Даугавпилсская ГЭС: есть ли у нее будущее? 1

После того, как во время недавнего визита в Даугавпилс министра окружающей среды Раймонда Вейониса из его уст прозвучали слова о том, что "возможность строительства Даугавпилсской ГЭС приравнивается к нулю" и вопрос об этом нужно считать окончательно закрытым, последовала реакция, совершенно противоположная той, какую, очевидно, ожидал министр. Иными словами, разговоры о необходимости возобновления строительства Даугавпилсской ГЭС, о ее значимости для экономического развития нашего города и региона, о роли в выходе из энергетического кризиса, связанного с ростом цен и скорым закрытием Игналинской АЭС, звучат все чаще и настойчивее. И сегодня мы хотим познакомить читателей с мнением на этот счет троих людей, знающих городское хозяйство и проблемы энергетики не понаслышке.

Чтобы у нас было свое

“Несомненно, вопрос о Даугавпилсской ГЭС не утрачивает своей важности. Энергетика и в целом является сейчас одним из важнейших вопросов для всей Европы, в том числе – и для Латвии. Сейчас, когда закрывается Игналинская АЭС, откуда мы брали большую долю электроэнергии, в Латвии заговорили о строительстве теплоэлектростанций, которые будут работать на газе, – в Риге и в Лиепае. А как же Даугавпилс? Конечно же, хотелось бы, чтобы и у нас было что-то свое.

И Даугавпилсская ГЭС могла бы быть – ее могли бы построить еще в те времена, когда разваливался Советский Союз, еще за советские деньги. Я сама участвовала в проектировании и строительстве Ругелей – тогда этот микрорайон планировался как специальный город энергетитков, которые будут обслуживать Даугавпилсскую ГЭС, и это для них строились там жилые дома. Но потом появились “защитники окружающей среды” – и строительство ГЭС затормозили. И так все до сих пор и осталось.

Это если говорить о прошлом вопроса. Однако я понимаю, что людей в первую очередь интересует: что же сейчас? К сожалению, я не досконально знаю, как теперь обстоят дела по согласованию работ с соседним государством, с той же Белоруссией. Да и финансирование, несомненно, требуется огромное. И все же иметь в Даугавпилсе свою ГЭС по-прежнему было бы выгодно. Гидроэлектростанция очевидно выгоднее всех других видов электростанций – ведь на тех же ТЭЦ требуется газ или другое топливо, которое опять же надо будет покупать за границей, а цены все растут. Ну а вода для ГЭС – наша, и у нас она всегда останется.

Что же касается проблем экологии, то мелкие ГЭС, существующие на сегодня (такие, как Екабпилсская), несут окружающей среде больше вреда, чем принесла бы одна крупная Даугавпилсская ГЭС, тогда как экономическая отдача от нее была бы в несколько раз большая".

Инара Коваленок, экономист, много лет проработавший в сфере энергетики.

Уже тогда понимали важность

- Министр окружающей среды г-н Вейонис весьма категорично сказал о том, что вопрос о возобновлении строительства Даугавпилсской ГЭС закрыт окончательно и бесповоротно. И ничего поделать с этим пока нельзя.

Однако я имею и свою точку зрения, и она такова: строить ГЭС нужно. Почему? Ну, во-первых, самый важный нюанс: будущее за энергетикой, работающей на возобновляемых энергоресурсах, и в этом отношении ГЭС на голову выше всех газовых, и тем более угольных ТЭЦ, о которых говорится в масштабе страны.

Ладно было бы еще, если бы против строительства Даугавпилсской ГЭС выступали только наши латвийские “энтузиасты” – у них свои интересы. Но вот на каком основании “дяди и тети” в Европе кричат о том, что нам это “не нужно”? Неужели им виднее, чем нашим специалистам на местах?

- Не потому ли высшие чиновники против этого проекта, что он разрабатывался в советские времена? Не подменяется ли здесь, как это нередко бывает, чисто экономический вопрос политическим?

- Не думаю, скорее, наоборот: сильная экономика – это гарант и политической независимости. К тому же, проект каскада на Даугаве, который должен был объединить 7 гидроэлектростанций, был разработан даже не в советские времена, а в 20-е-30-е годы, при независимой Латвии. Уже тогда понимали его важность. А теперь, когда цены на электроэнергию все больше растут, это и подавно было бы выходом из ситуации.

