Верните наши имена 1

Руслан Панкратов — врач–психотерапевт, но сегодня мы с ним говорим не о психическом здоровье людей (хотя коснемся и его). Руслан начал борьбу с латвийским государством, подав на него в суд. Суть иска — гражданин Латвии желает, чтобы в паспорте было записано его настоящее имя, а не облатышенный эрзац.

— Помню, в детстве, добавляя к русским словам окончание “с”, я был уверен, что говорю по–латышски. Латыши, правда, обижались. Тем не менее, Руслан, может, проблема, над которой вы бьетесь, надумана?

— Нет. Я расскажу, с чего вообще стал задумываться на эту тему. Приезжаю как–то на конгресс в Австрию, пограничники смотрят в мой паспорт, а там в графе valsts / nationality написано “krievs” — и интересуются, что это за национальность? Я им объясняю, что по–латышски это означает “русский”, “russian”, то есть. А где это написано, спрашивают?

Теперь об именах. По образованию я психотерапевт, но чуть позже увлекся эзотерикой, познакомился с буддистами. Как–то раз беседовал с одним индусом, говорили о значении слов, звуков. Они мантры поют, а это что–то вроде наших молитв, определенный набор звуков, которые необходимо произносить определенным образом — это очень важно. Так вот, звучание имени человека имеет для него не меньшее значение!

Но вот я беру российскую визу, а у меня русскими буквами написано “Русланс Панкратовс”. Захожу к первому секретарю посольства, спрашиваю: господа, что же это такое? Вы всегда писали нормально, на двух языках, на английском и на русском, почему теперь нет? А они мне отвечают, что юридически это было неправильно. Мы должны писать так, как в паспорте, ничего не меняя.

— Ну и что это вас так напрягает? Вы же знаете, что вы Руслан Панкратов, без “с” на конце, так чего страшного? Подошел к организаторам, раз уж так приперло, объяснил: ребята, мое имя правильно пишется и произносится так–то и так–то.

— Индусы, немцы, австрияки — очень деликатные люди, боящиеся всяких ошибок. К тому же я не могу подходить к каждому и объяснять. Кстати, такие же вопросы мне задают чиновники. А в России тем временем я сейчас получу диплом, выданный Руслансу Панкратовсу!

— А я знаю другие примеры. Вот мои коллеги, окончившие МГУ, имеют дипломы, где вписаны их “русские” имена. Вы тоже могли бы подсуетиться для такого важного документа!

— Я пытался секретарше объяснить, но без толку.

— Расскажите подробнее о мистическом значении имен!

— Каждое имя имеет свой музыкальный рисунок. Оно отождествляется с человеком, через имя он осознает сам себя, общается с окружающими, и если звучание имени способно вызвать в людях какое–либо чувство, оно автоматически переносится на его обладателя. Чтобы понять важность имени в жизни человека, можно обратиться к прямому смыслу этого слова — имя, имею, имение. Предки ясно осознавали, что в именах людей заключаются их личность и душа уже хотя бы потому, что трудно обратиться к человеку иначе. Так, спящий человек может не отреагировать на обращение типа “эй, тело”, но назови его по имени — начинает пробуждаться.

Считается, что каждому человеку покровительствует святой, имя которого тот носит. “По имени житие, а не имя по житию”, говорится в древних писаниях. Имя выражает определенную духовную норму бытия данной личности. Так что, добавляя “с” на конце, чиновник разрушает мою духовную сущность. Поэтому я хочу вернуть свое имя!

Однажды мне показалось, что я нашел способ. Звоню в загс, говорю, что хочу поменять имя и фамилию. Без проблем, отвечают, по 25 латов за то и другое — и все сделаем. Отлично, пишите мне вот тут “Руслан…” Не–ет, говорят, мы так не можем.

— Почему?

— По правилам латышской грамматики мы должны писать “Русланс”, отвечают. Между прочим, от нынешней практики страдают и латыши. Любой Янис, например, за границей становится “Джанисом”. Спрашиваю одного чиновника: вот вы приезжаете в Турцию, а вам говорят: “О, господин Джанис!” Разве не обидно? А он мне отвечает: я в Турцию не поеду. И добавил, решив, видимо, поправиться: а что с них, турков тупых, возьмешь–то? Лучше бы молчал, честное слово.

— А с чего вы сразу на английский переходите?

— Да потому что это международный язык, а страна у нас крохотная! Зато амбиций много. Вот у нас как будто нет претензий к водительским правам, да? В них графа называется “uzvards, vards”. На обороте обозначены названия граф на английском языке. Теперь давайте поиграем. Представьте, что вы немец, работаете в полиции. Прочитайте, кто вы!

— Александр… Сунинс! Кошмар!

