Битва за евробюджет

Споры о финансовых расходах ЕС на 2007-2013 годы вступают в решающую стадию


Завтра Европарламент должен сказать свое веское слово по этому вопросу. Его позиция для Латвии весьма выгодна, считает Валдис Домбровскис, представляющий в Европарламенте нашу страну. О том, из-за чего разгорелся сыр-бор в Европе и стоит ли овчинка выделки, европарламентарий рассказал в интервью Kb.

— В чем основное отличие финансовой перспективы от ежегодного бюджета ЕС?

— Финансовая перспектива позволяет странам-участницам выстраивать свою политику действий на долгое время, в данном случае — на семь лет вперед, чего не позволяет сделать ежегодный бюджет. Но финансовая перспектива определяет лишь общий “потолок” доходов и расходов и основные позиции по ним, не указывая детальных затрат.

— И какая роль отводится Европарламенту в процессе утверждения финансовой перспективы?

— Финансовая перспектива может быть утверждена, если компромисс по этому поводу будет найден между Еврокомиссией, Европарламентом и Евросоветом. Последний институт власти, в который входят главы государств и правительств стран ЕС, и представляет наиболее критический пункт в этой бюрократической цепочке. Если Евросовет сможет договориться, тогда будет созвано заседание всех трех институтов власти ЕС, которые я уже упомянул. Они и должны будут поставить точку в этом вопросе. Впрочем, если Евросовету не удастся прийти к компромиссу на ближайшем саммите, то не все потеряно — время еще есть.

— Главный спорный пункт — это общий объем расходов ЕС в 2007-2013 годах, который Еврокомиссия предлагает установить в размере 1,14 процента от общесоюзного ВВП. В чем здесь проблема?

— В том, что шесть стран—доноров ЕС — Франция, Германия, Великобритания, Нидерланды, Швеция и Австрия — предлагают снизить расходы до одного процента от общесоюзного национального дохода. Их мотивация вполне логична: они хотят платить в бюджет ЕС меньше, чем платят сейчас. В то же время небогатые страны, особенно “новички”, такие как Латвия, со снижением расходов согласиться не могут, поскольку это ударит по объему получаемых ими средств.

— Эта “шестерка”, как я понимаю, аргументирует свою позицию и тем, что реальные траты ЕС в последние годы не превышали одного процента.

— А вот для таких утверждений нет никаких оснований. Кстати, эти шесть стран пока не могут решить, что они имеют в виду, когда говорят об одном проценте расходов — то ли о том, сколько вообще должен составлять бюджет ЕС, то ли о том, сколько реально должно тратиться. Ведь известно, что никогда расходная часть любого бюджета (ЕС или национального), в том числе и Латвии, не выполняется на 100 процентов. В любом случае, при составлении ежегодного бюджета ЕС наблюдается какая-то непонятная тенденция — занижать расходы по тем или иным статьям бюджета, хотя априори известно, что в будущем их придется увеличить. Поэтому нельзя утверждать, что расходы ЕС составляли в последние годы не больше одного процента — в итоге эта сумма все равно была больше.

— Почему для Латвии выгоднее платить в бюджет ЕС больше?

— Потому что в итоге мы от этого выиграем. Согласно предложению Еврокомиссии о расходах ЕС на дальнейшие семь лет, мы действительно больше заплатим, но в этом случае и гораздо больше получим. А вот если происходит снижение расходов, то важен вопрос — за счет каких программ? И под удар подпадают важные для нас структурные фонды.

— По-моему, к этому все идет. Председательствующий в ЕС Люксембург уже предложил снизить расходы семилетнего бюджета на несколько десятков миллиардов евро.

— Все равно опустить планку до одного процента не удастся. Хотя бы потому, что этого не допустит Европарламент. Но главная причина не в этом. Дело в том, что директивы устанавливают “коридор” расходов ежегодного бюджета ЕС в случае отсутствия финансовой перспективы. И если сложить все затраты, то уже получается не меньше 1,07 процента, и не имеет смысла говорить о расходах в финансовой перспективе меньше этого объема.