Конечно, есть и другие варианты, к примеру, чтобы государство выплачивало бы каждой семье пособие на погашение растущих расходов на электроэнергию. Однако для государства ГЭС куда выгоднее, чем такие пособия.

Если бы началось строительство Даугавпилсской ГЭС, новых рабочих мест появилось бы не так уж много, однако толчок в развитие города это, несомненно, внесло бы.

Когда в рамках европейской программы “Natura-2000” отмечали охраняемые зоны, рижские ученые здесь даже и не побывали. И разговоры об опасности для “Даугавас локи” – не более чем разговоры. Ведь речь идет только о паводковых водах, а их самый большой зарегистрированный уровень – 5-6 метров. По новому проекту, от строительства ГЭС не страдает ни Краслава, ни другие населенные пункты, не затрагивает он и соседние государства, не меняются излуки Даугавы. Единственное обоснованное опасение – что при возведении плотины за Ругелями обмелела бы река в черте города и вид стал бы не таким живописным. Но тот ли это аргумент, который должен иметь решающее значение?

Ведь и противники строительства ГЭС точно так же пользуются электричеством, так же, как и все, вставая утром, нажимают кнопку лампочки, электрочайника или бритвы. И никто не может сказать, сколько мы будем платить за электроэнергию после 2010 года, когда окончательно закроется Игналинская АЭС. К сожалению, учимся мы всегда на своих ошибках. Думаю, что придет время – и мы будем ругать себя, что не были достаточно активны и настойчивы в продвижении проекта Даугавпилсской ГЭС.

- Не считаете ли Вы, что позиция г-на Вейониса исходит от незаинтересованности в развитии Даугавпилса, нашего региона?

- Министр придерживается стопроцентных позиций защитника среды, к тому же, из-за границы следуют такие же указания. Почему он их слушает? Наверное, период сейчас такой. Вполне может быть, что через некоторое время министр скажет совсем противоположное – дескать, я думал по-другому, но тогда не мог об этом говорить. Хотя я считаю, что в данном случае – это и его позиция тоже.

В связи с этим мне вспоминается заседание Кабинета Министров два года назад, когда заслушивались сообщения о паводках на Екабпилсской и других мелких ГЭС. Что нужно было немедленно сделать? Министерство окружающей среды должно было заказать комплексное исследование влияния строительства на окружающую среду, на что ушло бы 40-60 тысяч. Но увы, ничего не последовало…
Вот и получается, что у каждого – своя правда, тогда как истина – одна.

Те, кто выступает против Даугавпилсской ГЭС, дают однобокую информацию, делая упор на экологии. Да, возможно при строительстве ГЭС какой-то вид кузнечиков может и пропасть. Но почему при этом не говорят, как выжить людям? Ведь различные эмиссии, квоты и тому подобное – это все тоже из нашего кошелька. К тому же, во все мире именно те, кто владеет энергоресурсами – те и богаче, и сильнее.

- Вы высказали свое мнение просто как человека, или как исполнительного директора думы – тоже?

- Конечно же, и как человека, и как исполнительного директора.

- Тогда следующий вопрос: что делает самоуправление, чтобы хоть как-то повлиять на то, чтобы вопрос о Даугавпилсской ГЭС снова рассмотрели и наконец решили положительно?

- Какой бы министр или другой представитель власти ни приезжал к нам в город, какая бы встреча ни проходила – мы всегда настаиваем на том, что Даугавпилсскую ГЭС нужно строить. Но почему-то прислушиваются к мнению ее противников. Может быть, чтобы достучаться, надо знать, куда стучать…

В принципе, от государства и не требуется больших капиталовложений. Если бы Даугавпилсской ГЭС был дан “зеленый свет”, инвесторы в это строительство появились бы. Плюс к тому для города был бы построен еще один мост. Плюс – объездная дорога на Белоруссию, которая сразу выходила бы на Краславское шоссе.

Никто не спорит, кузнечики тоже нужны. И все же интересы людей должны стоять выше, чем интересы насекомых. Да и животные лучше чувствуют себя, когда наша среда упорядочена.

Хочу отметить и большую роль прессы в продвижении этого вопроса. Не так давно, к примеру, я видел опрос даугавпилчан на телевидении “Миллион” – и этот опрос показал, что практически все за то, чтобы Даугавпилсская ГЭС была.

