Что произошло в кабине машиниста

Прокурор предполагает, что причиной столкновения поездов стало некое происшествие

Более четырех часов заслушивал вчера суд показания работников железной дороги по делу машиниста Сергея Рыбачка. Свидетельства, основанные на данных технических экспертиз, нарисовали весьма странную картину. Получалось, что 2 февраля 2005 года локомотивная бригада чуть ли не сознательно вела электропоезд Рига—Лиелварде на таран с московским поездом.

Отменная характеристика

Условно свидетельские показания можно разделить на “технические” и “человеческие”. Представители технических служб утверждают, что рельсы, стрелки, электроцепи, светофоры, компьютерная система управления железнодорожным движением были в полном порядке. Из чего сам собой напрашивается вывод о безоговорочной вине машиниста и его помощника, проигнорировавших красный сигнал светофора.

Однако машинисты-инструкторы, в обязанности которых входит обучение локомотивных бригад и контроль за их работой, дают самую высокую оценку Сергею Рыбачку. По мнению его прямого наставника Славомира Мартынкина, Рыбачок не мог проскочить на красный свет. Вероятно, в кабине произошло нечто, что вывело бригаду из состояния равновесия.

“Латвийские камикадзе”

Первым версию о ЧП в кабине, вплоть до того, что в момент столкновения машиниста вовсе в кабине не было, выдвинул прокурор Юрий Степанов. Ему показалось странным, что машинист уже после того, как поезд проследовал на красный сигнал светофора, трижды подавал сигнал бдительности, свидетельствующий о том, что ситуация под контролем, но при этом не снижал скорость. В такой ситуации, по мнению прокурора, бригада сознательно шла на таран, как камикадзе. "Не хватает только крика “Банзай!” — мрачно добавил Степанов. А о том, что поезд проехал на красный свет, что Рыбачок на 2,5 минуты опережал график, что он не использовал экстренное торможение перед столкновением, что колеса электрички вспороли стрелочный перевод (это происходит только в том случае, когда поезд идет не по своему маршруту), вопиют все документы: расшифровка скоростемерных лент, файлы системы управления движением, технические экспертизы. Но при этом техник-шифровальщица ленты так и не смогла ответить, за счет чего от Дарзини до Вагонного парка электричка Рига—Лиелварде набрала лишних 2,5 минуты. Это может произойти, если превышается скорость или не соблюдается время остановки на станции. Ни того, ни другого лента не зафиксировала. Да и из Вагонного парка в Ригу поезд тронулся на разрешающий, желтый, сигнал светофора. Скорость в момент столкновения тоже была нормальной — 31 км/час при допустимой в 35 км/час. Словом, налицо вопиющая невнимательность локомотивной бригады.

Шокирующие версии

По окончании заседания Сергей Рыбачок сказал Телеграфу, что у него голова кругом идет от выдвинутых догадок и аргументов. По его словам, маршрутный светофор он проезжал на разрешающий сигнал. Также он успел нажать на тормоза перед столкновением и только потом, осознавая неотвратимость удара, кинулся в тамбур. Именно поэтому после аварии его нашли в тамбуре, а не в кабине. А идущий на него московский поезд он не заметил, поскольку на определенных участках кажется, что состав движется не навстречу, а параллельно.

Слушания по делу Рыбачка продлены. Затем последуют дебаты. Как сказал нам прокурор Юрий Степанов, это займет время до 30 мая. И только потом будет оглашен приговор.

18.05.2006, 10:08

telegraf.lv


Написать комментарий