Теракт в универмаге Centrs: дело возвращается в полицию

В минувшую пятницу Верховный суд принял решение по уголовному делу о взрыве в универмаге Centrs. Признано, что в ходе следствия было много упущений. Обвинительный приговор Леонарду Бутелису (Громову) отменен, однако сам он пока остается под стражей.

Как это было

Теракт в рижском универмаге Centrs был совершен 17 августа 2000 года. Примерно в 17.30 в камере хранения возле супермаркета RIMI сработало взрывное устройство мощностью примерно 400 г в тротиловом эквиваленте. Взрывом было ранено несколько десятков человек. Началась паника. В торговом центре объявили эвакуацию. Кто-то, воспользовавшись ситуацией, начал мародерствовать. Из здания ГУП Риги прибежали руководители и оперативники столичной полиции. Примерно в 17.40 взорвалась еще одна бомба, возле сигаретного киоска неподалеку от выхода из магазина. Этот взрыв был меньшей мощности — примерно 100 г тротила. Им ранило еще несколько человек, в том числе и тогдашних гендиректора RIMI Кнута Квисвика и руководителя Криминальной полиции Риги Валдиса Пумпурса. Примерно через сутки скончалась работница камеры хранения Майя Пушмуцане. Больше жертв не было.

Было возбуждено уголовное дело по статье “Терроризм”. Более чем через год Полиция безопасности отрапортовала о первых успехах — был задержан Леонард Бутелис (впоследствии Громов). 24 октября 2001 года его взяли под стражу при въезде в Латвию — он возвращался с отдыха в Испании. Через трое суток была получена санкция на его арест. С тех пор он находится за решеткой. Через месяц после ареста Бутелису было предъявлено обвинение. Еще через год — в ноябре 2002-го — было закончено досудебное следствие. 30 октября 2003 года начался суд. Некоторые заседания проходили при закрытых дверях — там слушались показания работников Полиции безопасности. 12 декабря судья Инара Штейнерте огласила приговор: 8 лет тюрьмы с конфискацией имущества.

Приговор был моментально обжалован. На прошлой неделе дело Громова рассмотрел Верховный суд. В ходе слушаний адвокат Громова Саулведис Варпиньш подал более двух десятков различных запросов. При этом, поскольку многие из них выходят за рамки полномочий суда, он предложил отправить дело на доследования. В результате суд согласился с адвокатом, отменив прежний приговор Громову, но оставив его под стражей.

Жил на широкую ногу

В ходе расследования теракта Полиция безопасности задерживала нескольких человек, однако все они были отпущены, за исключением Леонарда Бутелиса. Раньше он не попадал в поле зрения полиции. Лишь однажды у него случился конфликт с небезызвестным в уголовных кругах человеком, да и то из-за женщины. Тем не менее обвинение отмечало, что жил Бутелис на широкую ногу, а официальных доходов не имел.

Обвинительное заключение по теракту уместилось на каких-то десяти листах, при этом на девяти из них перечисляются потерпевшие и описывается причиненный им ущерб. Сама фабула изобилует фразами “взял у следствием не установленного человека”, “в следствием не установленное время” и т.д. Громову было предъявлено обвинение в совершении обоих взрывов. Однако к концу процесса в Рижском окружном суде прокурор Ивар Вилдавс заявил, что уверен лишь в участии Громова в совершении второго взрыва. Сам же подсудимый и его адвокат Саулведис Варпиньш настаивали на полной невиновности Громова.

Адвокат оспаривает доказательства

В апелляционной жалобе Варпиньш указал на множество, по его мнению, важных нюансов, которые проигнорировал окружной суд.

“Я подвергаю серьезному сомнению все доказательства, собранные следствием”, — заявил “Телеграфу” г-н Варпиньш. По его словам, при сборе всех основных доказательств были допущены процессуальные нарушения: “К примеру, на одежде Громова были найдены следы взрывчатки. Но как получены эти доказательства? Сначала вещи описали и кинули в один мешок. Это собственно изъятие. В протоколе осмотра изъятого появляется куртка, которая раньше нигде не значилась. А на экспертизу были отправлены изъятые первоначально вещи, появившаяся позже куртка и еще какая-то кепка. Откуда там появилось два дополнительных предмета?”

Оспаривает он и один из козырей обвинения — полиграфическую экспертизу, проверку на “детекторе лжи”: “Вы посмотрите, насколько она противоречива!” По словам адвоката, разброс показаний экспертизы может объясняться тем, что его подзащитного попросту нельзя проверять на полиграфе из-за нескольких черепно-мозговых травм. Он продемонстрировал “Телеграфу” письмо эксперта Микельсонса о необходимости медобследования подозреваемого. Отвечая на это письмо, заведующий отделением неврологии Железнодорожной больницы д-р Фрицберг дал заключение, что Громову необходимо пройти целую серию обследований, чтобы объективно проверить состояние его мозга. Однако подозреваемого на эти обследования не отправили и отвезли на “детектор лжи”, даже не зная, можно ли его подвергать такой экспертизе.

И, наконец, адвокат Варпиньш сомневается в правдивости показаний свидетеля Бухтырева, утверждающего, что видел Громова в универмаге незадолго до взрыва. “Почему-то этот свидетель не отозвался раньше, а вспомнил об увиденном лишь тогда, когда его самого по пустяковому делу посадили под арест в Центральную тюрьму. После чего его уголовное дело было прекращено”…

21.06.2004, 14:09

"Телеграф"


Написать комментарий