Почем душегубка для народа? 1

Вчера в Даугавпилсе прошла дискуссия на тему, может ли Латвия - и Латгалия в частности - стать местом для переработки вредных отходов. Сейчас на всех уровнях пропагандируют образ зеленой и гостеприимной Латвии. Но стоит реализовать хотя бы один крупный проект по переработке ядовитых промышленных отходов, как мы рискуем заработать репутацию опасной душегубки, к которой лучше не приближаться. Насколько реален такой вариант событий?


У нас будут сжигать все ядовитые отходы Европы?


От опилок – к гудрону


За круглым столом в конференц-зале «Нашей газеты» первым был поднят вопрос о строительстве газогенератора в центре Даугавпилса. Вначале появились сообщения о проекте газогенераторной станции, которая будет перерабатывать древесные отходы. Получаемый из них газ дешевле природного. Объект размещен на территории завода «Локомотив». Предприятие тоже заинтересовано в таком топливе. Фирма «Элликс» получила все необходимые для данного производства разрешения.

Установка должна была заработать еще в прошлом отопительном сезоне. Был заключен и договор о поставке генераторного газа с «Даугавпилс силтумтикли». Но процесс затянулся. Пуск ожидается примерно через месяц.

И все было бы прекрасно, если бы Михаил Соловьев, который руководит научными разработками в фирме «Элликс», во время общественного обсуждения как-то ненавязчиво не упомянул, что для большей эффективности к опилкам можно добавлять гудрон. Соответствующая технология есть, осталось по просьбе латвийских предпринимателей поскорее задействовать ее. Как патриот родного города он готов в качестве подарка (!) внедрить ценную научную разработку на новой газогенераторной станции.
<TABLE WIDTH=220 CELLSPACING=0 CELLPADDING=0 BORDER=0 ALIGN="LEFT"><IMG SRC=“http://www.chas-daily.com/win/2005/09/13//ppic/.gif” WIDTH=1 HEIGHT=20 BORDER=0>
<IMG SRC=“http://www.chas-daily.com/win/2005/09/13/n213_img_0124.jpg” WIDTH=200 BORDER=1 ALT="Photo">


Профессор Артур Шкуте (слева) и предприниматель Михаил Соловьев – участники дискуссии.<IMG SRC=“http://www.chas-daily.com/win/2005/09/13//ppic/.gif” WIDTH=20 HEIGHT=1 BORDER=0><IMG SRC=“http://www.chas-daily.com/win/2005/09/13//ppic/.gif” WIDTH=1 HEIGHT=20 BORDER=0>


Первым отреагировал – и весьма бурно – руководитель местного управления охраны окружающей среды Павел Кацарс. Он сообщил журналистам весьма любопытные данные.

Как хорошо знают специалисты, во всем мире серьезнейшей проблемой является переработка сернокислого гудрона. Нефть содержит множество веществ, в том числе серу. Если она попадает в воздух или в воду, то в итоге получается серная кислота. Из трубы пойдет дымок с примесями, а вскоре выпадет такой дождик, от которого на вашем огороде немедленно погибнут все овощи. Да и людям лучше не попадать под кислотные капли.
<TABLE WIDTH=220 CELLSPACING=0 CELLPADDING=0 BORDER=0 ALIGN="RIGHT"><IMG SRC=“http://www.chas-daily.com/win/2005/09/13//ppic/.gif” WIDTH=1 HEIGHT=20 BORDER=0>
<IMG SRC=“http://www.chas-daily.com/win/2005/09/13//ppic/.gif” WIDTH=20 HEIGHT=1 BORDER=0><IMG SRC=“http://www.chas-daily.com/win/2005/09/13/n213_img_0126.jpg” WIDTH=200 BORDER=1 ALT="Photo">

<IMG SRC=“http://www.chas-daily.com/win/2005/09/13//ppic/.gif” WIDTH=1 HEIGHT=20 BORDER=0>


Нефть из разных месторождений содержит больше или меньше серы. Соответственно и в получаемых из природного сырья видах топлива примесей может быть больше или меньше. По нормативам ЕС, если серы больше одного процента, то для отопления данный вид мазута, например, применять нельзя. Что уж говорить о гудроне – вязкой смоле, которая остается после переработки нефти? Никто и нигде не научился перерабатывать эти отходы так, чтобы на выходе получать более менее безопасное вещество. Если содержание примесей в норме, смолу используют при производстве битума. Чаще гудрон просто сливают куда-нибудь, где есть слой глины, не допускающий заражения грунтовых вод. У нас в Латвии это Инчукалнские болота, где в черных смоляных озерах гибнут тысячи птиц и зверей. 25 тысяч тонн отходов, в состав которых входит 65 опасных веществ, в том числе соли тяжелых металлов, ртуть, мышьяк, находятся под открытым небом.

