Не нужны в пустыне лесорубы

Современные школьники не имеют представления о стандарте знаний, не знают, к чему стремиться. В школе не закладываются любознательность, интерес к наукам и понимание того, что чего-то стоящего в жизни можно добиться своим умом, трудом, волей. К таким выводам постепенно приходит все больше думающих родителей...

Семейная реликвия

…В 1974 году, когда высылали Солженицына, Тамара Александровна Соболева вышла из партии. Накануне она предложила мужу, капитану 1-го ранга, развестись, чтобы своим поступком не сломать ему карьеру. Капитан отказался. И не стал контр-адмиралом. Тамара ушла с ответственной исполкомовской должности в школу – учительницей истории. Решение далось непросто, но они о нем не пожалели: лицемерить страшнее!

Сегодня, тридцать лет спустя, напротив меня сидит Анна Соболева – достойная дочь своих достойных родителей, – и с горечью говорит о декадансе современного образования, о том, как фальшь душит наши школы. И сквозь призму старой фамильной истории все сказанное ею обретает почти осязаемый смысл.

- В детстве мама давала нам с сестрой интересную метафору образования, – говорит Анна, выпускница МГУ, редкий для нашей страны специалист по человеческим ресурсам. – Вот ты забрался на пригорок – перед тобой широкая панорама. Пока стоял внизу, ты видел только срезы, но всякий раз тебе казалось, что вся жизнь происходит только в этом конкретном кусочке. Но чем выше ты поднимаешься, тем разряженней воздух и больше градус обзора, и, глядя сверху, начинаешь понимать, что этот кусочек на самом деле выглядит иначе, здесь – взаимосвязь, а там – вообще пустота.

А мой папа говорил так: вот ты сидишь, слушаешь урок – всегда подумай: а нельзя ли возразить? Именно это любопытство и дает критическое мышление, когда ты воспринимаешь информацию не на веру, а пытаешься понять ее смысл. Я хорошо усвоила эти родительские уроки и теперь так же стараюсь разговаривать со своей дочерью. Почему деревья сбрасывают листья? Почему звездное небо в Латвии не такое, как на юге? Эти беседы порождают пытливость ума, осмысленное желание познавать мир шире и глубже.

Ребятам о зверятах

- А школе это уже не дано?

- Перманентная перестройка деформирует русскую школу. Самое опасное – дети не имеют стандарта качества, не знают, к чему стремиться. И учителя им тут не советчики. Да, эти люди работают не за деньги, а за восхищенные глаза, уважение своих учеников. Но когда они лишаются и этого удовольствия, вынужденные приспосабливаться, идти на компромиссы с совестью, – их искренне жаль. И все же…

Мы отправляем детей в государственную школу, надеясь, что там они получат что-то важное для жизни, что им будет задана некая планка развития. А вместо этого школьники просто сравнивают себя друг с другом. Но если ты чуть лучше своего соседа по парте, это не значит, что ты хорош. Странно, но очень многие школы даже не находят нужным посылать своих учеников на олимпиады, тем самым не закладывая в них дух победы.

Как-то я попросила дочь узнать, кем хотят стать ее одноклассники, о чем мечтают. Она пришла домой и рассказывает: одному мальчику папа купит фирму, другому родители оставят бизнес, третьего отправят учиться за границу, какая-то девочка собирается сдавать квартиру и на эти деньги жить, другая – поедет работать в Англию, а кем – какая разница? – можно няней или уборщицей… Уходит понимание того, что чего-то стоящего в жизни можно добиться своим умом и трудом.

Я подозреваю, что система вынуждает неравнодушных педагогов уходить из школы, творческое начало уже не приветствуется. Люди, которым неинтересно то, что они преподают, могут проводить показательные уроки, но пробудить интерес к своей науке не могут, потому что детей обмануть нельзя. Или они увидят чудо познания неизведанного, или будут тупо переводить безликие термины с языка на язык и обратно.

И потом, программы построены так, что гуманитариям математика дается в усеченном виде, а естественнонаучный цикл сведен до уровня «Ребятам о зверятах». Но откуда мы знаем, может, в 16 лет ребенку захочется стать химиком? Пусть он в равной степени узнает все, а потом выберет. Может, и не выберет, а захочет стать менеджером и продавать утюги – пусть! Но вдруг ему дано? Дайте же ему химию, физику, математику! Нет. Система ставит крест на целом поколении.

Сегрегацией по конкуренции!

