ЛСДРП — возвращение во власть возможно

1 мая прошел съезд Латвийской социал-демократической рабочей партии (ЛСДРП), на котором на посту председателя партии после продолжавшегося несколько лет перерыва Юрис Боярс сменил Дайниса Иванса. «Миллион»попросил Ю. Боярса ответить на вопросы, связанные с ситуацией в ЛСДРП и в Латвии.

— Господин Боярс, латышский электорат последние полтора десятка лет, в основном, отдает предпочтение правым партиям, а русский – левым («правые» и «левые» понимаются в местном контексте). Считаете ли Вы, что идеи социал-демократии вновь станут востребованными в латвийском обществе? Когда это, по-Вашему, может произойти? И чем Вы объясняете феномен, что даже бедные латыши упорно голосуют за партии, которые защищают интересы богатых?
— Нельзя так делить электорат: русские — все левые, латыши — все правые. Это ложное представление. Возьмите Долгополова. Когда ему выгодно — он левый, а невыгодно — правый. Или Журавлев — какой он левый? Он хотел скопировать российскую «Родину» и использовать русский национализм в интересах своей предвыборной кампании.
Почему бедные латыши голосуют за партии, которые защищают интересы богатых? Во-первых, по причинам односторонней информированности. Все газеты находятся в руках тех, у кого есть деньги. А газет левого направления в Латвии нет. Нет и социал-демократической газеты, содержать ее очень дорого, и наши идеи поэтому недостаточно хорошо пропагандируются в массах. А прежнее руководство ЛСДРП этим не занималось, не шло в массы. Во время моего руководства партией мы с людьми работали, и результаты были другие.
Во-вторых, бедный человек всегда рассчитывает на чудо, которое совершит некий герой. То этим «героем» он видел Шкеле, то Репше и т.д.
— Многие русскоязычные, возможно, голосовали бы и за ЛСДРП, но их отпугивает бытующее среди нелатышей мнение о том, что ЛСДРП, в первую очередь – партия латышей и для латышей. Вы согласны с таким мнением? Разве можно быть одновременно социал-демократом и националистом?
— Не согласен с утверждением, что ЛСДРП чисто латышская партия и только для латышей. В партии есть люди разных национальностей, в том числе и русские. Хотя, действительно, эта партия была основана латышами. Это старейшая партия Латвии, существует более века. Мы не делим членов партии по национальностям и гражданству, но мы учитываем и национальный фактор. Ведь мир состоит из национальных государств. Многие этносы и сегодня пытаются добиться национального самоопределения. Этот процесс постоянно идет, и его нельзя игнорировать. То же самое произошло и в Латвии.
— Предположим, что ЛСДРП получила большинство мест в Сейме. Что изменили бы Вы в социальном плане? Ввели бы прогрессивный налог? Отменили бы подоходный налог с минимальной зарплаты? Подняли бы «минималку» до минимального прожиточного уровня? Снизили бы пенсионный возраст для женщин? Что еще?
— В социальном плане мы четко придерживаемся идеалов, на которые ориентируется Европейская социал-демократическая партия. Конечно, экономика должна быть социально ориентированной. Безусловно, мы за введение прогрессивного подоходного налога. С богатого налог выше, с бедного — ниже. Такой принцип действует во многих странах. Считаю, что нельзя брать налог с такой зарплаты, которая не покрывает расходы на минимальную потребительскую корзину. Но ЛСДРП не занимается популизмом, поэтому мы считаем, что нужно все хорошо посчитать, перелопатить бюджет, исключить некоторые расходы и усилить социальную доминанту бюджета. Но, опять-таки, в рамках возможного. Тут свое слово должны сказать эксперты. Мы не раз выступали в Сейме с такими предложениями, но правые партии нас не поддержали.
