Итог одного согласия

К чему привели попытки сотрудничества с этнократической властью До выборов 9–го сейма чуть больше года, но предвыборная гонка уже, похоже, началась. Обществу предложена идея — объединиться на основе согласия для решения социальных проблем путем диалога, дискуссий, обсуждений на всех уровнях, и прежде всего парламентском. По мнению авторов, идея согласия объединит оппозиционные силы, чего и ждут от них избиратели


Однако согласие для решения социальных проблем предлагается вместо акций по защите русских школ, решения проблемы безгражданства, дискриминации русского языка. По мнению авторов идеи согласия, акции ничего, кроме пиара, их организаторам не дали. Для достижения согласия и последующего решения соцпроблем нужен диалог с латышской общиной. Мы с уважением относимся и к авторам идеи, и к их предложениям, но вначале хочется обратить внимание на их собственный опыт реализации идеи согласия.

Раскол ЗаПЧЕЛ

Первое серьезное согласие было достигнуто накануне выборов в 7–й сейм — на основе трех крупных партий было создано политобъединение ЗаПЧЕЛ. 16 депутатов в 7–м сейме не могли принципиально изменить политику правящего этнократического большинства, но показали обществу что: 1) объединение левых сил способно работать активно и конструктивно, защищая интересы и права всех жителей ЛР; 2) ЗаПЧЕЛ в перспективе может и станет общенациональной партией, ибо никогда не выступало с антилатышскими лозунгами.

После выборов в 8–й сейм и провала на них соцдемов стало окончательно ясно: 25 мест ЗаПЧЕЛ — это серьезный успех. Определенная часть латышского электората поверила прежде всего социальному блоку программы. А успех на выборах привел в бешенство правых этнократов.

Впервые за 12 лет они увидели мощную силу, которая способна разрушить основу их благополучия — этнократический дурман, которым они старательно “пудрили мозги” латышской части общества. Такого размаха коррупции и воровства в Латвии никогда не было. Мы получили даже спецприз на Западе в виде логотипа нашей экономике — “украденное государство”.

Правящая этнократия начала активную атаку по расколу ЗаПЧЕЛ и добилась успеха: сначала ПНС, потом СПЛ заявили о выходе. Злые языки утверждают, что лидеры развала на этом неплохо заработали, но мы это комментировать не будем. Официально лидеры ПНС тогда заявили, что с “красными крыльями”, мол, никогда не попадешь в правительство, а без этого невозможно выполнить обещания перед избирателями.

Сформировалось правительство меньшинства, которым руководил И. Эмсис. Оно фактически существовало за счет поддержки ПНС. Обществу в то время фракция ПНС в сейме активно демонстрировала свои успехи по соцвопросам. Они, правда, были невелики.

Правительство Эмсиса пошло на некоторые уступки, но взамен лидеры “ушедших” регулярно подвергали критике своих вчерашних коллег по ЗаПЧЕЛ относительно акций сопротивления школьной реформе. Сопротивляться реформе надо, но демократическими, парламентскими методами. И это говорили люди, которые прекрасно знали: парламентским путем решить проблему принудительной латышизации русских школ невозможно. Окончательное крушение кастрированного согласия произошло на выборах в Европарламент и самоуправлений весной этого года. ПНС с грохотом провалилась. Это ответ избирателей.

Кастрированное согласие — добавка куска хлеба в обмен на согласие сидеть и дальше на цепи бесправия и этнократического произвола — действительно большинству избирателей уже не нужно. За 15 лет люди поняли, что некоторым очень выгодно сидеть в сеймовских креслах, тихонько делать свои бизнес–дела, небедно жить и накануне выборов призывать общество к согласию.

Правый марш на этнодурмане

Сразу после восстановления независимости ЛР встал главный вопрос — как делить советское наследство: по–братски или по справедливости? Решили по–братски — старшему брату все, младшему — что останется. Потом подумали и решили, что младшего брата вообще лучше подальше отправить.