— В любом случае, это не 1,14 процента, или 1,25 триллиона евро, предложенных Еврокомиссией!

— Да. Но знаете, что самое удивительное: предложение Люксембурга о снижении расходов для нас еще выгоднее, чем проект финансовой перспективы, подготовленный Еврокомиссией. Как вы знаете, для каждой страны установлен максимальный лимит помощи от ЕС — 4 процента от валового национального дохода этой страны. Так вот Люксембург согласился с тем, что к определению необходимого объема помощи той или иной стране нужно подходить эластичнее, используя свежие данные о росте ВВП и прогнозы дальнейшего экономического роста страны. Такой подход позволяет Латвии надеяться на несколько дополнительных сотен миллионов латов по сравнению с тем, что предложила Еврокомиссия. Исходя из сегодняшних показателей нашего ВВП, ежегодный объем помощи от ЕС составит примерно 320 миллионов латов, с тенденцией к увеличению, учитывая прогнозируемый экономический рост в Латвии.

— Есть еще один момент, который вызывает неудовольствие стран-новичков, — это процентное разделение помощи из региональных фондов между новыми и старыми странами.

— Действительно, по предложению Еврокомиссии в разделе финансовой перспективы “Сплочение для роста и занятости” новым членам ЕС предлагается выделить 42 процента из общих 345 миллиардов евро, а 15 старым участникам — 52 процента. Остальные средства зарезервированы для Румынии и Болгарии, которые, скорее всего, присоединятся к европейскому сообществу в 2007 году. Но компромиссный вариант, предложенный Люксембургом, исправляет эту ситуацию. Дело в том, что хотя и предлагается снизить общий объем этой программы на 40 млрд. евро, на страны-новички, в том числе и Латвию, из этой суммы приходится только 9 млрд. евро. А с учетом эластичного подхода к расчету 4-процентного объема помощи, о чем я говорил ранее, для нас это не трагично, а даже наоборот. Вопрос только в том, согласятся ли с этим “старые” страны-участницы.

— Какова позиция Европарламента по всем этим спорным моментам финансовой перспективы?

— Начну с общего объема расходов ЕС на 2007-2013 годы, который Европарламент предлагает установить в размере 1,06 процента от общего ВНД (валового национального дохода) Евросоюза. На первый взгляд, это значительное снижение по сравнению с тем, что предложила Еврокомиссия. Но это лишь косметическое снижение, направленное на то, чтобы успокоить те страны, которые борются за снижение расходов ЕС. Дело в том, что Европарламент предложил вычленить из финансовой перспективы некоторые статьи общесоюзных расходов. То есть не закрыть их вообще, а лишь вывести за пределы бюджета. И если сложить все эти расходы вместе, то выходит лишь чуть-чуть меньше той цифры, которую предложила Еврокомиссия. Выгодную для Латвии позицию Европарламент занимает и по вопросу 4-процентного объема помощи, подробно о которой я уже говорил. Кроме того, позиция Европарламента предусматривает, что должно применяться дифференцированное софинансирование проектов стран-участниц в зависимости от уровня их экономического развития. В общем и целом позиция Европарламента по финансовой перспективе для нашей страны выгоднее, чем предложение Еврокомиссии. Кстати, уже завтра депутаты Европарламента будут голосовать за свой проект финансовой перспективы. Думаю, что он будет одобрен без особых проблем. Осталось только надеяться, что к компромиссу смогут прийти государства-участницы в рамках Евросовета 16—17 июня. Если этого не произойдет вообще, то трагедии не случится. Дело в том, что финансовая перспектива не предусмотрена договорами о существовании Евросоюза, то есть принимать ее совсем не обязательно — это лишь желание самих стран-участниц. Таким образом, если договоренность по финансовой перспективе не будет достигнута, то направление финансовой деятельности ЕС будет определять лишь ежегодный бюджет. Но для Латвии, конечно, намного выгоднее, чтобы финансовая перспектива была все-таки утверждена. Тогда мы получим больше средств, чем если будет утвержден только ежегодный бюджет ЕС

07.06.2005, 12:23

Коммерсант Baltic Daily


Темы: ,
Написать комментарий