Накануне судного дня

За день до голосования премьер-министр по-прежнему считает, что шансы удержаться у власти у него есть.

Причина требования отставки правительства, по мнению главы Кабинета Индулиса ЭМСИСА, кроется в интересах крупного зарубежного бизнеса. Однако премьер прогнозирует, что правительство устоит даже в меньшинстве и в скором времени снова сможет получить парламентское большинство.

1 сентября — не повод

— Господин Эмсис, каковы ваши прогнозы по голосованию об отставке?

— Если сработает политическая логика, то предложение Партии народного согласия (ПНС) о выражении недоверия правительству не найдет поддержки у большинства депутатов: мотивация для отставки правительства слаба. Может быть, именно поэтому она не написана в проекте решения Сейма об отставке. Реформа образования, которая, по заявлению лидеров ПНС, является главной проблемой, на мой взгляд, проведена предельно толерантно. Мы сделали все что смогли, интересы детей не были ущемлены. Директора школ подтверждают, что все происходит цивилизованно, 76 школ получили дополнительное финансирование. Следовательно, упреки ПНС не выдерживают критики. И 1 сентября это тоже продемонстрировало. Это был больше праздник, нежели акция протеста. Значит, истинная причина требования отставки в другом, но она такова, что ее неудобно писать на официальной бумаге.

— В чем же она заключается?

— Во-первых, я выступаю против строительства целлюлозного комбината на Даугаве. Во-вторых, я против долгосрочных договоров, которые ранее были заключены в сфере лесозаготовок. Фактически латвийские леса заполучили скандинавы, и сейчас правительство постепенно возвращает национальный контроль над нашими лесами. Со временем мы его полностью вернем. В-третьих, я заявил, что правительство не намерено отдавать на приватизацию свою долю в Lattelekom. Мы планируем не только сохранить 51% предприятия, но и получить право на управление в рамках этого пакета. И именно нашему правительству удалось заставить Lattelekom подписать обещание закончить модернизацию сетей в сельских районах в течение трех лет — они будут инвестировать по 10 миллионов ежегодно. Кроме того, мы близки к тому, чтобы увеличить государственную долю в компании мобильной связи LMT

В общем, в определенных кругах назрело недовольство правительством, поскольку мы занимаемся развитием производства, увеличением экспорта. Мы были до сих пор независимы де-юре. Но де-факто — экономически — мы контролировали в своей же стране далеко не все. Причина попытки свалить правительство кроется в том, что кому-то это на руку.

— Сложно представить, что на ПНС воздействует скандинавский капитал…

— Я не думаю, что существуют рычаги воздействия на ПНС. Вероятнее, их стоит искать в стане Нового времени. В свою очередь ПНС используют как политическую силу, у которой могла бы быть причина отправить правительство в отставку, а именно — 1 сентября. Сценарий был нацелен на то, что в тот день случится какое-нибудь ЧП. Однако несмотря на то, что все прошло спокойно, процесс продолжил движение по инерции.

Можно попробовать, как в Норвегии

— Можете ли вы признать, что до конца августа ваше правительство де-юре было правительством меньшинства, а де-факто — большинства?

— В определенной степени я соглашусь. Во многих случаях мы получали от ПНС стабильную поддержку. Но были голосования, когда нас поддерживала и правая оппозиция. Сейчас я не понимаю, почему ПНС отказывается нас поддерживать. Мы совместно реализовывали социальные программы, я намерен продлить действие потолка квартплаты для жильцов денационализированных домов…

— Но если сейчас правительство реально в меньшинстве, то долго ли оно продержится? И как вы будете принимать бюджет?

— Есть два пути решения этой проблемы. Первый — оставаться в меньшинстве и больше времени заниматься дипломатией. К примеру, в Норвегии уже десять лет у власти правительство меньшинства. Это трудно с точки зрения руководства: никого не заставишь силой, всех нужно уговаривать — и оппозицию в том числе, обсуждая каждый пункт бюджета. Второй путь — поиск большинства. Депутаты видят, что правительство стабилизировалось, в общественном мнении произошел перелом, нас стали понимать, поддерживать. В этой ситуации некоторые депутаты от оппозиции могут присоединиться к правящей коалиции.

— А вы допускаете возможность, к примеру, что фракция Нового времени может расколоться?
— Да. Политика этой фракции не была дальновидна. Они отталкивали своих инакомыслящих депутатов высказываниями вроде “да пусть они уходят”.

Жмет потолок

— С 1 января 2005 года отменяется потолок квартплаты для жильцов денационализированных домов. Многие из них уже получили предупреждения, что квартплата повысится — даже до 10 латов за метр. Как в этой ситуации, когда до “часа Х” осталось меньше полугода, вы будете решать проблему?

— В нашей стране уже были случаи, когда проблема решалась и в последние недели. Так было с окончанием срока использования приватизационных сертификатов…

— Но были и случаи, когда государство проигрывало частному бизнесу по судебным искам. Вы не боитесь, что домовладельцы подадут в суд на Латвию?
— Это не тот случай. Уверен, что суд рассмотрит этот вопрос всесторонне, поскольку может пострадать множество ни в чем не повинных жильцов. А домовладельцам придется доказывать, что они понесли убытки от действий государства. Что будет непросто, поскольку я предлагаю увеличить максимальную квартплату с 48 сантимов за метр до суммы от 0,70 до 1 лата. Хозяева будут зарабатывать больше.

Если мы отпустим квартплату сейчас, на государство в суд подадут жильцы денационализированных домов, поскольку государство их дискриминировало. Я не спорю, потолки отпускать надо. Но сначала нужно запустить в действие государственную программу, чтобы предотвратить социальный взрыв.

16.09.2004, 08:41

Андрей ПОРТНОВ


Темы: ,
Написать комментарий