В поисках себя и земли обетованной

Литва: метафоры от учеников Някрошюса

В течение минувшей недели рижане могли познакомиться с самыми актуальными прибалтийскими спектаклями последних лет, представленными на завершившемся в воскресенье 1-м Балтийском театральном фестивале Skats 2005. Предлагаем вашему вниманию два взгляда на события этого смотра.



Показанные в рамках фестиваля “Скользящая Люче” и “Мадагаскар” режиссеров Альгирдаса Латенаса и Римаса Туминаса представляют тот метафорический литовский театр, основоположником которого считается знаменитый Эймунтас Някрошюс.


Невыносимая легкость бытия
Альгирдас Латенас — ученик Някрошюса. Прославившийся постановками по пьесам Шекспира, Чехова, Уильямса режиссер интересуется и современной драматургией. Видимо, поэтому его и привлекла пьеса молодого драматурга Лауры Синтии Черняускайте “Скользящая Люче” (в 2004 г. — 1-е место на берлинском театральном фестивале Theatertreffen).
В атмосферу этого спектакля погружаешься мгновенно. Здесь быт освобожден от бытовизма, возведен в степень символа. Откуда-то звучат рекламные тексты. Чьи-то ноги движутся в щели между полом и чуть приподнятым задником. И черная пустая коробка сцены, где только он и она. “Скользящая Люче” — очередной спектакль о невыносимой легкости бытия. Конкретизированной в теме любви в современном городе, психология и смысл которой выводятся из элементарных физиологических потребностей организма. И поначалу ловишь себя на мысли, что вроде бы все видано на сцене не раз — сколько же можно?!
Перед нами несколько разного возраста супружеских пар, и каждая страдает, распадается или находится на грани распада, потому что осознанные и неосознанные желания одного партнера почти никогда не совпадают с желаниями другого. Все маются в поисках своей истинной “половины”, нервно выясняют отношения. А амплитуда отношений — от вульгарных женских измен до сводящей с ума тоски брошенного мужа главной героини (Люче).
Как и в повседневной жизни, разговоры в спектакле ведутся ни о чем. Герои и ситуации до боли узнаваемы. Но в конце концов эпатажное ерничество уступает место подкупающей простоте и искренности интонации, и спектакль достигает пронзительного лирического звучания, превращаясь в горькую повесть о вечном человеческом одиночестве.


Мечта о Мадагаскаре
Еще одна литовская постановка — “Мадагаскар” (по пьесе молодого драматурга Марьюса Ивашкевичюса), поставленный в Вильнюсском малом театре знаменитым Римасом Туминасом. Если холодноватый Латенас наблюдает за своими героями несколько со стороны, то Туминас испытывает к персонажам “Мадагаскара” чувства теплые и даже иронизирует над ними так, как умный человек может смеяться над самим собой. Персонажи эти олицетворяют Литву и ее “малый народ” как особого рода феномен и одновременно ярко высвечивают человеческую психологию, человеческие комплексы и слабости вообще. Получается потрясающе актуальная, безумно смешная, динамичная и очень добрая трагифарсовая притча с неправдоподобным переплетением жанров.
Сюжет ее основан на истории жившего в начале минувшего века литовского ученого-утописта, ратовавшего за идею переселения части литовцев на остров в Индийском океане и создания там запасной Литвы.
Спектакль полон визуальных и текстовых символов, литературных и исторических аллюзий, что, кстати, удачно передано синхронным литературным переводом. В начале спектакля главный герой возвращается домой, и перед его внутренним взором возникают картины давнего прошлого. Торжественный отец вводит в комнату беременную жену, сажает за стол… Тут уже начинается комедия. Жена рожает — и возникает голова “новорожденного”. Это тот самый взрослый герой, только в детском чепчике. Он уморительно точно передает повадки младенца, постепенно осваивающего удивительный мир вокруг. Познание мира и чтение текстов превращает растущего героя в патриота, открывающего новые горизонты для своей спасаемой народности. Но Туминас доводит каждую его идею до абсурда, разбивая стереотипы национального самосознания. Так, апофеоз мечтаний о будущем на Мадагаскаре — остров, заселенный ассимилировавшими аборигенов темнокожими литовцами. У которых, однако, снова появляются недружественные соседи в лице темнокожих же немцев, поляков и русских. (Овации зала.) Но переселения не получается — самолет с собранным в кучу литовским народом разбился…

17.05.2005, 07:44

Телеграф


Написать комментарий