- Латвийские образовательные модели подтверждают, что государство сделало выбор в пользу прикладных знаний, поставив жирный крест на фундаментальных, – продолжает Анна. – Но, имея кроме выгодного географического положения такой мощный ресурс, как люди, да вдобавок традиционно высококлассную систему непрерывного образования, отказываться от использования своего населения, способного работать на благо родной страны, как минимум неразумно. Фундаментальное образование теряет ценность, и люди могут демонстрировать кучу дипломов, но они никому неинтересны. Ну не нужны в пустыне лесорубы! И тогда надо либо менять профессию, либо уезжать туда, где твои знания будут востребованы.

- А кто востребован у нас?

- Сегодня профессиональные качества подменены лояльностью, принадлежностью к «правильной идеологии», к какому-то клану. Молодые специалисты, и особенно русские, трудоустраиваются с большими сложностями. Ну вот если ты в клане или близок к нему, то тебя могут пригласить на работу политологом, хотя ты ни одной книжки по профилю не прочел. Тебе скажут: пока мы едем к работодателю, ты на заднем сиденье полистай спецлитературку… Так девальвируется образование.

Ну а тот языковой критерий, который ввели ради сегрегации общества и тем самым буквально отсекли половину трудоспособного, образованного населения, резко снизил профессиональные стандарты в стране. Это плохо и для тех, кто вытеснен на обочину, и для тех, кто остался в строю. Потому что никакой конкуренции нет, а значит, не может быть развития в целом.

- Но почему Латвия с такой легкостью отказалось от лучшей в мире советской системы образования в пользу схематично-мозаичной западной?

- Я думаю, это чисто политические причины. «Отвергнем все, что связано с Россией, русским языком, и заживем долго и счастливо!» И отвергают, и отбрасывают. Даже несмотря на то, что российская естественнонаучная, математическая школа была и остается сильнейшей в мире. Не случайно наши программисты, даже когда в Союзе не было компьютеров, уезжали на Запад, с нуля осваивали технику и оказывались на вершинах. Сегодня наши дети хорошо знают, на каком сайте и в каких справочниках искать информацию. Но ради этого учиться в школе 12 лет…

Лояльный, еще лояльнее…

- А ведь на все это еще накладывается реформа-2004. Вы, Анна, как психолог и специалист по организационному развитию, видите перспективу для наших детей?

- Учитывая, что фундаментального образования в стране не получить и науки как таковой у нас нет, какая-то незначительная часть поедет реализовываться в другие страны. Шанс внезапно разбогатеть, встроившись в бизнес-структуры, почти нереален. Ведь события 90-х больше не повторятся: распределение собственности состоялось, рынки поделены. А те, кто произвел раздел, будут надежно сохранять свои позиции.

Возможность заниматься госуправлением? Увы. Основным критерием на этом поле является отнюдь не синий паспорт и не свободное владение латышским языком, а лояльность к существующему режиму. Чем сильнее государство, тем больше будут платить госслужащим и тем надежнее будет охраняться от пришлых круг избранных, попавших в обойму. Русскоязычная молодежь не сможет направить свою активность в это русло.

Какая-то часть с высоким уровнем приспособления, возможно, уедет за границу. Но это решение проблемы лишь на первый взгляд. Может случиться и так, что, пока ты путешествуешь в поисках счастья, кто-то добивается успеха, сидя на одном месте. Я сознательно не говорю о том, какая потеря для страны – миграция молодых. Пусть это останется на совести властей. Вопрос в том, кто будет кормить стремительно стареющее население Латвии.

Наверняка часть молодежи останется и здесь. Это тоже будет активная, амбициозная прослойка, но не находящая себе достойного применения. И мы можем прогнозировать, что, не имея достаточного уровня образования, эта часть наверняка не будет обладать такой чертой, как толерантность. А это значит, что любая дискриминация, которая у нас существует и, по всей видимости, будет существовать, со временем выльется в протестные чувства. Чем все кончится, прогнозировать не берусь. Да это и не моя задача. Пусть тут поработают люди, которые занимаются общественным, социальным прогнозированием. Думаю, грамотные специалисты в состоянии оценить угрозу и сделать выводы…

Справка

Анна СОБОЛЕВА – психолог, уникальный для нашей страны специалист по организационному развитию и человеческим ресурсам. Много лет сотрудничает с Московским институтом повышения квалификации госслужащих при президенте РФ, в составе команды аналитиков работала на последних губернаторских выборах 89 субъектов Российской Федерации. Консультант по персоналу и кадровой диагностике в целом ряде крупных латвийских компаний. По роду занятий интересуется динамикой качества современного образования.

В 1983 году с отличием окончила Рижскую 43-ю среднюю школу (ныне Русская гимназия), а затем – факультет психологии Московского государственного университета. Нюанс: при штурме МГУ, когда предпочтение еще отдавали нацкадрам из союзных республик, все вступительные экзамены сдала на высший балл.

13.04.2005, 08:14

chas-daily.com


Темы: ,
Написать комментарий