Упыри

Продолжаются слушания по обвинению Сергея, Игоря и Татьяны в разбоях, кражах и убийстве с особой жестокостью.

(Продолжение. Начало в предыдущем номере).

Лжевнучок Ваня

В качестве свидетеля давал показания родственник зверски замученной Алисы-Эмилии. Рано утром 15-го сентября прошлого года он приехал на велосипеде к тетушке жены, чтобы помочь перебрать картошку. Сворачивая с большака, заметил, что кто-то выехал с хутора на велосипеде со слабо надутыми шинами. (По-видимому, это был скрывающийся от суда Иван). Первое, что насторожило мужчину на хуторе – корова, привязанная так, что вполне могла лакомиться не только посевами кормовой свеклы, но и клевером. Да разве это можно, по росе-то? На дерне возле дома был ясно виден след от машины, словно лихой водитель разворачивался. Двери в хлев и сарай распахнуты. А еще в одном сарае выломана доска и видно, что пропал велосипед жены, который здесь хранился. Входная дверь дома закрыта, но из трубы валит густой черный дым: «Словно резиновые сапоги палили – химический какой-то запах».
Недоумевающий родственник обошел дом. Никого нет, только стоит гнетущая тишина. Он подумал: «А вдруг бабуля баньку растапливает?». Но и в бане никого не было, только на скамье темное пятно. Судя по запаху – пролитое пиво. Разве бабушка будет пиво пить? Никогда! Мужчина заглянул в окно и увидел чудовищный беспорядок. Такого никогда не бывало. Стало ясно, что дело плохо. Вскочил на велосипед и помчался к соседям, у которых, как он знал, был телефон. В Каплавской волости у него племянница работает секретарем – ей и позвонил, попросил срочно вызвать полицию. После чего не побоялся вновь приехать на хутор «Межвавере». Снова обошел вокруг дома и заглянул в окно кухни. На горящей печке стояли две кастрюли, в которых что-то бурно кипело, вокруг печки пораскиданы дрова и какие-то вещи. Поднимается фигура парня в сером, да и весь он какой-то серый. Племянник тетушки Алисы спросил незванного гостя: «Ты кто? И где старушка?» Тот ответил, что внук, и зовут его Иваном. «Какой внук, когда у Алисы-Эмилии и детей-то не было?» – мелькнуло в голове у мужчины. Он отошел на середину двора, сказав пришельцу: «Ну, сиди дома, внучек!». Буквально через пять минут подъехала машина. Из нее вышли три женщины и местный участковый Малиновский. В это время трое злоумышленников выбежали с черного хода и врассыпную кинулись в лес. Участковый крикнул: «Стоять! Стрелять буду!» – но те мчались, не разбирая дороги. Полицейский завел машину, надеясь догнать их по дороге. Но они неслись, как испуганные зайцы и вскоре скрылись в лесу. Участковый вернулся в дом и позвонил пограничникам, которые базировались поблизости, чтобы те прислали кинологов с собакой и также вызвал опергруппу. К тому времени родственник хозяйки хутора уже обнаружил ее тело, лежащее на веранде, о чем сообщил Малиновскому. Полицейский увидел, что старушке уже ничем не поможешь – она не подавала признаков жизни. На лице у нее были видны капли ртути, на теле – следы пыток. После этого он прошел на кухню и залил водой бушующий в печке огонь. Затем выключил утюг, стоявший на подушке, которая уже дымилась. Вскоре появились опергруппа и пограничники с собакой. В течение часа троих беглецов поймали.
Неудачный
побег
Подсудимые свою вину в разбойных нападениях и краже машин признают. Но как доходит дело до обвинения в убийстве, красноречие их покидает. Похоже, что пытать и убивать старушку было легче, чем рассказывать об этом.
Игорь пояснил, зачем это они «Опель» украли. Оказывается, до этого ему пришла повестка из полиции по поводу разбойного нападения на 80-летнюю даугавпилчанку, живущую по улице Миера. А у него условный срок. Якобы Сергей его припугнул: «Закроют!», имея в виду, что в тюрьму посадят. А то он сам не знал?! И порешили друзья-бандиты «перейти границу у реки». То есть перебраться в Белоруссию, подальше от нашей полиции (то-то батька Лукашенко таким гостям обрадовался-бы!). Поехали в сторону Краславы, но лежащей на дороге чуркой пробило картер машины. Масло вытекло, машина заглохла. На беду случилось это неподалеку от хутора «Лесная белка». А бандитам деньги были нужны, да и есть хотелось. Первоначальный план предусматривал разбойное нападение, об убийстве речи не было.
Согласно показаниям Сергея, данным на досудебном следствии, вырисовывается такая картина зловещего убийства на хуторе. Когда украденный автомобиль «Опель Омега» заглох из-за поврежденного картера, они вчетвером – Сергей, Иван, Игорь и Татьяна оказались в незнакомом месте. Решили напасть на хутор, чтобы добыть еды и денег. Увидели, что около дома пасется корова. Сергей с Игорем зашли в дом, якобы дорогу к Краславе вызнать. Поняли, что живет там одинокая старушка. Игорь ударил ее по лицу, и она упала между столом и газовой плитой. Сергей связал 86-летней бабушке руки и ноги. Алиса-Эмилия пыталась вставать, но он ударил ее ногой по лицу. Позвонили Ивану с Татьяной и сообщили, что путь свободен. Девице своей он велел приготовить еду, а остальные трое ринулись на поиски поживы. Затем сели обедать, при этом с удовольствием пили найденные в доме алкогольные напитки. Кто-то решил напоить старушку. Сергей руками раскрывал ей рот, а его друзья насильно заливали в горло старухе спирт. Затем Игорь, якобы заметив, что у пожилой женщины посинели руки, велел ее развязать. Грабители вновь разбрелись по большому дому в поисках денег. Но вдруг заметили, что хозяйки нет на кухне. Игорь ринулся в погоню. И, конечно, быстро догнал обезумевшую от страха пожилую женщину. От пережитого ужаса ноги плохо ее слушались, хотя и пыталась скрыться, понимая, что убегает от смерти. Снова стали требовать деньги, запугивая бедную женщину. Игорь пообещал ей, что они уйдут с миром, если та отдаст деньги. (Ничтожным оказалось его слово). Алиса повела Игоря в другую комнату и указала на шкаф, в котором хранился красный конверт с деньгами. В шкафу-то его давно не было – все вещи бандиты вывалили на пол. Вся банда кинулась перерывать раскиданные вещи. Обнаружил конверт Иван и поделил деньги по 25 латов на каждого (себе забрал намного больше). Шло время. Вечером Иван даже заставил бабушку корову подоить.

