Лева и Маша заместо Сержа и Джейн

Все познается в сравнении. Это хорошо понимал раввин из знаменитого анекдота, который посоветовал бедному еврею, страдающему от тесноты жилища, привести в дом козу. Когда козу вернули в хлев, еврей вздохнул свободно. Так вот, если рижская театральная жизнь очередной раз показалась вам скучной, бездарной и провинциальной - просто сходите на привозную московскую антрепризную туфту. Например, на музыкальный спектакль Sorry, angel!. И сразу поймете, что такое настоящая скука.


Инструкция для начинающих театральных критиков: чтобы правильно оценить качество постановки, просто следите за реакциями своего организма. Если, сидя в зале, вы испытываете беспричинное блаженство – значит, спектакль удачный. Если вам беспричинно нехорошо – это полный провал.

В Риге в минувшую субботу на сцене Национального театра при солидном стечении солидной, в пух и прах разодетой публики случилась премьера московского музыкального спектакля Sorry, angel!, посвященного творчеству великого французского шансонье Сержа Гинсбура. Его роль сыграл и его песни на русском языке исполнил солист группы «БИ-2» Лева. А Маша де Валюкофф (так в программке!), она же режиссер-постановщик, исполнила все возможные женские роли. Джейн Биркин, Брижитт Бардо, Катрин Денев…

Покинуть спектакль захотелось уже на седьмой минуте после начала. Как-то интуитивно, необъяснимо… А может быть, вполне объяснимо: ведь первые пять минут на сцене ровным счетом ничего не происходило, если не считать, что Лева сидел спиной к публике и курил. Скука подкралась незаметно. Полное отсутствие какой бы то ни было режиссуры не позволило сделать спектакль более интересным и тогда, когда Лева уже не только сидел и молчал, а ходил, лежал и пел в радиомикрофон. Маша тоже ходила и пела (поет она, по-моему, неважно). Было весьма неловко, когда актеры, якобы чувственно оголяясь, являли залу сплетенья проводов на спине…

Все это сопровождалось неосмысленной сменой декораций (на редкость безвкусных), чудовищными текстами (в переводе – Машином! – на русский язык песни Гинсбура звучали примерно так: «Ты имела меня всего, но без любви»…), довольно неплохой музыкой (на сцене – четверо музыкантов, играющих «живьем»), но традиционным для Риги жутким качеством звука.

Техническая пауза: уважаемые товарищи продюсеры, звукорежиссеры, директоры театров и концертных залов, ну давайте уже наконец проведем съезд народных депутатов на тему – как нам улучшить качество звука на рижских сценах! Ну позор же! От «Кипсалы» до самого до «Дзинтари» – ну уши же вянут слушать шелест и скрип вместо голоса и музыки…

Теперь даже странно читать в старых интервью Левы, что Маша де Валюкофф говорила ему – даже на саундчеке (проверка аппаратуры перед концертом) нужно петь так, как на концерте. И что во время репетиций она «доставала из него нервы, как оголенные провода». О качестве пения сказать трудно, а вот оголенных нервов точно не наблюдалось. Вообще-то Лева, когда он поет в «БИ-2», – яркая сценическая личность. Не знаю, что с ним сделали накануне спектакля, но он был совершенно никакой. Вялый, потухший, безжизненный. Он был абсолютно равнодушен к партнерше по сцене, к публике в зале, к своему герою и к тому, что поет. Ответом ему было равнодушие зала.

…Понимаю, что создатели этого проекта никогда не последуют моему совету, но вам, дорогие читатели, искренне советую: если хотите посмотреть действительно хороший музыкальный спектакль – идите в Русскую драму на «Старинные часы» с Раймондом Паулсом и Никой Плотниковой. Если любите французский шансон – смотрите «Эдит Пиаф» в той же Русской драме с той же Никой Плотниковой. И вам на седьмой минуте после начала спектакля станет необъяснимо хорошо. И уходить не захочется.

19.09.2005, 08:05

chas-daily.com


Написать комментарий