Аксенокс против Барклая

Вчера председатель Рижской думы Айварс Аксенокс заявил, что "в Риге нет места памятнику Петру I", ну а что касается Барклая–де–Толли, то "основания его там устанавливать определенно не было".

Что же касается памятника Освободителям за Двиной, то о нем Аксенокс отозвался так: “Я ведь сразу моментально не могу сказать, что надо приехать с бульдозером и снести”. Но, судя по всему, бургомистр намерен думать в данном направлении…

“Памятники народ ставит тем людям, которые этому народу дали много политического вклада и которых народ хочет вспоминать, — мотивировал свое отношение к нелюбезным ему монументам А. Аксенокс. — Не вижу никаких оснований сегодня в Латвии или в Риге Петру I строить какой–то памятник”. По памятнику генералу–фельдмаршалу Барклаю–де–Толли: “Мы поговорим по этому вопросу, надо его сносить или не надо”. То же самое — с памятником Победы.

“Вести Сегодня” связалась с предпринимателем и меценатом Евгением Гомбергом, благодаря которому Рига вновь обрела в первозданном облике памятник, воздвигнутый за год до Первой мировой войны.

— Я восстановил скульптуру не из политических целей, — решительно заявил г–н Гомберг. “С того времени, как памятник вновь там стоит, скульптура является моей собственностью. Мы почти полтора года согласовывали с Рижской думой договор дарения. Смысл договора — скульптура подарена безвозмездно, в случае же, если она по каким–то поводам перестает быть нужной городу, тот обязан мне ее вернуть. Думе не хватило каких–то двух недель, чтобы договор был подписан, но такой договор не менял бы сути”. По словам бизнесмена, памятник, стоящий на Эспланаде с 1913 года, включает в себя собственно скульптуру и гранитный куб с надписью. Это неразрывный комплекс.

— Я же не памятник сам установил, а восстановил часть памятника, его завершение. Если господин Аксенокс хочет его убрать, то ему придется убрать и основание памятника, на что он должен получить разрешение Государственной инспекции по охране памятников. По сведениям, полученным нами из ГИОП, постамент обладает самостоятельной архитектурной ценностью.

Итак, Михаил Богданович Барклай–де–Толли стал фигурантом муниципальной политики. Впрочем, для тех, кто затевает войны с прошлым, они обычно плохо кончаются. Так, в 2001 году, ополчившись на выставленный в парке Кронвалда монумент Петру Великому, Tєvzemei un Brivibai/LNNK вылетела из правящей коалиции в Рижской думе. Возможны проблемы и сейчас — по крайней мере в Риге точно отыщется не одна сотня людей, которые придут к Барклаю, чтобы его защитить от современных варваров. Господину Аксеноксу стоит, в конце концов, задуматься, где он сидит — в здании НЕМЕЦКОЙ Ратуши, восстановленной путем сноса части Рижского технического университета. Не желает ли Аксенокс ее тоже вернуть в первоначальное состояние? А памятник Барклаю, между прочим, работы скульптора Вандшнейдера, занимает свое историческое место и никому, кроме оголтелых фашиков, не мешает.

05.04.2005, 11:51

"Вести сегодня"


Написать комментарий