Неужели в Даугавпилсе решили эту всемирную проблему и научились перерабатывать гудрон? Тогда, возможно, наш земляк станет лауреатом Нобелевской премии. Но сначала нужно получить патент и сертификат на применение новой технологии.

На этот вопрос «Часа» Михаил Соловьев ответил так:

- У фирмы действительно есть оригинальная технология. В данный момент семь патентов должны быть получены в соответствующих инстанциях Евросоюза. В России уже работают такие газогенераторные станции. В Даугавпилсе же проведены только три испытания, в ходе которых было использовано не более двадцати килограммов гудрона.

Отходы и доходы


Согласитесь, ответ не слишком убедительный. Еще не запустили установку по переработке опилок, а уже проводят эксперимент с гудроном. Хотелось бы сначала увидеть патент, а потом слушать о передовой технологии. Да и то надо хорошо подумать, стоит ли экспериментировать в центре города, где вокруг жилые дома, школы, а также три уникальных храма.

Павел Кацарс обратил внимание еще на одну проблему. В 1989 году Латвия ратифицировала итоговый документ Базельской конференции. По этому договору нельзя ввозить в другую страну опасные отходы и даже провозить их транзитом в третьи страны. За одним исключением. Если в стране находится лицензированное и сертифицированное производство по переработке опасных отходов, то все запреты снимаются.

Именно поэтому в Латгалии очень болезненно восприняли сообщение о проекте могильника для радиоактивных отходов возле Игналинской АЭС. Строить его будут на границе с Латвией и Белоруссией. Понятно, что если атомная станция будет остановлена, опасные вещества должны быть надежно спрятаны. Но не получится ли так, что сюда привезут радиоактивные отходы из других стран? Ведь объект будет лицензирован по всем европейским правилам. Кстати, президент Белоруссии Александр Лукашенко уже отреагировал на эту информацию. На границе с Литвой, на берегу Немана, будет построен гигантский свинокомплекс. На возмущение литовской стороны, дескать, случись авария, все отходы жизнедеятельности свиней поплывут прямо в Вильнюс и дальше, на курорт Друскининкай, Лукашенко ответил буквально словами авторов проекта могильника: у нас все соответствует европейским стандартам, так что не о чем беспокоиться.

А вот правительство Латвии, судя по проходившему в Даугавпилсе обсуждению, не возражает против этого объекта. Довод разработчиков – мы выбрали для могильника территорию, где ниже плотность населения и менее развита экономика, – показался чиновникам вполне убедительным. А ведь радиоактивные отходы будут храниться триста лет!

Для Латвии Латгалия – подходящий для таких целей объект. Но разве для Европы вся Латвия – не регион с низкой плотностью населения и менее развитой экономикой? Добавим, с высоким уровнем коррумпированности чиновников. А ведь переработка отходов – дело чрезвычайно доходное.

Перемелется – мука будет?


Ударение в слове «мука» ставьте произвольно, поскольку речь совсем не о молотом зерне. Депутат Даугавпилсской думы  Евгений Владимиров сказал, что у него есть сведения, что в Даугавпилсе на газогенераторной станции собираются сжигать костную муку, завезенную из Европы. А во время дискуссии было заявлено, что с фирмой «Элликс» сотрудничает чиновник, замешанный в скандале все с той же костной мукой.

Дело в том, что в Европе запрещено добавлять костную муку в корм, сжигать и вообще как-то использовать. Есть подозрение, что этот продукт может стать источником заболеваний. Про коровье бешенство помните? Так вот останки несчастных буренок и прочей живности в виде костной муки опять же являются отходами, которые не могут утилизировать. За каждую вывезенную тонну европейцы платят сто долларов. И именно в Латвии появилась фирма, готовая переработать полмиллиона тонн костной муки.

Разрешение министерства охраны среды было получено. Первую партию завезли в Вентспилс в прошлом году. Четыре тысячи тонн. Но, почуяв вонь не в переносном, а в буквальном смысле слова, местные защитники природы подняли шум. Чиновников уволили, фирма растворилась в оффшорных просторах, а костная мука осталась. Говорят, при сжигании образует большое количество тепловой энергии. Но никто не хочет греться у такого костра.

Вспомним благополучно почивший проект строительства целлюлозного комбината все в той же Латгалии. Не все знают, что количество стоков в Рижский залив в случае его реализации увеличилось бы вдвое!

Но это уже в прошлом. А вот свеженькие проекты, которые предлагают реализовать возле Даугавпилса.

Нефтеперерабатывающий завод – в Лауцесской волости.

Полигон по переработке отходов асбеста – в Деменской волости.

