Русские платят дважды

Сегодня суд Сатверсме начнет рассмотрение иска левых депутатов Сейма, поданного по инициативе ЗаПЧЕЛ еще весной этого года. Заседание не будет публичным, а свое решение Конституционный суд, по всей видимости, объявит в течение месяца.


«Всем или никому!» – по этому принципу предлагают финансировать частные школы двадцать парламентариев от оппозиции


Цель оправдывает средства


Напомним: согласно нашему закону об образовании государство и самоуправления принимают участие в финансировании только тех частных учебных заведений, которые реализуют аккредитованные программы на государственном языке. Проще говоря, в Латвии власти помогают материально только латышским частным школам. Хотя налоги государству платят все, невзирая на национальную и тем более языковую принадлежность. Собственно, вопиющая нелогичность этой ситуации и привела к появлению иска двадцати депутатов Сейма в Конституционном суде.

- Мы предлагаем вычеркнуть из текста закона фразу «на государственном языке», – пояснил «Часу» заместитель председателя парламентской фракции ЗаПЧЕЛ, юрист   Юрий Соколовский. – Никто не заставляет государство выделять средства частным школам, но если уж оно их выделяет, то здесь не должно быть дискриминации. Коль скоро деньги идут за учеником независимо от того, в какой школе он учится – частной или государственной, то почему же тогда имеет значение язык обучения? Все частные школы занимаются по программам, аккредитованным министерством образования. А это значит, что программа и школа, ее реализующая, уже признаны государством. В Латвии ежегодно выделяется из госбюджета более 600 тысяч латов на поддержку латышских частных школ. Эту сумму формируют и те налогоплательщики, чьи дети учатся в школах нацменьшинств – в том числе в частных школах. Получается, родитель русского ребенка платит дважды – в виде налогов и в виде платы за обучение.

- Каковы шансы на положительное решение этого дела?

- Шансы велики, ибо дискриминация по языковому признаку налицо. Наша ситуация противоречит ряду документов: 91-й статье Сатверсме, 14-й статье Конвенции по защите прав человека и основных свобод, 26-й статье Международного пакта политических и гражданских прав, а также Международной конвенции об искоренении всех видов дискриминации. В международной практике известны подобные случаи, и все они обычно имеют положительный для истцов исход. Так, в ООН слушалось дело некой Холлис Валдман против Канады, где финансирование частных религиозных школ осуществляется по принципу избирательности. Комитет ООН счел, что такая ситуация ущемляет интересы верующих, и принял соответствующую рекомендацию государству.

Суду Сатверсме предстоит проанализировать ряд моментов. Есть ли какая-то легитимная цель ограничения финансирования нелатышских частных школ? Допустим, цель понятна – укрепление статуса государственного языка. Но нельзя ли достичь ее другими, менее дискриминационными средствами? Ведь выпускники частных и государственных школ сдают одни и те же централизованные экзамены, кроме того, по закону, начиная с 2007 года ВСЕ 12-классники страны, включая «частников», будут сдавать экзамены на ГОСЯЗЫКЕ. Если разобраться, то правила игры уже и так для всех одинаковы!

В городе – «только на латышском»


Как уже писал «Час», судебный прецедент уже создан и в Латвии. Латышская основная частная школа Patnis в этом году выиграла суд против Рижской думы, которая до сих пор не участвовала в финансировании платных учебных заведений. Впервые школа Patnis обратилась к мэрии за средствами для своих 104 учеников еще в декабре 2001 года. Дума сначала хотела дать денег, а потом передумала. Школа Patnis подала иск в суд Зиемельского района Риги, который признал претензию истца правомерной. Механизм сразу же пришел в движение…

Так, на последнем, июльском, заседании комитета по образованию, делам молодежи и спорту Рижской думы речь шла о том, сколько средств заложить в городском бюджете на доплату частным школам. Департамент образования подготовил решение, согласно которому на ученика частной школы должно приходиться 75 процентов от суммы, выделяемой на ученика государственного или муниципального учебного заведения. То есть примерно 105 латов в год. Напоминаем: речь идет только о латышских частных школах.