Конечно, далеко не каждый из этих людей – специалист, способный определить, какие нужны турбины, и другие технические моменты, однако концептуально они имеют свое мнение и имеют право его высказать и отстаивать. К мнению людей надо прислушиваться!

 Арвид Куцинс, исполнительный директор Даугавпилсской городской думы.

Сегодня мы энергозависимы

- Даугавпилсская ГЭС изначально задумывалась как электростанция каскадно-накопительного типа и имела смысл именно в системе каскадов. Таким образом этот проект не может рассматриваться только в масштабах региона – это должна быть общегосударственная программа, которая рассматривала бы в комплексе всю энергетическую безопасность страны.

И в то же время выгода ГЭС очевидна, потому что производство электроэнергии на гидроэлектростанции значительно дешевле, чем на электростанции любого другого вида, где применяется топливо (кроме, разве что, атомной, но тут есть другие “но”). Вопрос экономии тоже, конечно, существует, и от него нельзя отмахиваться. Другое дело – выбор места строительства ГЭС и согласование его со странами-соседями. Но это опять же лишь одна сторона дела. А что этот вопрос надо решать – так это в любом случае, потому что сегодня существует энергозависимость, Латвия импортирует электроэнергию – и это даже при том, что в стране по сути дела нет промышленности, которая бы эту электроэнергию потребляла, и все равно ее не хватает.

Если говорить о проекте как таковом, отмахиваться от него нет никакого резона, просто нужно решить некоторые связанные с ним экологические проблемы.

И в то же время я считаю, что сегодня такие мега-проекты – не самые актуальные. И сегодняшние рассуждения о ГЭС будут просто новым витком пустопорожних разговоров ни о чем. А на деле куда важнее рассматривать конкретные проблемы Даугавпилса, нашего региона, которые будут только усугубляться.

Что это за проблемы? Приведу примеры. Около 60 миллионов долларов вгрохали в реконструкцию Водоканала – а что мы, кроме приличного водозабора, кардинально решили? Очистные сооружения остались в центре города, иловые поля остались перегруженными – их нельзя использовать, а поэтому эксплуатация очистных сооружений будет обходиться городу на 15-20 процентов дороже. Количество абонентов не увеличилось, осталось прежним. Смрад идет не столько от очистных сооружений, как пытаются уверить городские власти, сколько от дождеприемников ливневой канализации, которые у нас в городе подключены к хозфекальной. Так было, конечно, и в прежние годы, однако раньше, когда работала промышленность, да и у жителей не было нужды экономить воду, стоки воды были значительно больше и растворяли в себе все отбросы, тогда как теперь, когда сток воды намного снизился, концентрация фекалий увеличилась, отсюда – и смрад. А кроме того – канализационная станция в центре города, возле Музыкального колледжа. Вот наиболее катастрофичные дела, на которые надо в первую очередь направлять средства, в т.ч. и из фонда кахезии. А сами водоканализационные сети нельзя сказать чтобы были в катастрофическом состоянии. Можно было бы, вкладывая по 600-800 тысяч в год, постепенно приводить их в порядок – и они прослужили бы еще столько же, сколько уже служили.

А вот теплотрассы действительно находятся в критическом состоянии. И если бы решилась эта проблема, потери тепла были бы в три раза меньше. Ведь мегаватт теплоэнергии просто не может стоить 31 лат даже при нынешних ценах на газ, а значит, потери непростительно огромны.

Третья проблема, которую следует отнести к первоочередным, – мы используем газ высокого давления вместо того, чтобы поставить котлы-утилизаторы газа высокого давления, при помощи которых можно было бы вместе с теплоэнергией производить и электрическую. Котлы-утилизаторы позволили бы снизить тарифы на тепло на 15-17 процентов, особенно в летний период. Вот мы мечтаем о Даугавпилсской ГЭС – а о таком вполне реальном варианте почему-то не говорим. Кроме того, мы вывозим на свалку 30-40 тысяч тонн бытовых отходов – тогда как нужно ставить завод по производству теплоэнергии при утилизации этих отходов, используя их как топливо. Такие технологии успешно существуют, к примеру, в Англии. Если бы мы ее переняли, это и был бы комплексный подход – и польза для города, и одновременно уменьшение тарифов на теплоснабжение, что для людей сегодня – главное.