Снизить пенсионный возраст для женщин в нынешних экономических условиях едва ли возможно. Даже более богатые страны не могут себе позволить этого. Там даже наблюдается тенденция на увеличение пенсионного возраста. Иначе говоря, все упирается в экономику. Население Латвии стареет, растет удельный вес пенсионеров, и это создает проблему для бюджета страны. С этим приходится считаться.
— С кем из левоориентированных партий Вы готовы сотрудничать? С «Новым центром»? С ЗаПЧЕЛ? С «Родиной»? Социалистами? ПНС? Возможно ли создание в Латвии одного левого блока? Если нет, то почему?
— Как я сказал выше, еще надо разобраться — кто такие левоориентированные партии. Кстати, мы были в рижской думе в объединении и с «Новым центром», и с «ЗаПЧЕЛ». Будем придерживаться такой тактики: сначала нужно добиться успеха на выборах, а потом уже выбирать себе союзников. Однозначно, мы не будем в одном блоке с теми, кто проповедует национальную рознь, кто проявляет неуважение к латышскому народу, его языку и традициям, кто устраивает разборки у святого для каждого латыша места — памятника Свободы.
— Как ЛСДРП видит решение проблемы межнационального отчуждения в стране? Как сделать общество граждански единым? Стоит ли для этого отказаться от так называемой школьной реформы, дать право негражданам (а это, прежде всего, нелатыши) участвовать в местных выборах?
— Что это за проблема такая? Где вы видите межнациональное отчуждение? Я иногда встречаюсь со «старыми» русскими. В компании вместе с латышами они прекрасно говорят по-латышски, поют латышские песни. Какие тут проблемы? А если человек сорок лет прожил в Латвии и не может по-латышски двух слов связать, то это его проблемы. Если высокомерно относиться к коренному народу, его языку — вот тогда и создаются проблемы.
От школьной реформы отказываться нельзя. Выпускники школ — нелатыши должны свободно владеть латышским языком и быть конкурентоспособны. У моего соседа по даче — отставного советского офицера — одна из внучек владеет пятью языками, в том числе и японским. Конечно, и латышским тоже. Вот пример того, что может достичь русский молодой человек, если есть стремление и желание. Эта девушка сейчас прекрасно себя чувствует не только в Латвии, но и за рубежом.
— Как Вы относитесь к декларациям, которые выдвинули «Зеленые и крестьяне» и другие правящие партии? Своевременны ли они и нужны ли вообще? Не заведут ли они окончательно отношения России и Латвии в тупик?
— Мирный договор 1920 года между Россией и Латвией строго определил межгосударственную границу, и Абренский уезд согласно него является неотъемлемой территорией Латвии. Я считаю, что не следовало в одностороннем порядке выступать с декларацией. Надо было подписать договор о границе, но при этом в приложении к договору латвийская сторона могла высказать свое мнение по его отдельным статьям, в том числе и по тем, которые касаются спорной территории Абренского уезда.
— Есть ли реальные шансы у ЛСДРП на следующих выборах вернуться в Сейм? Возможна ли для Вас коалиция с правыми партиями, такими как «Таутас партия», «Яунайс лайкс» и т.п.?
— Да, есть. Если, конечно, будем работать слаженно и не тратить сил на внутрипартийные дрязги. Я надеюсь, что под моим руководством ЛСДРП удастся избавиться от некоторых «болезней», которые она приобрела, когда во главе стоял Дайнис Иванс. А с кем пойдем в коалицию — об этом, как я уже сказал, будем решать после выборов.
— Когда Вы приедете в Даугавпилс? Что хотели бы сказать даугавпилчанам?
— Я бывал в Даугавпилсе не раз. Выступал перед аудиторией, на ТВ. Меня всегда нормально принимали, и у меня осталось хорошее впечатление о городе и его людях. Очень важно, что у вас нет национального вопроса, хотя в городе живут люди разных национальностей. При первом удобном случае с удовольствием приеду в Даугавпилс.

05.05.2005, 09:00

Вопросы задавал Борис ЛАВРЕНОВ


Написать комментарий