Наполеоновские планы «оранжевой» Украины

Глава украинского правительства озвучила свою экономическую программу

Премьер-министр Украины Юлия Тимошенко дала интервью авторитетной германской газете Handelsblatt, в котором рассказала об экономических реформах, возможном вступлении в ЕС и о развитии ядерной энергетики. Телеграф приводит текст с некоторыми сокращениями.



Не ошибается только Бог
— Госпожа премьер-министр, не связываете ли вы растущее недовольство украинцев и иностранных инвесторов с медленным продвижением реформ?
— Никакого недовольства нет, об этом свидетельствуют высокие рейтинги у президента Ющенко и у меня. Недовольство просто невозможно, так как наше население 14 лет жило при тоталитарном режиме, а сейчас наблюдает ежедневные перемены. Конечно, нельзя ожидать, что за полгода все можно поменять полностью. Мнимое недовольство народа — это целенаправленная кампания фаворитов свергнутого режима, которые сейчас теряют свои теплые местечки, но при этом продолжают контролировать ключевые средства массовой информации.
— Ваше правительство и новый президент не допустили никаких ошибок?
— Не совершает ошибок, пожалуй, один Господь Бог. Если к тому же правительство, связанное очень узкими временными рамками, берется за радикальную перестройку, ошибки случаются. Но в сравнении с гигантскими масштабами наших реформ они микроскопические.
— Что бы вы сегодня сделали по-другому, если бы смогли начать все сначала?
— Мы проводили бы иную кадровую политику. Мы одновременно заменили 18 тысяч чиновников. А сейчас выясняется, что не все, кто получил власть в регионах и в центре, обладают необходимыми моральными и профессиональными качествами. Эту ошибку президент вскоре исправит.


Леди Ю. обещает налоговый рай
— Что вы делаете, чтобы привлечь инвесторов, которые, несмотря на радужные настроения декабря-января, до сих пор не пришли в страну в достаточном количестве?
— Естественно, было бы нереалистичным рассчитывать на то, что крупные инвесторы в течение нескольких месяцев после таких исторических перемен начнут вкладывать в нашу страну миллиарды. Но с октября, когда начнется приватизация ряда крупных предприятий, мы почувствуем доверие транснациональных концернов. Я убеждена, что к концу года иностранные инвестиции многократно возрастут. Президент и я, мы ежедневно встречаемся с главами десятков транснациональных концернов, которые имеют на Украине конкретные инвестиционные планы. Сомнения есть лишь у тех, кто при прошлом президенте поглотил 90% украинской экономики.
— Однако до сих пор появляется пугающая информация, будто вы и президент Ющенко осложняете друг другу жизнь.
— Такая информация — это попытка тех, кто находился у власти до нас, дискредитировать новое руководство страны через свои средства массовой информации. Между нами нет никаких расхождений. Президент и я — это команда, и мы останемся ею на десятки лет. Я уважаю его, и он отвечает мне взаимностью. У нас общая цель, и мы во всем являемся единомышленниками.
— За что вы как единомышленники-реформаторы возьметесь после уже объявленной приватизации?
— Мы собираемся значительно облегчить создание на Украине иностранных дочерних фирм, значительнее, чем где бы то ни было. Регистрация фирм станет занимать в будущем не более трех-четырех дней. Кроме того, после возвращения парламента с летних каникул мы проведем приватизацию земли и аукционы по продаже сотен земельных участков под заводы, магазины и офисы. В-третьих, мы займемся радикальной дебюрократизацией и аннулируем 6 тысяч постановлений, которые препятствуют предпринимательской деятельности и являются лишь источником взяток для чиновников. Кроме того, мы собираемся гарантировать неприкосновенность частной собственности. Все вопросы о собственности в будущем должны решаться судами. Еще мы с будущего года значительно снизим налоговое бремя.
— На сколько процентов?
— Подоходный налог составляет для всех 13%, а с уровнем снижения налогов на прибыль и на добавленную стоимость мы определимся в ходе обсуждения бюджета. Кроме того, в аграрном секторе — одной из ключевых отраслей экономики Украины — мы установим такие льготы, что отрасль фактически станет зоной, свободной от налогов. Еще мы предполагаем создание инвестиционного агентства, которое будет поддерживать инвесторов на всем пути от планирования вплоть до реализации, что значительно облегчит им жизнь. Все это вкупе с правовой реформой создаст инвестиционный климат, подобного которому нет нигде в мире.


“Когда сядет Кучма, это не в моей компетенции”
— Пока что беспрецедентной является, прежде всего, волна реприватизации на Украине. Вы хотите отобрать у владельцев 3 тысячи предприятий, президент Ющенко — всего 29 концернов, которые были приобретены при бывшем президенте Кучме.

— У правительства нет никаких планов по реприватизации. Вопросы о законности приватизации прошлых лет в скором времени будут решаться исключительно в судах. Но те, кто успел отхватить себе самые жирные куски украинской экономики, никогда не рассчитывали на то, что им за это придется отвечать перед судом.
— Почему тогда вы выступаете только против крупных предпринимателей, а не против бывших членов правительства или экс-президентов, которые разбазаривали государственное имущество?
— Это тоже дело органов юстиции, а не главы правительства. Раньше вопрос, кого отправить в тюрьму, решался в резиденции президента. Сегодня уже нет. На вопрос, когда сядут Кучма, его зять — стальной магнат Виктор Пинчук — и вся их банда, я ответить не могу. Это не в моей компетенции.


Конфронтация с Россией была бы ошибкой
— Сразу после “оранжевой революции” Украина заявила о своем желании вступить в ЕС и НАТО. Когда это произойдет?
— У европейского дома есть хозяева — 25 членов ЕС. Невежливо стучаться в двери дома, если сейчас его обитатели ссорятся и фактически взяли тайм-аут для самоидентификации. Поэтому мы сейчас тщательно наводим порядок в собственном доме, чтобы отвечать стандартам ЕС. Мы не будем ни о чем просить, ведь мы и так часть Европы.
— К каким отношениям ваша страна стремится с Россией, своим большим соседом? Ведь во время революции президент Владимир Путин однозначно выступил против Ющенко.
— Мы не хотим никакой конфронтации с Россией. Это было бы большой ошибкой, так как нас с Россией связывает очень многое.
— Однако одновременно вы стремитесь к большей независимости от Москвы, прежде всего в том, что касается поставок энергоносителей.
— Это так. Поэтому мы хотим перейти на другие энергоносители, которых у нас более чем достаточно. Это уголь и атомная энергия. Угля и урана хватит нам на сотни лет.
— Несмотря на Чернобыль, вы ставите на укрепление ядерной энергетики?
— Да. Мы хотим повысить долю ядерной энергетики в отрасли при одновременном внедрении новых технологий, которые соответствуют международным стандартам безопасности. И в этом нам поможет сближение с Европой. Мы можем связать украинские и европейские электросети. Кроме того, вместе с Европой мы должны создавать новые пути для транспортировки нефти и газа.
— Как вы себе это представляете?
— Прикаспийскую нефть можно доставлять в Одессу и отправлять по трубопроводу в Броды, на границу с Польшей. Мы как раз ведем переговоры о продлении этого трубопровода в глубь Европы. Кроме того, вместе с европейскими энергетическими концернами нам нужно построить трубопровод для транспортировки природного газа из Туркменистана и Ирана в Европу.


Перевод сайта inopressa.ru

30.08.2005, 08:08

Телеграф


Написать комментарий