Смерть от пыток в усадьбе «Лесная белка»

Потом, если верить показаниям Сергея, то именно Ивану пришла в голову мысль убить старушку. Игорь же свидетельствовал иначе. По его словам, именно Сергей заявил, что «свидетелей надо валить». Но кто бы ни предложил, а идею одобрила вся компания.
По показаниям Сергея – Иван набрал в найденный шприц ртуть из разбитого градусника, а Игорь делал уколы. Потом в качестве наполнителя для шприца использовали одеколон. Когда сделали укол, введя воздух, бабушку стало трясти, но она не умирала. Решили ее задушить. Сжимали веревку вокруг шеи и держали по нескольку минут, но Алиса все еще жила. Иван вспомнил, что на кухне есть уксусная эссенция. Ее тут же доставили на место пыток. Сергей открыл бутылку и влил в горло несчастной полуживой старухе содержимое. Она умерла.
Игорь, в отличие от Сергея, пытался открещиваться от обвинений в непосредственном причинении смерти старушки. Якобы не грозился он ее распилить , включая электропилу. Просто проверял на предмет дальнейшей продажи. И не душил старушку, и смертельных уколов не делал. Только куда от фактов денешься? Вряд ли у кого-либо могут возникнуть сомнения в том, что немалую роль сыграл он в жестоком умерщвлении Алисы-Эмилии.
Татьяна – приятельница Сергея, свидетельствовала, что насильственных действий в отношении Алисы-Эмилии не совершала. Но понимает, что ее поступки способствовали совершению злодеяния.
Поскольку Иван в бегах, то в общем-то львиную долю обвинений пытаются перекинуть на него. Может быть, так оно и есть. А может быть, нет. Когда Ивана поймают (а поймают непременно), тогда детали прояснятся.
Но суть дела не изменится. Невиданное по жестокости убийство, страшные пытки, цинизм преступников ничем не оправдать. Как только будет вынесен приговор, «Миллион» непременно его опубликует. Тогда и будут названы фамилии преступников. Ибо как бы ни была очевидна их вина, нельзя назвать человека убийцей, пока не вынесен приговор.

30.06.2005, 09:35

"Миллион"


Написать комментарий