— А кто это такой? Между тем это международные права? Значит, нужно писать так, как имена читаются во всем мире — вот чего я добиваюсь! Более того, у нас планируют ввести ID–карты, тоже международного образца. Там вы тоже должны быть Шуниным, а не Сунинсом, правда? Тем более что имеется стандарт транслитерации всех “ж”, “ш”, прочих букв и буквосочетаний — называется он ISO–R9–1968 и принят во всем мире. Во всем, кроме Латвии.

Пойдем дальше. Есть свидетельство о рождении, так называемая “форма номер 1”, менять которую нельзя никому и нигде, даже авторитарным режимам. Единственно, Гитлер в свое время добился, чтобы евреям на конце фамилии добавляли вторую “n”, чтобы их можно было отличить от немцев.

Смотрите, у меня записано “Панкратов Руслан”, а здесь перевод на английский язык — “Pankratov Ruslan”. И если, скажем, бабушка оставила мне наследство в России, кому оно должно достаться? Руслану Панкратову. А тут появляюсь я со своим латвийским паспортом. Любой юрист (уже были прецеденты) не обязан вникать в “уникальную”, как всегда, ситуацию Латвии. Мне однажды, выслушав все мои доводы, предложили: “А давайте тупо считать буквы?” И не получишь ты свой миллион! Можно, конечно, поехать обратно в Ригу, пойти к нотариусу, взять справку, что я это я. Но к чему эти сложности, если можно обойтись без них? Я обращался с этой проблемой даже в Центр гос. языка. Главные у них там — мама и дочь, обе лингвисты, которые знаете как аргументируют все это безобразие? “А мы так считаем”. Представляете? Они так считают! И им все равно, что они при этом нарушают около 12 пунктов Конвенции по правам человека, конституцию и другие юридические документы. Вспомните, говорят, как вы уродовали наши имена!

— Так это, получается, месть?

— Именно! Но давайте вернемся к детям. Я официально заявляю, что никто в Латвии не может назвать ребенка нелатышским именем! Выбираешь красивое французское Николь — получается “Никола”. Хочешь назвать дочь Екатериной, а выходит “Йекатерине”.

Положим, ты поклонник Антонио Бандераса, обожаешь испанский язык. Что получается по правилам латышского языка? Антонийс. Но ведь это совсем другое имя!

— Страшно подумать, что записали бы в паспорте Лео ди Каприо.

— Вот копия с украинского паспорта, вот — болгарский. Что, есть в них где–нибудь угроза идентичности? Нет ее! И в том и в другом случае имеются два варианта написания имени — через косую черту. Вы считаете, спрашиваю чиновников, что латвийский паспорт соответствует международным стандартам?

— Да. — Значит, в этих странах их не соблюдают? Ответа нет. Повторяю: я говорю о праве выбора. Ведь мне придется думать, как бы назвать ребенка так, чтобы имя не склонялось и не уродовалось в официальных латвийских бумагах. Возьмем польскую фамилию Бичи, со своей родовой историей, памятью о предках и всей той мистикой, о которой я уже говорил. Как служащий чиновник может написать ее на основании латышской грамматики? Бычийс! Так и хочется добавить — хрен.

— Вы передергиваете. В латышском языке нет буквы “ы”. — А хоть бы и “Бичийс”. Все равно это другая фамилия! А тема терроризма вам интересна? Если, скажем, Интерпол ищет того же Бичи, как его смогут распознать по латвийскому паспорту? Да никак! Отличная маскировка!

— Полагаю, спецслужбы все же наведут справки.

— А мне что делать? В паспорт вкладывать правила Кабинета министров, по которым меня лишили моего же имени? Почему надо мной издеваются? Кстати, вот копия правил Кабинета министров № 640 от 11 ноября прошлого года, подписанных тогдашним премьером Эйнаром Репше и министром юстиции Айваром Аксеноксом. В них ясно говорится, что латышское написание имен–фамилий в документах необходимо отменить! Прихожу к чиновникам, тычу этой бумагой в нос, говорю — исполняйте! Это, отвечают, касается только иностранцев. А между прочим, в документе это не оговаривается! Давайте еще раз посмотрим в свои паспорта. На самой главной странице всего несколько граф. Каждая из них имеет название и заполняется на двух языках: латышском и английском — кроме графы с именем! Меня обвиняют в том, что я выступаю против латышского языка. Ни в коем случае! Все, что я хочу, это чтобы мое настоящее имя написали так же, через косую черту. Кстати, на странице 8 мы прочтем перевод этих граф на семи международных языках. Так что, при желании, этого можно было бы добиваться и на русском языке. Но мне будет достаточно на английском.

— Как вы намерены этого добиться?

— На 24.09. назначено слушание моего дела в административном суде. Если “прокатят”, пойду по инстанциям дальше, пока не доберусь до Страсбурга. Я — Руслан Панкратов — хочу им и остаться. Я советовался с юристами, и меня заверили, что положительного решения по моему делу будет достаточно для того, чтобы изменить написанное в паспорте для всех.

07.09.2004, 12:06

"Вести сегодня"


Написать комментарий

неймется-вам суки