Было ваше – стало наше!

То, что воруют какие-то вещи, грабят квартиры средь белого дня — это уже никого не удивляет. Но чтобы украли целый дом, по сути дела настоящий хутор, такое нечасто услышишь.

Как говорится, невероятно, но факт. Удивительно и то, что этому наглому отъему чужой собственности вольно или невольно способствовали государственные организации.

Когда одна пенсионерка, жительница Даугавпилса — назовем ее Степанида Власовна — получила в наследство хутор в одной из ближайших волостей, она очень обрадовалась. Размечталась, как поживет на старости лет в тишине, покое, на свежем воздухе, как по утрам будет просыпаться под пение птиц. Как заведет разную живность: курей, гусей, уток, а может быть, даже козу — ведь козье молоко, говорят, так полезно для здоровья. Когда наступили теплые весенние деньки, Степанида Власовна, тщательно заперла свою квартиру в панельном доме, ключи отдала соседке, чтобы поливала цветы, и отправилась на автобусную станцию. Часа через два она добралась до своего хутора. Уголок и впрямь был чудесный. Правда, хутор оказался изрядно запущенным, многое требовало ремонта. Конечно, пожилой женщине починить крышу или поправить забор было не по силам, но как могла, порядок в доме и вокруг него она навела. Все лето Степанида Власовна наслаждалась тишиной и покоем — мечты осуществились. Но однажды она себя почувствовала плохо, видать, перетрудилась на огороде. Мобильника у нее не было, соседи далеко, вызвать «скорую» невозможно. Короче, чуть Богу душу не отдала, но отлежалась и помаленьку пришла в себя. Вот тогда-то она серьезно и задумалась — как здесь жить одной? Незаметно пришла осень, вечерами быстро темнело, выйдешь на улицу — ни зги. Тоскливо, одиноко и даже немного жутковато стало Степаниде Власовне и она засобиралась домой, в город. Как-то раз она просматривала местную газету и в отделе объявлений прочитала, что сдается внаем хутор. «А ведь и я могу свой сдать», — подумала Степанида Власовна и вскоре дала в газету объявление. Желающие объявились тотчас. Пенсионерка считала, что за свою долгую жизнь она научилась разбираться в людях. Претенденты — интеллигентного вида мужчина и женщина средних лет — ей понравились с первого взгляда. Условия, которые предложила владелица хутора, претендентам очень понравились: они должны были постоянно жить на хуторе, присматривать за хозяйством, пользоваться огородом, и при всем при том им не надо было платить хозяйке ни сантима. Было это в начале 90-х годов, тогда спроса на хутора почти не было, и Степанида Власовна хотела только сохранить для себя сельский дом в качесвте летней дачи. Короче, договорились. Вскоре семейная пара перебралась на хутор, а наша пенсионерка с наступлением лета выезжала на отдых «в деревню». Все были довольны друг другом. Год назад, узнав, что хутор можно продать за хорошие деньги, Степанида Власовна задумалась. И хоть ей как-то неловко было выселять оттуда своих постояльцев — они уже там основательно обжились, да и люди неплохие — она решилась. Приехав на хутор, бабушка набралась мужества, чтобы огорошить семейную пару. То, что она услышала в ответ, буквально лишило ее дара речи.

— Как это вы будете продавать дом, если он вам не принадлежит? — удивился ее постоялец.
Bq. — А-а, а-а… чей…? — только и смогла вымолвить женщина.

— Как это чей? Наш это дом. По закону. Мы его здесь построили. Можем показать документы, — снисходительно усмехаясь, сказал постоялец.
Степанида Власовна не помнит, как она вернулась в город. Дома ей стало плохо — сильно подскочило давление. Кое-как придя в себя, она через пару дней отправилась в юридическое бюро Василия Николаева. С помощью юриста удалось выяснить, что ее дом действительно по всем бумагам принадлежит ее постояльцам. Об этом же говорила и справка из Земельной книги. Налицо был факт мошенничества. Но возбудить уголовное дело за давностью срока оказалось невозможным. Подать гражданский иск? Когда пенсионерка узнала, какие расходы это от нее потребует, она отказалась от этой идеи. Не с ее жалкой пенсией заниматься судебными тяжбами. Но как такое могло случиться? Юрист Евгений Николаев предполагает, что мошенникам удалось провернуть такой трюк прежде всего потому, что пенсионерка своевременно не занесла свой дом в Земельную книгу. Тогда бы она полностью стала владелицей сельского дома и никто не смог бы у нее этот дом отобрать. Вовторых, ловкачи, скорее всего, занесли этот дом в Земельную книгу как новую посторйку. Они могли заказать проект, как говорится, «один к одному» соответствующий этому дому, фиктивно «построить» его и сдать комиссии как свой собственный — все «строительные» документы были налицо. Разрешение от волости на строительство они тоже, очевидно, как-то ухитрились получить.
Так у бабушки украли дом. Вернуть его через суд она не может. Надеется только на то, что кто-то захочет его купить у нее, предварительно одолжив ей деньги на судебную тяжбу. А отсудив этот дом, Степанида Власовна продаст его с хорошей скидкой своему кредитору. Но пока желающих купить дом нет. А Степанида Власовна только вздыхает, разводит руками и все время повторяет одну и ту же фразу: «Вот дожили до чего. Уже дома стали воровать».

16.05.2006, 14:01

БОРИС ЛАВРЕНОВ


Написать комментарий