ВОСПОМИНАНИЯ О БУДУЩЕМ ЛЕД, который НЕ трогается

Календарь отсчитал тринадцать лет с путчистского августа 91-го. Просто удивительно, сколько и чего за этот срок люди успели натворить.

Годовщина путча прямо-таки провоцирует на обобщения. Впрочем, это занятие скучное, ситуацию можно обрисовать одной фразой: еще недавно некто решил построить коммунизм в одной большой, отдельно взятой стране, сегодня те же самые «некто» в отдельной, маленькой стране строят им одним понятный капитализм. Нищета, разруха, коррупция, преступность, «свободная» пресса — в этом смысле успехи латвийской демократии налицо. И – противостояние. Половина населения страны вдруг узнала, что в ее жилах течет «неправильная» кровь; только кровосмешение с «правильной» — дает возможность рождаться новым, настоящим гражданам. Титульная нация, в одночасье ставшая всем, новая профессия — «латыш» в «перезревших» советских умах ассоциируются исключительно с разновидностью расизма. Власть шумит, делает неловкие потуги, но живет и продолжает жить сама по себе, народ — на то, что осталось. Село практически загнулось, народ в провинции спивается, никто никому не верит, народ на власть имущих не кладет, а откровенно «ложит», дети по инерции еще рождаются, просвету все тринадцать лет — не видно. Порой складывается ощущение, что Латвия не вошла в ХХI век, а вернулась в него из средневековья.

Даугавпилс – особенный город. Базы Прибалтийского военного округа, военное училище, авиационный полк, испокон веку многонациональный город, граничащий с тремя республиками, более других познал на себе все «прелести» демократии. Сегодня город раздирают политические склоки. В этом смысле второй город в стране не отстает от столицы. Чаще, чем мэры в Даугавпилсе, меняются только премьер-министры в Риге. В прошлом году мэрское кресло грели, отбирали, делили трое. Все трое скоро примут участие в новых «смотринах».

Песенная революция явила городу новые имена. Годы буржуек, темных ночей, неубранных дорог, опустошенных прилавков и сугробов до пояса! Времена беспредела, беззакония, оголтелого рэкета, поголовного разорения, первой нищеты и трех чудных слов: безработица, приватизация, цессия! Времена “Атмоды”! Время номенклатуры и криминала, идущих во власть рука об руку! Даугавпилс — промышленный город Союзного значения грабили по-крупному и совсем скоро ободрали, как липку.

Противопоставление русский-латыш, грабеж во имя новой идеи подстегнули к действиям «новую» команду Алексея Видавского. Народ голосовал против угнетателей в последней надежде на приход “честной” власти! Итог выборов 1994 года предугадать было несложно.

Мэры менялись, и случилось то, что должно было случиться. Народ устал от обещаний, беспросветной нищеты, без пусть эфемерной, но веры в светлое будущее. Сегодня город замер, люди стали друг другу чужими. Единственным человеком во всей Латвии, не поступившимся принципами, оказался Альфред Рубикс. Во время его ареста ваш корреспондент, работавший тогда собкором информационного агентства Postfaktum в Латвии, воочию наблюдал настроения общества. Из здания ЦК Рубикса выводили сквозь «строй» заполонившей площадь толпы. Оскорбления, плевки и латышская речь – с одной стороны, с другой – крики поддержки по-русски, плачь сердобольных старушек и оскорбления новой власти. С тех пор настроения в обществе мало изменились. Отчего? Родина не спешит предоставлять возможности ею гордиться.

Сегодня уровнем демократии в Латвии удовлетворено немногим более трети населения страны (результаты опроса, проведенного европейским социологическим центром Eurobarometer). Полностью удовлетворены уровнем демократического развития страны 3% респондентов, 32% удовлетворены лишь частично. 39% участников опроса заявили, что их не удовлетворяет развитие демократических процессов в Латвии, а 18% — крайне не удовлетворяет. Еще 8% участников опроса не имели конкретного мнения по этому вопросу. Опрос показал, что уровнем демократии в стране в большей степени довольны латыши и граждане, а неудовлетворительным его считают представители других национальностей и неграждане. Правительству доверяют 28% населения, что почти в два раза меньше, чем осенью прошлого года, когда этот показатель составлял 46%.

Уменьшилось и доверие населения к Сейму — с 30% осенью 2003 года до 20% нынешней весной. Политическим партиям доверяют 9% респондентов, что на 3% меньше, чем прошлой осенью. Отчего так — вопрос риторический. Рекомендации ОБСЕ латвийских парламентариев только раздражают, а не побуждают к действию. К призывам ратифицировать Рамочную конвенцию по правам нацменьшинств и разрешить негражданам участвовать в выборах в самоуправления наши парламентарии отнеслись с плохо скрываемым раздражением. К заявлениям авторитетных международных организаций местная политическая элита подходит с позиции двойных стандартов. Похвалу иностранных экспертов она воспринимает как должное, критика постоянно вызывает острую обиду — дескать, нас опять не поняли.

Сколько еще нужно времени, чтобы осознать, что нет ни латышей, ни русских, ни поляков, ни евреев, а есть просто люди. Сколько нужно времени, чтобы осознать, что мир изменился, что, хотим мы того или нет, вступив в Европу, мы будем постоянным бельмом на глазу, думая о своей исключительности?..

24.08.2004, 12:11

"Миллион"


Написать комментарий