Именно тогда депутат от «Нового центра» Виктор Глухов обратил внимание коллег на некорректное положение вещей и внес предложение рассмотреть возможность софинансирования из городского бюджета и тех частных школ, которые реализуют учебные программы на языках нацменьшинств. Он заинтересовался: следует ли понимать норму закона о финансировании частных школ как вето на любую бюджетную помощь нелатышским частным школам или закон допускает какой-то вариант и для них?

Итогом заседания комитета стало поручение заместителю директора департамента образования РД Гунтису Хелманису выяснить официальную сторону дела. И вот юридическое управление Рижской думы 9 августа дает ответ: «Согласно закону об образовании, государство и самоуправление принимают участие в финансировании частных учебных заведений, только если они реализуют аккредитованные программы на государственном языке. Принимая во внимание сказанное, считаем, что у РД нет права финансово поддерживать частные школы, в которых реализуются программы на языках нацменьшинств».

- Я, конечно, не юрист, – комментирует ответ юруправления Виктор Глухов, – но мне все же кажется, что речь идет не о законе, а о его интерпретации. Закон предписывает софинансировать школы, преподающие на госязыке, но не запрещает помогать школам на языках нацменьшинств. Чтобы решить этот вопрос положительно, думе не хватает политической воли.

А как у других?


- Я побывала во многих европейских странах, где познакомилась с опытом работы альтернативных школ, – говорит директор частной школы Maxvel Елена Иванова. – В Швеции, Финляндии и Дании в финансировании частных школ ощутимое участие принимает как государство, так и муниципалитет. Родительская оплата и спонсорские средства являются в этих странах далеко не самой значительной статьей дохода учебных заведений. Например, в Финляндии выделяют (в переводе на нашу валюту) около 16 тысяч латов на одного ученика – независимо от того, какую школу и на каком языке он посещает. Как правило, попечительские деньги идут на экстраординарные закупки – вроде новейшего компьютерного оборудования или музыкальной аппаратуры. Скажем, в провинциальном шведском городишке одна частная художественная школа была оснащена редчайшим водяным органом, купленным на государственные средства. Насколько я знаю, и правительство Москвы выделяет частным школам средства на учебную и методическую литературу.

Недавно Елена Николаевна вернулась из Швейцарии, где благодаря консулу посольства Швейцарии в Латвии г-ну Хагманну имела возможность увидеть работу двух элитарных частных учебных заведений, расположенных в районе Монтре (французский кантон) на берегу Женевского озера – Institute Monte-Rosa, основанной в 1874 году, и St.George School, чья история восходит к 1927 году. В последней школе обучается 170 учеников, в их числе много иностранцев – русских, украинцев, жителей Азии и Южной Америки.

Уточним сразу: в Швейцарии частные школы не получают субсидий от государства, однако же их не получает НИКТО. Это справедливо. Так что это на первый взгляд исключение лишь подтверждает правило.

- Обе школы очень дорогие и дают образование по британскому и американскому стандартам, – говорит Елена Иванова. – Monte-Rosa это скорее небольшой пансион, рассчитанный на обучение и проживание всего 45 детей. Оплата начинается с 70 тысяч долларов в год. Такое образование для своих детей могут позволить лишь миллионеры и ценные сотрудники ведущих международных корпораций.

Если проводить параллели, то, конечно же, наше частное образование намного демократичнее. Человек, работающий в среднем и крупном бизнесе, в состоянии выделить на обучение своего ребенка около полутора тысяч латов в год. И при этом должна со всей ответственностью заявить, что качество нашего образования ничуть не хуже. Я с интересом сравнивала расписание и кадровое обеспечение: так вот, там на 170 учеников – 22 учителя, а у нас то же самое количество педагогов приходится на 50-60 детей.

И еще одно сравнение: у нас родительские деньги идут на нормальное обеспечение учебного процесса. А там огромные суммы вкладываются в развитие. Например, швейцарская частная школа из родительского фонда может построить огромный двухэтажный спортзал. Или химическую лабораторию, оснащенную не хуже научной. Все это делается за счет оплаты обучения. Плюс в элитных частных школах Швейцарии существуют еще крупные вступительные взносы, а кроме того, родители отдельно оплачивают учебную литературу и страховые полисы. Конечно, страна очень дорогая, доходы высокие, но я даже не могу себе представить, чтобы, например, частная школа для местного населения получала госдотации, а та, которая обучает иностранцев, – нет…

30.08.2005, 08:07

chas-daily.com


Написать комментарий