ARCFI о добровольных помощниках SS и Холокоста в Прибалтике

Появляется все больше документальных свидетельств того, какую высокую активность в осуществлении нацистских планов уничтожения мирного во время Второй мировой войны населения добровольно проявили многие жители Прибалтики


Прибалтийские добровольцы проявили наибольшее рвение в осуществлении плана нацистов по уничтожению мирного населения, в том числе евреев, на оккупированных территориях в рамках так называемого “Окончательного решения” еврейского вопроса. Испытывая нехватку кадров для осуществления карательных акций, немецкое командования старалось максимально использовать для этих целей местное население. Однако нигде поток добровольцев в карательные части не был столь массовым, как в Эстонии, Латвии и Литве. Уровень сотрудничества с нацистскими войсками на всех других оккупированных территориях Восточной Европы был значительно более низким, свидетельствуют исследователи. Литовские, латвийские и эстонские добровольцы из местной полиции (Hilfswillige или сокращенно Hiwis) в первые недели немецкой оккупации развернули массовые убийства евреев и коммунистов в таких масштабах, что командующий тыла группы армий “Север” приказал прекратить их несанкционированную деятельность, свидетельствуют источники, собранные группой Aktion Reinhard Camps Foundation International (ARCFI).

Организация первых коллаборационистов из рядов эстонской полиции под названием Omakaitse, или “самооборона”, играла важную роль в облавах и расстрелах эстонских евреев, рассказывается на сайте ARCFI (deathcamps.org). Подразделения Omakaitse использовали униформы эстонской армии или Добровольной лиги самообороны (Kaitseliit) с надписью на нарукавных повязках “Im Dienst der Deutschen Wehrmacht” (“На службе германских вооруженных сил”). К началу 1942 года было сформировано 12 полных эстонских полицейских батальонов. Эстонская международная комиссия по расследованию преступлений против человечности заключила, что часть эстонских полицейских батальонов активно участвовала в облавах и расстрелах евреев. 7 августа 1942 года 36 эстонский полицейский батальон принял участие в облавах и расстреле почти всех евреев, оставшихся в живых в городе Новогрудок в Белоруссии. Этот батальон также участвовал в патрулировании мест заключения, предотвращая побеги пленных евреев как минимум в четырех городах Польши (Лодзь, Перемышль, Жешув и Тарнополь). Они конвоировали евреев, депортировавшихся из Вильнюса в лагеря в Эстонии и охраняли пересыльный лагерь для евреев в польской Избице.

В Литве многие отряды Hiwis образовались из рядов “партизан”, которые в составе Литовского национального фронта начали антисоветское восстание в самом начале германского вторжения. Одна из таких частей из 600 человек под командованием журналиста Ионаса Климайтиса (Jonas Klimaitis) уничтожила 3.800 евреев в Каунасе и позже 1.200 в других городах. Из их рядов были сформированы пять полицейских дружин. В июле 1941 многие полицейские подразделения в Каунасе и других местах были включены в полувоенную организацию Tauto Darbo Apsauga (Национальная трудовая гвардия). В Вильнюсе и других местах соответствующая организация называлась Lietuvia Savisaugos Dalys (Литовская самооборона). С их помощью к концу 1941 года было уничтожено около 175.000, или 80% литовских евреев. Декларация литовских евреев, принятая в американской зоне в послевоенной Германии, заключала: “Небольшие местечки в литовской провинции без исключения были стерты с лица земли литовцами”. Свидетельства тех, кто сумел выжить, редко содержат упоминания об участии немцев в карательных акциях, однако ясно указывают на то, что уничтожение людей осуществляли в основном литовцы, в основном при полном отсутствии германских должностных лиц.

Эти полувоенные формирования были позже включены в Policiniai Batalionai (литовские полицейские батальоны). К августу 1942 года существовали 20 таких батальонов. Эти батальоны, к командованию которых были приписаны офицеры по связи с Германией, напрямую подчинялись SS- und Polizeiführer (командующему SS и полиции) в Литве. После формирования этих литовских батальонов охраны Schutzmannschaft многие подразделения, входящие в их состав, участвовали в карательных операциях в Белоруссии, на Украине и в Польше. Как минимум две роты Литовского 12 батальона Schutzmannschaft, например, были прикреплены к Германскому 11 резервному полицейскому батальону, который был направлен в Минск осенью 1941 года. Они участвовали в казнях в городе и близлежащем лесу.

