Самая медленная очередь

Довелось мне побывать в социальном приюте c целью сбора информации по криминальным разборкам среди местного населения. И вдруг в кабинет начальницы приюта Людмилы Шаполе с докуметами зашел мужчина вполне приличного вида. Он положил на стол начальницы все необходимые документы, правильно оформленные и со всеми подписями. Случай для социального приюта выдающийся. Обычно заставить приютских собрать документы – целая проблема. Я заинтересовалась, что за человек и как он сюда попал. Оказывается, Сергей работал и продолжает работать на "Локомотиве". И пришел он сюда не на кроватное место, а в ночлежку, на койку.

Моему изумлению не было предела. Как же так, рабочий человек, имеющий доход и каждое утро направляющийся к станку, вдруг в ночлежке? Кто не представляет, что это за заведение, поясню. В комнатах стоят койки в два яруса. Сделан отличный ремонт, все чисто и красиво. Но обитатели! Сами можете представить, в каком виде их доставляют сюда из люков теплотрассы и грязных подвалов. Конечно, прежде чем они залягут под чистое одеяло, их отправляют под душ. Грязные лохмотья выкинут и оденут в “секонд-хэндовскую” одежду. Но надолго ли собаке блин? Уже на следующий день, облазив четко закрепленные за каждым бомжем мусорные контейнеры, они словно и не мылись накануне. Ну и разговоры соответствующие. Рабочий человек им никак не компания. Оказывается, попал он в ночлежку после того, как его выселили из общежития ЛРЗ по улице 18 Новембра, 43. К 1 апреля все проживавшие здесь должны были покинуть помещение – здание перешло в частные руки. Первоапрельской шуткой тут и не пахло, все было вполне серьезно. Сергей оказался на улице – ночевать было негде. Вот и пришлось идти в ночлежку. Я поинтересовалась у Сергея – много ли народа жило в общежитии. Он ответил, что жильцов на пяти этажах было предостаточно. Как же так – столько народа осталось без жилья, а никто и не заметил. Все осталось шито-крыто. Во мне крепла уверенность, что такого просто не может быть. С гораздо менее серьезными проблемами обращаются в думу. Да и автоответчик “Миллиона” давно бы от звонков раскалился.

Все под контролем

Я направилась к
заведующей квартирным отделом думы Марии Линини. Та все расставила на свои места и внесла ясность в квартирный вопрос. Оказывается, у Сергея есть жена и дочь, а у тех имеется квартира. Но дела семейные сложные, самим бы в них разобраться, а чужим и пытаться не стоит. Так что переехал он в другую квартиру на Дзелзцелю, 5. Кто не знает, что здесь за жилье – пусть пребывает в неведении. На мой взгляд – соцприют куда лучше, там хотя бы полицейский пост имеется. За квартиру молодой мужчина не платил. Накопил долги, после чего оформил приватизацию жилья на третье лицо. Квартиры лишился. Причем заметьте – уже второй. Так что проблема жилья для молодого и трудоспособного мужчины – это его личная беда. Самоуправление умывает руки.
Остальные обитатели общежития по ул. 18 Новембра давно знали о грозящем выселении. Жили, как в гостинице: заключая договоры — кто на месяц, кто на три. Так что в квартирный отдел обратились только четыре семьи. Двум семьям дали жилье в доме по улице Крустпилс, 4, остальным предложили социальное жилье. Ждет решения своей участи некий мужчина, который именует себя сиротой, (несмотря на предпенсионный возраст). Он имел инвалидность 3-ей группы, жил на пенсию. Была у него квартира в “Первомайке”. Выселили за долги. Инвалидность сняли, на работу никто не берет. Договор о найме комнаты в общежитии ЛРЗ закончился еще в 2004 году. Жил он там на птичьих правах. Ушел спокойно. Теперь, похоже, не миновать ему соцприюта.

В Даугавпилсе хозяйских домов меньше

В столице по вопросу денационализированного жилья ведутся настоящие баталии. Куда деваться тем, кто не в силах справиться с высокой арендной платой – неведомо. Взрыв в одном из домов Риги – пример действий отчаявшегося человека. Похоже на то, что не смог он платить аренду, вот и устроил взрыв, в котором сам же и погиб.
У нас все куда спокойнее. Хозяева не заламывают непомерных цен за аренду – понимают, что жильцы с ней не справятся.
Опять же, как не вспомнить пословицу “не было бы счастья, да несчастье помогло”. Даугавпилс во время войны был разрушен почти полностью. Дома, которые возводили в послевоенные годы, принадлежали народу. Так что на сегодняшний момент на учете состоят 189 жителей денационализированных домов. Им и будут выделять муниципальное жилье в первую очередь.
Есть у нас, конечно, и другие очередники. Очередь движется очень медленно. Это раньше то и дело молодежь справляла новоселье – хватало у государства денег на возведение многоэтажек. Но кто не успел, тот опоздал. Вон сколько в “Первомайке” разваливается недостроев. Щерятся пустыми окнами жуткие скелеты домов, грозят рухнуть и придавить кого-нибудь. Сейчас радость нового жилья – удел исключительно богатых. Остальные уезжают на заработки за границу, причем в массовом порядке.
В настоящее время планируется реновация многострадального общежития по улице Шаура, 26. К сожалению, не наскребли денег на общежитие квартирного типа. Опять будут комнаты и … как там пел Высоцкий: “Система коридорная – на 38 комнаток всего одна уборная”. Чревато это, ой чревато! Когда у человека нет квартиры и ему приходится то и дело по коридору шастать – быстрее вредные привычки цепляются. Вернее, цепляются пьяницы-соседушки. Не получим ли еще один приют–притон?

12.05.2005, 08:37

Наталья Астратова


Написать комментарий