Вот такие проекты должны обсуждаться в первую очередь. От них было бы куда больше пользы – разумеется, при условии перевода из плоскости разговоров в плоскость практического применения.

Вернемся, однако, к вопросу о ГЭС. Вся беда в том, что в Европе мы – на правах пасынка, забитой провинции. И неудивительно: ведь даже те деньги, которые Европа дает, мы не в состоянии израсходовать разумно. Только за прошлый год неиспользованными остались примерно 200 миллионов латов – это признал даже Кабинет министров. И тут уже очевидно просто не хватает элементарного профессионализма тем людям, которые на этих деньгах сидят.

Почему говорят больше всего об аэропорте, дорогах, развязках, Мультихалле и т.п.? Да потому, что эти проекты – самые простые, требующие меньше всего профессионализма. А проекты жизнеобеспечения на порядок сложнее, поэтому здесь они не продвигаются. “Решение” наиболее сложных, но и наиболее важных для жителей вопросов – делитантизм, возведенный в ранг политики.

У меня всегда вызывает негодование тот факт, что с уровня городской власти ничего путного не предлагается. Почему так происходит?

Меня часто обвиняют в необоснованной критике. А настоящих причин видеть не хотят. А на самом деле при наших политизированных министерствах, во главе которых стоят политики, не желающие ни за что отвечать, вся тяжесть регионального развития падает на плечи самоуправлений. Реально нужно и можно все инициировать только отсюда. Но к сожалению, в последние 4-5 лет, когда такая возможность появилась, это не получается…

Глядя на очевидные проблемы, городские власти почему-то делают совершенно другие выводы. Простой пример. Говорят: “У нас в городе столько машин, значит, люди живут хорошо, богато”. А на самом деле половина из этих машин стоят без употребления, даже без техосмотра, потому что, даже если говорить о людях обеспеченных, им некуда вложить свои деньги, кроме как в эти ненужные машины. Потому что у нас нет акционированных, так называемых “народных” предприятий, куда люди могли бы без опаски вкладывать деньги и знать, что они принесут стабильный доход хотя бы процентов на 10-15. У нас утвердился “приятельский капитализм” – группка бизнесменов, которые просто узурпировали власть, создали “железный занавес” и никого за него не пускают. Строительная отрасль монополизировалась и поэтому уже начинает чахнуть: сроки производства работ затянуты, без жесткого графика – лишь бы освоить очень немалые деньги, а чужие неудобства никого не волнуют, на все жалобы ответ: “Ну, водопровод же надо ремонтировать – вот и копаем!”

И таких примеров много. Система отношений власти и бизнеса убога, и нельзя рассчитывать на ее саморазвитие.

Депутатское большинство, получив на выборах кредит народного доверия, конвертируют его в латы и доллары через оклады и “откаты”. Отсюда – загубленное производство, абсолютно невнятная стратегия развития городского хозяйства, не говоря уже об экономике.

В распоряжении самоуправления есть предприятия, созданные для выполнения основных функций, и они по идее должны быть образцом того, как должна существовать и управляться эта собственность. Но покажите мне городское предприятие, которое можно было бы посчитать эталоном! Почему же так? Ведь владелец – самоуправление!

А потому, что первостепенные функции отставляются на задний план, не решаются годами, а глаза людей застилаются улицей в Стропах, музеем Ротко, аэропортом и т.п. Все, что непосредственно касается людей, – на заднем плане. И нынешние разговоры о Даугавпилсской ГЭС – тоже не более чем прожекты.

Поэтому я и говорю: Даугавпилсская ГЭС – это выгодно? Да! Альтернатива есть? Нет! Вопрос только о месте расположения. Но только разговоры и прожекты никому не нужны. Если бы это говорилось серьезно, с намерением принять окончательное и бесповоротное решение, – тогда другое дело. А так – лишь пышные фразы, на которые все сегодня большие умельцы.

 Алексей Провиденко, исполнительный директор думы 2001-2003 годов.

27.03.2008, 07:20

"Миллион"


Написать комментарий

Зачем так близко к России строить стратегический объект такой важности? Оно конечно надо, но неизвестно какой попой повернётся к нам Европа, а мало ли что жалко будет дарить кому бы то ни было новую ГЭС.