И пошли вереницей законы о гражданстве, языке, образовании — и в результате свыше 60 различий в правах граждан и неграждан, 92% — этнически латышское чиновничество, массовая коррупция, олигархическая система в экономике, массовая бедность и депрессия в регионах.

До сих пор у нас нет серьезной экономической стратегии, программы социального развития, зато постоянно происходят коррупционные скандалы, власть демонстрирует полное безразличие к положению жителей.

Все это стало возможным благодаря этнократическому дурману, которым уже 15 лет промывают мозги населению. Сегодня он принял извращенные формы — героями Латвии стали легионеры Waffen SS и нацпартизаны. Обществу открыто сказали, что свобода и демократия в ЛР завоевывалась легионом СС под командованием Адольфа Гитлера. Это вершина националистического радикализма, за которой начинается откровенный неонацизм.

После выборов 8–го сейма стало понятно, что потенциал русского электората ЗаПЧЕЛ почти исчерпан. И тогда и сейчас наша главная задача — становиться общенациональной партией. Это возможно в том случае, если мы предложим и русскому и латышскому избирателю приемлемую социально–экономическую программу и будем отстаивать ее наряду, а не вместо, с правами человека.

Диалог с латышской общиной возможен только на конструктивной основе — мы предлагаем латышскому избирателю серьезную программу подъема жизненного уровня населения и разъясняем, что защита русских школ, борьба за русскую национально–культурную автономию, право голоса для неграждан на муниципальных выборах не направлены против государства, латышского языка и культуры.

Работа эта на несколько лет, другого согласия в условиях этнократического шабаша не будет. Предлагаемое нам сегодня кастрированное согласие неприемлемо.

Бесправию и нищете — массовые акции протеста

Поражают некоторые утверждения лидеров кастрированного согласия. Например, что массовые акции протеста против гнусной школьной реформы не дали ничего, кроме пиара. А вот ЛАШОР, мол, добился смягчения реформы, проводя переговоры на уровне консультативного совета при МОН.

Начнем с того, что в ходе акций реформа–2004 получила массовую негативную оценку учеников, родителей и учителей. Дети и взрослые вышли на улицы, чтобы открыто сказать власти: НЕТ реформе.

Именно благодаря массовым акциям мир узнал, что в ЛР серьезные проблемы с правами нацменьшинств. Именно благодаря акциям из Закона об образовании исключена норма об обучении в средней школе только на госязыке, русским школам предоставлено право самим определять степень билингвизма, учащимся предоставлено право выбирать язык ответа на выпускных экзаменах. Массовые акции привели реформу–2004 к клинической смерти, и мы постараемся, чтобы в скором времени наступила и ее законодательная смерть.

И еще один, главный вывод: защитить свои права, будь то образование или социальные вопросы, в условиях полного их игнорирования этнократическим большинством парламента можно только массовыми акциями.

Что касается переговоров лашоровских представителей в консультативном совете МОН, то всем, кроме лидеров кастрированного согласия, известно, что никаких результатов их переговоры не дали. Зато чиновники в своих отчетах регулярно ссылались на “общественное обсуждение” реформы, указывая на представителей ЛАШОР, хотя этой организации никто не давал полномочий выступать от имени русской общины.

Более того, эта организация не уполномочена говорить от имени русских школ. Мы считаем участие ЛАШОР в консультативном совете МОН в качестве статистов ошибкой.

И последнее. Лидеры ЗаПЧЕЛ недавно предложили лидерам родственных партий сотрудничество в проведении массовых акций по защите прав своих избирателей. В условиях дефицита парламентских возможностей это единственные действенные средства выполнения своих предвыборных обещаний. Готовы ли эти лидеры пойти на конкретные дела, мы скоро узнаем. До 1 сентября недалеко.

Яков ПЛИНЕР, председатель фракции ЗаПЧЕЛ в 8–м сейме

Валерий БУХВАЛОВ, депутат Елгавской думы от ЗаПЧЕЛ

23.08.2005, 12:46

Вести сегодня


Написать комментарий