Любое движение — это танец

Балетмейстер Ольга Пона работает для зрителя, который умеет чувствовать и думать

Лита Бейрис продолжает знакомить нас с интересными танцевальными российскими коллективами, участниками Международного балетного фестиваля. Вслед за балетом Евгения Панфилова рижанам показали спектакли лауреата престижной российской театральной премии “Золотая маска” Челябинского театра современного танца Владимира и Ольги Пона — “Ожидание” и “Смотрящие в бесконечность”.



Возможно все!
Ольга Пона полагает, что в современном танце нет правильного и неправильного. В нем больше свободы, в нем возможно все.
— Современный танец тесно соприкасается с современным драматическим театром. Я бы сказала, что это такой театр, где актеры не обязаны говорить, они могут только двигаться. Может быть, они и не танцуют в традиционном понимании (хотя любое движение — это танец). Поэтому для меня современный танец понятие более широкое, нежели классический, в котором существуют созданные традициями и веками загородки.
— Насколько отличаются требования, предъявляемые к исполнителям классического и современного танца?
— По большому счету требование одно: быть индивидуальностью, личностью, которая в состоянии что-то сказать, а не просто проиллюстрировать. Быть собой на сцене, вытащить из себя ту человеческую ценность, в которой нуждается зритель, — через тело, через движение. Несомненно, необходима определенная техническая оснащенность. А природные данные не столь важны для современного танца, здесь не обязательно обладать всеми растяжками.
— Вы используете в своих спектаклях элементы других видов искусств?
— Для меня важнее всего танцевальный язык. Все может начаться и с идеи, и с музыки, реже — с литературы. Вот толчком для последней моей работы послужил рассказ Виктора Ерофеева “Знает ли жизнь английская королева?” Когда приступаю к созданию спектакля практически, уже вижу перед собой некий скелет, структуру, хотя в ней еще нет лексики. Мне все равно, какими технологиями пользоваться. Так, идеей “Ожидания” был женский плач. Женщина плачет и спрашивает солнце и ветер о том, как бы ей добраться до того, кого она любит, с кем хочет быть. И я хотела прикрепить моих девочек к полу, чтобы они все время падали, куда-то стремясь, но не в состоянии оторваться. Правда, идея приклеить валенки к полу не удалась, и наконец мы пришли к варианту этих эластичных ремней: героини хотят куда-то улететь от реальности, но все равно она их возвращает обратно. В “Ожидание” я пригласила студентов кафедры фольклористики Института культуры, потому что мне нужно было мужское фольклорное пение. Один из моих танцовщиков играет в спектакле на баяне, на аккордеоне, балалайке — а потом начинает танцевать, как и все.


Будущее за провинцией
— Одна из ваших композиций посвящена памяти знаменитого Евгения Панфилова. Вообще в вашем регионе появляется много интересных коллективов современного танца — на зависть столицам. Как вы это объясняете?

— В России жанр современного танца бурно развивается, но поскольку нет государственной поддержки, все происходит совершенно стихийно. В провинции не так сильны балетные традиции, но и нет сильного давления балетных авторитетов на все танцевальное поле, мы вольны делать что-то свое. А преподавание современного танца в России пока не поставлено на должном уровне. Есть пионеры, попытавшиеся открыть первые факультеты современного танца на базе разных учебных заведений. В Санкт-Петербурге — на базе Института физкультуры, в Самаре — в Институте культуры, а в Екатеринбурге — при Гуманитарном университете, где я работаю как приезжающий педагог. Кроме того, у нас в труппе 12 танцовщиков и шестеро из них — хореографы, которые уже имеют свои коллективы.
— Какова ваша целевая аудитория?
— Если человек попал на спектакль совершенно случайно и не ушел с него — это наш зритель. А вообще наша публика — это интеллигенты, студенты. Люди, которые мыслят и чувствуют. Созерцание современного искусства активизирует мыслительный процесс, а следовательно, помогает развиваться обществу. Современное искусство — это своего рода гимнастика для души и ума. Без него невозможно интеллектуальное развитие.

05.05.2005, 07:45

Телеграф


Написать комментарий