Отчитайтесь за наличку

Генерал Лиелюксис считает, что в стране ее слишком много

После заявления премьер-министра Айгара Калвитиса о том, что в России разрабатывается план скупки Латвии под прикрытием инвестиций, вновь актуализировалась тема происхождения капиталов, которые пришли в Латвию. О возможном усилении контроля за зарубежными инвестициями Телеграф поинтересовался у заместителя директора Службы по предотвращению легализации средств, добытых преступным путем, генерала полиции
Алдиса ЛИЕЛЮКСИСА.

Контроль за конкретными сделками

— Как вы можете прокомментировать предложение премьер-министра об усилении контроля за инвестициями с Востока?
— Я думаю, давным-давно нужно было дать соответствующим службам такое задание. Это очень хорошее предложение, поскольку в этот вопрос необходимо внести ясность. С нашей точки зрения, влияние зарубежного капитала (хочу отметить — не только российского) на экономику страны — политически очень чувствительный вопрос.
— Ваше ведомство проверяет происхождение российских инвестиций?
— Это далеко не простой вопрос, поскольку инвестиционные проекты не оплачиваются наличными средствами. А мы в основном проверяем сделки с наличными. Вопросы приватизации и вложения средств всегда вызывают определенный интерес, в том числе и у нас. Мы все же стараемся как-то контролировать и это направление, но не будем отрицать, что проблемы все же существуют. Вопрос инвестиций очень серьезный и чувствительный еще и потому, что

местные власти слабо могут повлиять на крупные фирмы и особенно на международные корпорации. Ну представьте, как Латвия может, например, повлиять на Coca-Cola? Никак.
— И все-таки, каков может быть механизм контроля за иностранными инвестициями?
— У нас работает Агентство приватизации, хотя его руководство говорит, что в задачу агентства не входит проверка вкладываемых средств. Но поставленный вами вопрос, конечно, интересный…
— Ну а вы проверяете российские вложения в Латвию?
— Мы проверяем конкретные сделки.
Откуда домишко?
— И много ли обнаружено сделок с сомнительными средствами?
— Конечно! Но конкретно по России я ответить не могу. С Россией у нас заключен и действует договор об обмене информацией по конкретным сделкам. Если мы констатируем, что здесь человек что-то вкладывает, мы начинаем проверять, знают ли в России такого человека, есть ли у него средства для инвестиций, может быть, он вообще фиктивная личность. И тогда запрашиваем информацию в России. Как раз в понедельник я подписал запрос в Россию по некоторым оффшоркам.

Нельзя отрицать, что один из вариантов отмывания денег — вложение в экономику. Самое выгодное — вкладывать “черные” деньги в бизнес. А отмывать деньги удобнее при покупке недвижимости, как это происходит у нас. Маклеры обязаны сообщать нам о сделках с недвижимостью. И мы проверяем предоставленную информацию. Вот в субботу в Diena я прочитал, что целый строящийся дом в центре Риги закупили англичане. Меня это очень заинтересовало. Что это за люди такие? Может быть, это бизнес-вариант в расчете, что цены на новые дома вырастут, а может быть, все по-другому. Так что насчет недвижимости проблема есть.

К сожалению, нам не хватает людей: для эффективной работы штат как минимум надо удвоить. Ведь обороты у коммерческих структур серьезные, требования возрастают, круг финансовых учреждений расширяется. Нам в прошлом году добавили 4 человека. Но этого мало.

И еще одна актуальная проблема: в стране много налички. И тут у нас головная боль — проверка собственности физических лиц. Вот где проблемы начинаются! Они ссылаются на то, что 10-15 лет назад в Польшу ездили и там миллион заработали. И система проверки такой информации пока слабенькая. Я надеюсь, что в новом Уголовно-процессуальном кодексе, проект которого отдан на второе чтение в Сейм, будет такая статья: если констатируются очевидные расхождения затрат и доходов, то есть тратится в несколько раз больше, чем заработано, тогда подразумевается, что средства получены незаконно, и человек должен доказать их законное происхождение. Если у меня есть огород и я с него собрал хрена на миллион латов, я должен иметь документы, куда и кому я его продал. А пока человек говорит: вот я в Польшу ездил и там заработал… А ты налоги платил? А как ты визу получал? Где ты продавал? Эти моменты зависают.
— Неужели проблемы с происхождением капитала актуальны только в Латвии?
— В некоторых странах дело обстоит по-другому. Вот Бельгия придумала ограничить покупки на наличные деньги. Было бы неплохо, если бы в Латвии покупка более чем на 1000 латов оформлялась по безналичному расчету.
— Тогда будет легче контролировать?
— Тогда будет точно выяснен покупатель, потому что банк его зафиксирует.

14.12.2004, 08:26

Галина РИМША


Темы: ,
Написать комментарий