Стыдливые националисты и крутой Шурик

Не прошло и недели, как титульное большинство сейма проголосовало против того, чтобы снять главу комиссии по иностранным делам — а гляди, уже премьер–министр Калвитис и министр иностранных дел Пабрикс усматривают проблемы для Латвии в деятельности того же самого Александра Кирштейнса


Скоро может быть созван коалиционный совет, на который вынесут “персональное дело” представителя Народной партии. И тогда…

А что, собственно, тогда изменится? Неужели в “загашниках” Народной партии имеется кандидатура, которая будет обладать иными, чем А. Кирштейнс, качествами? Речь, разумеется, идет не о личностных характеристиках, а о комплексе политических воззрений. Так вот — можно предположить, что назначение на пост главы комиссии, например, недавно вошедшей в состав депутатского корпуса Вайры Паэгле было бы еще большим минусом для латвийско–российских отношений. А. Кирштейнс, по крайней мере, работал в Советском Союзе, путешествовал по многим республикам, русским языком владеет как родным. А В. Паэгле, эмигрант в США, долгое время занимала ведущие посты в Объединении латышей Америки и Объединении свободных латышей мира — организациях “изгнанников”, активно сотрудничавших с ЦРУ и другими спецслужбами в годы “холодной войны”.


По мнению Артиса Пабрикса, г–н Кирштейнс создает проблемы в отношениях с иностранными посольствами. Что же, интересно, это за посольства? Вашему автору известно по меньшей мере о двух рабочих встречах А. Кирштейнса с послом России Виктором Калюжным, о которых глава комиссии по иностранным делам проинформировал коллег–депутатов. По этой линии, можно предположить, проблем с коммуникациями нет. Разговор идет, хотя и неровный, но оживленный.

А может быть, А. Кирштейнс не нашел общего языка с новым послом Соединенных Штатов? Это уже ближе к истине. Для информированных персонажей не является секретом, что недовольны г–ном Кирштейнсом именно в “райкоме” на бульваре Райниса. Поскольку некоторые его высказывания, интерпретируемые как антисемитские, якобы мешают визиту в Латвию группы американских конгрессменов, среди которых есть лица еврейского происхождения, не желающие общаться с нынешним председателем.

Но это еще мелочи. Рискнем предположить, в чем же состоят два основных “греха”, которые могут поставить крест на карьере А. Кирштейнса в качестве главы комиссии по иностранным делам. Суть первого в том, что политик Кирштейнс на редкость последователен — то есть не устает ссылаться, например, на декларацию об оккупации 1996 года. Тогда как представители МИД Латвии хотели бы засунуть эту бумажку “куда подалее, и лучше, чтобы враз и навсегда”. Национал–популист Кирштейнс работает в классическом ключе латышского ура–патриотизма начала 90–х годов, не замечая, что его лощеное партийное руководство озабочено внешней респектабельностью и политкорректностью. Ведь именно так можно прикрывать рискованные операции экономического крыла “народников”, во главе которых по–прежнему реально стоит Большой Бородатый Оранжевый Человек, очень любящий оффшорный остров Гернси и дигитальное телевидение.

Разумеется, институциональная дискриминация русских в Латвии никуда не делась — но перед всем миром надо делать исключительно пристойный вид. Кирштейнс просто “ломает малину” национальной дипломатии, быстренько выучившейся демократически–демагогическому новоязу ЕС и НАТО. К тому же он напрягает вышеупомянутое бизнес–руководство Народной партии, желающее “попилить транзит”, что невозможно без тихой дипломатической работы, к которой А. Кирштейнс органично неспособен. И, ко всему, он абсолютно не вписан в олигархические схемы “народников” — он для них инородное тело.

Вторым недостатком А. Кирштейнса является, увы, его “недостаточно арийское” происхождение. Уж сколько политик затратил усилий на то, чтобы доказать, что он никогда не был Сливкиным, но от этого имидж его не улучшился. Как заметил на днях Сергей Леонидович Долгополов (по иному, впрочем, поводу): “То ли он украл, то ли у него украли, но факт кражи налицо”. К тому же осведомленные источники начали любопытствовать — не родственник ли Александрс Кирштейнс бывшему полковнику КГБ и участнику депортаций Янису Кирштейнсу, чье уголовное дело по геноциду тянется удивительно медленно? По крайней мере земляки они точно — А. Кирштейнс родился в Вецпиебалге, а заплечных дел мастер Янис Робертович свою активность в годы культа личности развивал как раз в Цесисском районе. Ну да сын за отца не отвечает, как сказал лучший друг советских чекистов…

В любом случае Александрс Кирштейнс не рассчитал своего темпа. Как и не спрогнозировал последствий того, как отнесутся в стане “главного союзника” к тому, что его секретарь Лиене Апине в один день появляется со своим парламентским шефом на белорусской выставке (какой моветон!), а на другой день — со своим партийным шефом Айваром Гардой на шествии экс–легионеров и их фанатов. Поэтому глава комиссии по иностранным делам может стать жертвой весеннего месячника за очищение образа Латвии, устроенного по приказу ее заокеанских боссов и спонсоров. И то сказать — кто платит, тот и заказывает музыку. И лишь наивный или совсем пьяный политик Восточной Европы может вообразить, что он, в натуре, дирижирует оркестром.

24.03.2005, 11:51

Вести сегодня


Написать комментарий