Андрей Воронцов: «Русским нужна правая партия»

Известный тележурналист и политтехнолог, совладелец PR- фирмы «Эпицентр» Андрей Воронцов решил выйти на политическую сцену. Об этом он первому рассказал «Часу».
  • Нет и не может быть одной русской партии, как и одной латышской
  • Правая русская партия решит политические проблемы через экономику
  • Когда русский станет премьером, это будет означать, что Латвия преодолела болезнь национализма


Правый марш


- Вы первым в Латвии решили создать правую партию русских. Почему?

- Пока существует только общественная организация «Правые – Латвии», в которой состоит около 50 человек. Мы планируем преобразовать ее в партию и участвовать в ближайших выборах в Сейм.

Да, в Латвии еще не было правых русских партий, хотя в России деление на правые и левые политические силы достаточно четкое. Путин называет близкую ему партию «Единая Россия» правой, потому что она выступает за сокращение вмешательства государства во все сферы жизни, за большую свободу для граждан.

Для Латвии этот вопрос даже более актуален, нежели для России, потому что у нас государство – национальное, и чем меньше оно будет вмешиваться в нашу жизнь, тем меньше будет давление национального фактора на русских жителей страны.

А пока у нас все напутано. Мне смешно, когда называют правым Райвиса Дзинтарса из «Все – Латвии!», потому что не может быть правой партия, которая делит бизнес по национальному признаку.

- Но ведь такое деление уже укоренилось!

- К счастью, у нас достаточно грамотных людей, которые понимают, что правые это те, кто делает ставку на частную инициативу и уменьшение влияния национального государства, которое довело нашу страну до состояния кризиса, русских – до состояния второсортности.

- На какого избирателя вы рассчитываете?

- На русского. Я еще в 1993 году говорил о наличии двух общин, а многие политики уверяли, что я подрываю единство латвийского народа. Давайте перестанем лукавить! Внутри русской общины Латвии есть разные интересы, ей нужен весь спектр политических партий. У нас есть правый электорат, который пока не имеет своей партии. Это самозанятые люди, средние и мелкие бизнесмены.

Если бы русские могли взять в Сейме 51 процент голосов, то я бы первый ратовал за их объединение. Но ведь это невозможно. На прошлых выборах ЗаПЧЕЛ взял 25 мест в парламенте. Но русских избирателей – 30 процентов. Выходит, мы потеряли пять мест.

Сегодня задача – получить эти 30 мест, заставив прийти на избирательные участки и тех, кого не устраивает радикализм одних партий или невнятная позиция других.

Придя в Сейм, ЗаПЧЕЛ раскололась, что еще раз доказывает, что это было мнимое единство. А те, кто убеждает нас в необходимости объединения, хотят получить монополию на русские голоса и представительство в России и на Западе.

Компромисс, а не противостояние


- Какова ваша позиция по главному русскому вопросу – о школе?

- Мы предлагаем экономическое решение проблемы – реформу всей латвийской школы, потому что качество среднего образования падает.

Нужно уравнять в правах частные и государственные школы, а на каждого ребенка выдавать образовательный ваучер, которым можно будет расплачиваться за обучение. Родители получат право выбирать школу. Выживут лучшие…

- И на каком языке будет происходить обучение в этих лучших школах?

- Это будет решать самоуправление. За министерством образования и науки останется только право проводить экзамены, а каким образом будут получены знания, его не касается.

Государственная школа может остаться латышской при условии, если рядом будет школа, в которой преподавание ведется на том языке, который выбрали родители. Мы ставим проблему с головы на ноги: главное родители, а не министерство. Это и есть правый подход…

Наша задача – дать молодежи шанс реализовать свои способности в своей стране. У нас большая молодежная организация, в нее входят студенты, менеджеры, которые хорошо учились, не имеют проблем с языком, заработали первые деньги. Это будущая элита нашего общества. Одна из задач нашей партии – вывести ее на политическую орбиту.

- Но латышские партии не хотят пускать русских во власть. ЗаПЧЕЛ – при 25 голосах в Сейме – остался неприкасаемым…

- Я отдаю должное ЗаПЧЕЛ. Левые политики поставили многие важные вопросы, но ведь они ничего не смогли решить. Нельзя всю жизнь оставаться в оппозиции!

У нашей программы, имеющей четкое экономическое обоснование, больше шансов на жизнь, чем у тех, кто просто говорит «нет». Мы опираемся на здравый смысл и предлагаем экономическое, наднациональное решение проблем. Речь идет о компромиссах, которые плодотворнее любых революций.

Ну не можем мы сегодня законодательно дать официальный статус русскому языку. Но, опираясь на директивы Европы, можно добиться, чтобы самоуправления сами решали, на каком языке общаться со своими жителями.

Сейчас латышские партии не так едины, как во времена Атмоды, между ними большая конкуренция. Пользуясь этим, можно облегчить нынешнее положение русских. Правые партии, которые опираются на логику бизнеса, вполне смогут найти с нами общий язык. Во всяком случае, им легче будет договориться с нами, чем с теми, кто выступает с программой, основанной на конфронтации.

- Янис Юрканс, помнится, отрекся от прежних союзников ради власти. И никто его во власть не взял…

- Благодаря его поддержке существовало правительство Эмсиса, но он оказался недостаточно профессиональным политиком, чтобы это использовать. Полагаю, он все равно попадет во власть, только с другой партией, поскольку его очень сильно «пиарят» газеты «Пресес намс».

У нас у всех независимо от национальности появился общий враг – транснациональные монополии, которые диктуют условия, завышают цены на лекарства, на бензин. Решая общие экономические проблемы, мы найдем и путь к политическому согласию.

Кто с вами?


- Допустим, вы вошли в Сейм. Кто будет вашими союзниками?

- Мы готовы говорить со всеми. Мы готовы взять одно министерство – например экономики, чтобы доказать, что русские умеют работать.

- Кто ваши спонсоры?

- Пока мы финансируем организацию за свой счет. Когда возникнет вопрос о партии, будем говорить о спонсорах. На самом деле партия – это не так дорого.

Мы рассчитываем на людей бизнеса, тех, кто больше всего страдает от бесконечных проверок, постоянного вмешательства государства в их дела. Они должны будут нам помочь, потому что заинтересованы в сокращении налогов, прекращении мелочного регулирования.

Один из пунктов нашей программы – борьба с разрастанием чиновничества.

- А вот тут вы объявляете не только классовую, но и национальную борьбу, потому что класс чиновников на 97 процентов состоит из латышей…

- Видимо, в этом и проявляется наша русскость, что мы выходим на защиту национальных интересов через экономику. Латыш-бизнесмен также заинтересован в уменьшении вмешательства государства в его бизнес.

- Какой вы видите Латвию в идеале?

- Я скажу, что в Латвии все в порядке, когда русский станет ее премьером. Кандидатур тут хватает – Валерий Каргин, Василий Мельник, многие другие. Эти люди создали свои бизнес-империи и смогли бы успешно работать на уровне государства. Это был бы сигнал обществу, что болезнь национализма преодолена.

Наш идеал – это государство, которое обслуживает интересы жителей, а не наоборот. Пока же по вине государства у нас нет нормальных отношений с Россией, нет дешевого бензина, не загружены порты. Ведь не предприниматели и не докеры в этом виноваты!

- Скажите, зачем вам эти новые политические хлопоты?

- Моя основная специальность – политтехнолог, продвижение партий. И мне интересно, как поверить теорию практикой.

А моя роль не изменится – я, как всегда, буду говорить то, что думаю.

19.09.2005, 08:05

chas-daily.com


Написать комментарий