Превратности судьбы двинской семьи

Во второй половине XIX века купец Лев Мовшензон приобрел двухэтажный каменный дом на улице Александровской (ныне улица Виенибас), позже этому дому был присвоен № 43/45. В этом доме он содержал винный погреб, а его жена Рива Мееровна - бакалейную лавку.

В конце XIX века, примерно в 1898 году, их сын Яков Львович Мовшензон, инженер-строитель, открыл в Гайке, на улице Средняя (ныне ул. Видус) № 31/33 производство – изразцово-терракотовый (кафельный) завод “Гаек”. На предприятии трудились 18 человек. В 1903 году на сельскохозяйственной выставке в Двинске его продукция была награждена большой серебряной медалью. Предприятие просуществовало до 1-й Мировой войны.

Яков Мовшензон имел на ул. Александровской № 43/45 техническо-строительную контору по составлению планов и смет для строительства, которая занималась также устройством колодцев, освещения, парового отопления и др.

Я. Мовшензон был также крупным домовладельцем: кроме упомянутого дома на ул. Александровской, в котором кроме всего прочего находились знаменитые кондитерские-кафе – до 1-й Мировой войны “Пьер” (“Pierre”), после войны “Францис” (“Francis”). Ему принадлежали также дом № 31/33 на Средней улице, дом на Заводской улице (позже ул.Фабрикас), дома №№ 25, 27 и 33 на Театральной улице (ныне ул.Театра) в Майках, несколько дач в Новых Стропах.
Яков Мовшензон был женат – имя его жены Эмма (годы жизни 1884-1942), в 1905 году у них родился сын Михаил.

Мовшензон был большим общественным деятелем: в 1903 году он был гласным членом городской думы, членом строительной комиссии, членом ревизионной комиссии Двинского окружного управления Императорского Российского общества спасения на водах, членом правления Двинского общества чайных, столовых и ночлежных домов, членом комиссии общества вспомоществования нуждающимся ученицам Двинской женской гимназии, помощником начальника команды Двинского добровольного пожарного общества. Во время германской оккупации, с 18 февраля по 9 декабря 1918 года, он был назначен бургомистром (городским головой) города Динабурга (Двинска).

В марте 1919 года, при советской власти, по решению комиссии по охране порядка в Двинском уезде Яков Мовшензон был расстрелян. В 20-е годы на еврейском кладбище Якову Мовшензону был сооружен большой надгробный памятник из черного карельского гранита. Этот памятник был снесен в 70-е годы при ликвидации еврейского кладбища и использован “по усмотрению властей”.

О сыне Якова Мовшензона Михаиле мало что известно. В 20-е годы он стал инженером, в 30-е женился на Генриетте (Груне), в девичестве Рапопорт, 1911 года рождения. Был членом добровольной пожарной команды, а также членом ревизионной комиссии ДЕО (Даугавпилсской еврейской общины) в 1935 году. Современники вспоминали о нем как о франте, который любил гулять со своей большой собакой по кличке Сноби.

В 1941 году немцы назначили Михаила (Мишу) Мовшензона председателем комитета гетто – юденрата. Видимо, он сотрудничал с немцами, пытаясь таким образом спастись. Выжившие узники гетто вспоминали, что относились к нему с недоверием. Однако спасти свою жизнь и жизнь своих близких Михаилу не удалось – он вместе с женой Генриеттой и матерью Эммой погиб 1 мая 1942 года при ликвидации гетто.

Таковы превратности судьбы лишь одной из семей нашего города.

Гесель МАЙМИН.

02.10.2008, 12:48

"Миллион"


Написать комментарий