Транзитный газопровод? Лет через 500

Перед пасхальными праздниками премьер-министры Латвии, Литвы и Польши подали почти пасхальное прошение в ЕС о том, чтобы новый газопровод из России в Германию пошел не по дну Балтийского моря, а по суше — через упомянутые страны.

О реальности прокладки нового трубопровода через Латвию рассказал Kb президент компании Itera Latvija Юрис Савицкис.

— С одной стороны, приятно, что экс-премьер Эмсис и нынешний премьер Калвитис подняли эту проблему на уровне ЕС. Латвийские газовики обращали внимание правительства на эту проблему в течение последних трех лет. Однако при строительстве объектов такого масштаба принимаются во внимание не только экономические показатели. И даже если вариант прокладки трубопровода по суше экономически выгоднее, он мог бы быть принят, если бы у него были нормальные политические составляющие.

Латвийский комиссар по энергополитике Евросоюза Андрис Пиебалгс назвал российский проект строительства газопровода по дну Балтийского моря “сырым”. Это не так. Вернее, так, с точки зрения Еврокомиссии: там тема нового газопровода действительно не проработана. Россия же этим проектом занималась еще в те времена, когда Латвия и не думала о вступлении в ЕС. Были просчитаны все альтернативные проекты. По моим данным, в самое ближайшее время будут решены вопросы финансирования прокладки газопровода по дну моря в Германию. Нынешний опыт России по транспортировке газа — даже через Белоруссию — заставляет россиян сооружать коридор от российской собственности на территории РФ к российской же собственности на территории Германии без участия посредников.

На сегодняшнем фоне политико-экономических отношений изменить мнение России в пользу строительства транзитного варианта газопровода практически невозможно. Так что после прокладки по дну Балтийского моря трубопровода, по которому предполагается прокачивать ежегодно до 30 млрд. кубометров российского природного газа, рассчитывать на то, что по территории Латвии может пройти какой-то новый газопровод, не приходится в течение ближайших 500 лет.

— Если Евросоюз нам не поможет с трубой, может быть, тогда признает нашу уникальность по части ситуации на газовом рынке? Я говорю о требовании либерализовать рынок…

— Сейчас утверждают, что к Латвии не могут быть применены исключения по либерализации рынка, поскольку Латвия граничит с другими странами Евросоюза. Однако в данном случае исключения в директиве распространяются, во-первых, на страны, которые получают газ по одной трубе, во-вторых, на страны, которые не соединены с другими поставщиками газа из ЕС, и, в-третьих, если труба, по которой осуществляются поставки газа, не подведена к другим странам—членам Евросоюза. Латвия как раз соответствует этим критериям. Газ идет только по трубе, которая принадлежит Газпрому.

И если даже он идет через трубопроводную систему Эстонии или Литвы — суть вопроса от этого не меняется.

— Значит ли все вышеперечисленное, что новые проекты в газовой отрасли у нас в ближайшее время не появятся вообще?

— Напротив. В настоящее время мы работаем как раз над проектом сооружения терминала по приемке сжиженного природного газа в одном из портов Латвии. Один из вариантов предусматривает строительство завода по приему танкеров со сжиженным природным газом (метаном) в Риге. Газ принимается с танкера, разжижается и подается в систему Latvijas gāze (LG). Планируется, что газ может поставляться из России и Норвегии. Этот проект позволяет разгрузить трубопровод, соединяющий Россию и Латвию, и таким образом увеличить потребление газа путем его завоза танкерами и уменьшить очередь на пользование Инчукалнским газохранилищем. Планируемая мощность предприятия по разжижению газа, которое будет расположено прямо на причале, составляет 0,5 млрд. кубометров в год. Особо хочу подчеркнуть, что наряду с рассмотрением данного проекта не был отвергнут и вариант сооружения такого предприятия в Рижском порту.

Проект действительно необычный, поскольку в настоящее время, говоря об энергоносителях, мы привыкли ориентироваться только на транзит экспортного сырья. Потому мы тщательно просчитали экономическую эффективность нового проекта и пришли к выводу — потребность в таком газе есть. Проект получает свое экономическое обоснование для Латвии в связи с тем, что цены на газ в нашей стране достигнут европейского уровня.

— А председатель правления LG Адриан Давис в интервью ранее утверждал, что цены на газ зависят только от цены мазута…

— Мы будем приближаться к “евроценам”. Акционером Latvijas gāze является не только Газпром, но и немецкий консорциум…

Кстати, президент Банка Латвии (БЛ) Илмар Римшевич — один из тех, кто рьяно выступает против повышения цен на газ, обосновывает свою позицию тем, что рост цен на газ непременно повлечет за собой подъем уровня инфляции в стране. По его словам, если мы перейдем определенный рубеж в инфляции, то Европа немедленно применит к нам большие штрафные санкции. Наши финансовые эксперты самым тщательным образом изучили этот вопрос. Выяснилось, что повышение цен на газ на 20 процентов влечет за собой повышение общего уровня инфляции по стране не более чем на 0,3 процента. Так что рвение президента БЛ относительно выполнения евродиректив заставляет думать о том, что он является не президентом национального банка, а представителем какой-то брюссельской структуры в Латвии. Опыт показывает, что другие члены европейского сообщества больше думают о благополучии собственного населения и соответствующим образом толкуют директивы ЕС, не нарушая их по сути. Когда дефицит бюджета Франции превысил допустимые нормы, представителей этой страны лишь отечески пожурили. По-человечески понятно, что латвийские клерки и политики, когда им придется покинуть политическую арену и они будут претендовать на теплое местечко в Брюсселе, рассчитывают на благожелательность Европы. Но не надо забывать о том, что они могут попасть туда только в том случае, если их кандидатуры утвердят в Латвии. И мы все в первую очередь должны думать о своей стране.

29.03.2005, 11:39

"Коммерсант Baltic Daily"


Темы: ,
Написать комментарий