Полигон для хранения опасных отходов – тоже в Деменской волости.

Кстати, последний объект уже существует, только официально именуется временным. Каждый год статус временного продлевается. Потому что никто не знает, куда девать отходы. В данном случае не чужие, а свои. И не только промышленные, но и бытовые.

Мусор – продукт цивилизации


Какие отходы на территории Латвии вы считаете самыми опасными? С эти вопросом «Час» обратился к профессору Даугавпилсского университета доктору биологии, специалисту в области экологии Артуру Шкуте. Ответ был неожиданным: самая острая проблема – утилизация бытового мусора.

Если вы когда-нибудь стояли у Домского собора, то наверняка заметили, что раньше вход в него был гораздо ниже. Намусорили, натаскали на подошвах несколько метров земли за века. И с каждым гудом мусорим все больше. Это каждый может заметить на собственной кухне. Когда колбасу заворачивали в бумагу, а молоко продавали в стеклянных бутылках, которые можно было сдать, мусорное ведро выносили гораздо реже. Теперь же один завтрак – и гора упаковок из-под йогуртов, сметаны, пластиковых бутылок и прочего заполняет мешок.

Согласно расчетам, один горожанин ежедневно производит десять килограммов мусора. Причем какого! Весь этот пластик – вечный, он не разлагается, его никто не ест, он и через пятьсот лет расскажет археологам все о наших супермаркетах. Если так пойдет, никаких свалок не хватит.

- Экология и экономика – это вечный компромисс, – говорит профессор Шкуте. – Мы не можем отказаться от потребления и производства. Значит, будут отходы, в том числе вредные. Во многих странах перерабатывают 90 процентов того, что производят. Я был в Штатах на мусороперерабатывющем заводе примерно в таком городе, как Даугавпилс. Первая проблема, которую пришлось решить, – сортировка мусора. Это то, с чем столкнулась уже Латвия. Как заставить человека бумагу складывать в один контейнер, стекло – в другой, пластик – в третий, а градусники и дневные лампы везти в особый пункт приемки? В том городке, где я был, сделали просто. Едет мусорная машина. Возле дома стоят мешки. Рабочий открывает их и видит, что мусор не рассортирован. Он уезжает, оставив мешки на обочине. А следом едет муниципальная полиция и штрафует за нарушение порядка. В три дня приучили.

Правда, речь об одноэтажной Америке, но принцип вполне применим и к многоэтажным домам. Увеличат плату на месяц за вывоз мусора – и научатся раскладывать все по мешочкам, как немцы. А дальше все просто. Макулатуру и металл переработать легко. Из пластика делают новые изделия – канистры, бутылки и так далее. У нас сейчас парадоксальная ситуация: готовы завозить опасные отходы из-за границы, но ничего не делают для переработки собственного мусора. На свалках отходы просачиваются в грунтовые воды. Возникают пожары, идут какие-то химические реакции. Какие там могут возникнуть мутации, какой вирус с обычной свалки ворвется в нашу жизнь? Срочно, срочно нужен завод по переработке мусора.

Выходит, для энергии таких людей, как Михаил Соловьев, есть в Латвии применение, но с известными оговорками. Строжайший запрет на ввоз чужих отходов и налоговые льготы по утилизации собственных свалок. Чем не основа для серьезной правительственной программы?

И для самоуправления есть задачи по плечу. Например, когда-то в Даугавпилсе было несколько лабораторий по проверке чистоты воздуха. Потом осталась одна, принадлежащая государственной гидрометеорологической службе. А в 2003 году из экономии и эту закрыли. Так что на звонки горожан: ночью что-то сжигают, нечем дышать, – ответить некому. Необходимо закупить оборудование для постоянного контроля и за водой, и за воздухом.

Душегубки, в которых в войну травили заключенных, были ведь устроены просто: людей заставляли дышать выхлопными газами. Выгодно было – не надо пули тратить…

Кстати


Одной из причин восстания в Румыния против Николае Чаушеску было то, что он разрешил ввозить в страну ядовитые отходы. «Оранжевая революция» на Украине началась с того, что в Львовскую область на переработку завезли 300 тысяч тонн гудрона. После массовых протестов суд запретил утилизацию этих отходов на местной теплостанции.

Справка


Житель Латвии в среднем производит 200-300 килограммов мусора в год, в Риге – примерно 10 килограммов в день. По мнению экспертов, расходы на вывоз мусора в ближайшие годы вырастут в двадцать раз!

13.09.2005, 08:05

chas-daily.com


Темы: ,
Написать комментарий

Хм! Серная, да? А что скажете про отходы от СК заводов - там же эта сера тысячами тонн из труб выкидывается! Что там нефть...