki и Рижский фестивальный оркестр собираются удивить публику?
— В Доме Рижского Латышского общества 6 октября Rigas Kamermuziki и представители знаменитого института IRCAM познакомят слушателей с музыкой, созданной с помощью дигитальных технологий. Винсент Давид и Лорен Бомон исполнят две сольные пьесы Пьера Булеза и Яна Мареша для саксофона и трубы. Мы с ансамблем сыграем одну вещь Булеза и пьесу финского композитора Кайи Саариахо, работающей в Париже. Они используют живую электронику — то есть звук обрабатывается прямо в момент исполнения. Исполним и сочинение Тристана Мюрая, написанное… для магнитофонной ленты и большого ансамбля. И впервые в Латвии прозвучит опус Гундеги Шмите Yellow-Red-Blue для струнного оркестра и электроники.
А Рижский фестивальный оркестр и хор Латвийского радио завершат фестиваль 16 октября концертом в Национальной опере. Солировать будет великолепный норвежский альтист Ларс Андерс Томтер. Что касается программы, нам показалось интересным организовать “встречу” двух итальянцев — загадочного отшельника-визионера, итальянского аристократа Джачинто Шелси и экстравагантного Лучано Берио. (В 2005 году отмечается 100-летие Шелси и 80-летие Берио.) Прозвучат концерт для альта с оркестром Voci Берио и оратория Uaxuctum Шелси, который ввел в оркестр очень много ударных, причем и таких нетрадиционных, как, например, канистры.




IRCAM (Institute of Research and Coordinations in Acoustic Music), Институт исследований и координации музыкально-акустических проблем. Организован в 1970 г. при парижском Центре современного искусства имени Жоржа Помпиду по инициативе живого классика современной музыки Пьера Булеза (руководил им с 1975 до 1992 г.). Сегодня IRCAM — это наиболее авторитетный в мире центр новых музыкальных направлений и лидер разработки и распространения дигитальных технологий в музыке. При институте функционирует Ensemble InterContemporain — Международный ансамбль современной музыки, художественным руководителем которого является Пьер Булез.


 


Граф-аутсайдер и жизнелюб- интеллектуал
Вошедшее в последние годы в моду наследие Джачинто Шелси (умер в 1988 г.), последнего и весьма состоятельного отпрыска старинного рода графов Вальва, музыковеды определяют как опыты “акустической философии” и одну из страниц “искусства аутсайдеров”. Сам Шелси считал, что только в музыке может воплотиться его индивидуальность, а все остальное — суета. Отказывался фотографироваться, не давал интервью, говорил, что для него музыка это не профессия и что ему не важно, кто ее будет слушать и как.
Детство Джачинто провел в родовом поместье Вальва близ Неаполя. Понемногу музицировал, но даже начального систематического музыкального образования не получил. В молодости много путешествовал, посетил Индию и Тибет, увлекся восточной философией. Был знаком с Респиги, Маркевичем, Дали, Элюаром… Сочинять начал рано, импровизируя на фортепиано или маленьком органе. Называл себя не композитором, а медиатором, и сам нотный текст не записывал — техническую работу делали помощники. Имя Шелси было известно только деятелям “новой” музыки. И когда в середине 80-х с помощью семьи композитора в Кельне был организован большой фестиваль его сочинений, все изумились. Как же мы не знали, что такой человек существует и пишет такую музыку?! Надо, мол, историю музыки ХХ века переписать, потому что без Шелси она невозможна.
Берио знают гораздо лучше. Он был абсолютно другим человеком — открытым миру, любившим жизнь. При этом тонким интеллектуалом. Они были большими друзьями с Умберто Эко, который сказал однажды: “Если мне надо назвать другого итальянского музыканта, любившего жизнь так, как Берио, мне в голову приходит только Россини”.

28.09.2005, 08:11

Телеграф


Написать комментарий