Я всегда с собой беру видиокамеру

В приемных государственных учреждений далеко не всегда царит спокойная атмосфера. Обычно там все мирно и пристойно. Но не всегда...

30 августа некто Иван Коваленок с сыном Юрием попросили Игоря Аверина в качестве журналиста и свидетеля сопровождать их в думу. А также, чтобы осветить в газете «Даугавпилс» то, что будет выяснено в процессе посещения думы. Странно. Представьте себе, что каждое посещение думы будет описано в газете. С тоски помрешь, такую газету читая. Но при условии, что посещение обычное, деловое, проще говоря, рутинное. Здесь же, судя по всему, ожидалось действо. Ожидания оправдались.

С самого начала все трое были настроены на то, что против них и государство, и спецслужбы, и самоуправление. Аверин в своем заявлении в полицию пишет: «Господин Коваленок при мне набрал номер моего мобильного телефона. Однако мой телефон не отвечал. Это доказывало, что телефонная линия между его и моим мобильным телефоном заблокирована телефонной компанией или спецслужбами Латвии». Круто! За коим бесом они понадобились спецслужбам Латвии или телекомпании, я так и не поняла. К госсекретам доступа не имеют, никакие супертайны им не ведомы.

То, что младший Коваленок не расстается с кинокамерой, я имела возможность убедиться самолично. Когда он работал в школе, то снимал все, в том числе и педсоветы. Будучи вызванным на административную комиссию тоже взял с собой видеокамеру. Правда, поснимать там ему не удалось. Что хотели трое посетителей от работников думы, понять было сложно. Как пишет в своем заявлении в полицию Игорь Аверин, Юрий Коваленок желал ознакомиться с ходом дела по его заявлению, поданному в думу 2-го августа. Как опять же пишет господин Аверин, в приемную вошла женщина в темно-красном костюме. Коваленок заявил, что не видел решений по его заявлению. Женщина в костюме заверила, что ему выдадут все документы. Но Коваленок заявил, что никакие документы, кроме решения, его не удовлетворят и взять бумаги отказался. Тогда ему, якобы, пригрозили тем, что составят административный акт, удостоверяющий, что он отказывается брать документы. Все это время Аверин держал раскрытым удостоверение журналиста, чтобы каждый мог видеть – он представитель собственной газеты «Даугавпилс». Он даже показал его вышедшей на минутку из кабинета Рите Строде, хотя она его об этом и не просила. Юрий Коваленок все происходящее снимал на видеокамеру.

В заявлении сказано: «Ситуация становилась угрожающей для Юрия Коваленка, он сильно переживал из-за того, что самоуправление нарушило нормативные акты Латвии, его стало трясти мелкой дрожью». Однако съемку Юрий не прекращал. В конце концов кто-то из работников заявил, что пора прекратить этот балаган. Была вызвана муниципальная полиция. Аверин без всякой просьбы со стороны полицейских показал им свое журналистское удостоверение. Посчитав, что «муниципалы» – сторона заинтересованная, посетители вызвали госполицию. В конце концов муниципальные полицейские, отец с сыном и Аверин вышли из приемной. Внизу находились сотрудники госполиции. На жалобы Коваленок и Аверина они предложили написать им заявления в первый участок полиции. Что, собственно ,Аверин и сделал, причем на 18 листах. Он, резюмируя произошедшее, пишет: «Для меня совершенно ясно, что в самоуправлении долгое время ожидали удобного случая, чтобы спровоцировать ситуацию, которая позволила бы им с помощью подчиненной им муниципальной полиции поместить меня в психиатрическую клинику».

Вот даже как. А зачем это думе? Тем более, что всех троих отпустили с миром.

06.09.2005, 13:53

"Миллион"


Написать комментарий