Латвийскими Hivis командовал Викторс Арайс (Viktors Arajs). Латышские добровольцы в составе батальонов Schutzmannschaft к середине октября 1941 года уничтожили более 30.000 латвийских евреев. Один из таких батальонов, 21-й, 15-17 декабря 1941 года уничтожил 2.749 евреев на пляже возле Лиепаи. Эта операция была сфотографирована и сняла на пленку офицером SS Карлом Эмилем Штроттом (Carl Emil Strott). В 1942 году латвийские полицейские батальоны активно действовали на Украине, в Белоруссии и других местах. Среди них был команды Арайса (Arajs Kommando), который осуществлял подготовку в германской школе SD в Фюрстенберге возле Берлина. Некоторых членов команды Арайса посылали в Минск для участия в массовых казнях в деревне Малый Тростинец. В Варшаве два батальона ассистировали в облавах на евреев и их доставке в Треблинку, охраняли Umschlagplatz и принимали участие в подавлении восстания в Варшавском гетто. В то время более 10.000 латышей носили германскую униформу.

Уроженец Риги, мастер спорта по шахматам Карлис Озолс (Karlis Ozols) входил в руководство команды Арайса. Между 24 июля 1942 и 27 сентября 1943 года Озолс служил в одной из латвийских частей, расквартированных в Минске. Одной из задач его роты являлась охрана сооружений SD, в том числе Минского и других близлежащих гетто и концлагерей, помощь в перевозке и охране евреев, отобранных для уничтожения, и охрана расстрельных ям. Здесь они также иногда казнили евреев. В малом Тростинце Озолс убивал людей (предположительно евреев) и командовал латвийской гвардией SD. 8 и 9 февраля 1943 года Озолс и все 110 латышей под его командованием транспортировали за город к расстрельным ямам и помогали немецким войскам в уничтожении более 2.000 евреев из Слуцкого гетто.

Мало кого из этих и других добровольных палачей принуждали участвовать в маниакальных убийствах мирного населения, последовавших за вторжением в Советский Союз, указывает ARCFI. В основе их выбора лежали националистические, антикоммунистические, антисемитские и просто экономические побуждения. Исключение составили так называемые “Травники” (Trawnikis) или “Аскарис” (Askaris). Как известно, из-за неподписания Сталиным соответствующих международных соглашений, на попавших в плен советских военнослужащих не распространялся официальный статус военнопленных (POW). Для пополнения личного состава SS комендант концлагеря Травники в окрестностях Люблина вербовал Hiwis из украинских, латвийских и литовских военнопленных. Этих добровольцев отбирали на основе их антикоммунистических или антисемитских взглядов, хотя большинство их них записались на службу к немцам скорее из чувства самосохранения, чем по идеологическим причинам. Им предложили возможность избежать почти верной смерти от голода и пообещали, что не используют в боевых действиях против Советской армии. На Украине многие поверили немецкой пропаганде, которая поощряла тенденцию части украинцев к самоопределению и внушала им, что они являются “союзниками” Германии, подразумевая, что Германия вознаградит их после окончания военных действий. После того, как этот обман стал очевидным, в рядах коллаборационистов из бывших военнопленных разгорелся огонь взаимного недоверия и подозрительности. В отличие от немцев, действовавших по идеологическим причинам, украинцы были готовы выполнять свою “грязную работу” в обмен на немедленное и будущее вознаграждение. В немецких военных документах, полученных после войны, содержатся данные о том, что к концу 1942 года из общего числа в 280.108 военнопленных, освобожденных немцами, не было ни одного русского. 270.095 из них были украинцы. Позже многие их них были привлечены к сотрудничеству в местных полицейских и карательных частях SS. Украинские полицаи, многие из которых поставляли в лагеря еду и водку в обмен на деньги и ценности, а также за плату передавали сообщения между заключенными, в целом не пользовались доверием руководства SS. Им, например, не выдавали автоматическое оружие. Среди них были те, кто восставал против нацистов, помогал еврейским организациям сопротивления и был казнен немцами

21.03.2005, 09:26

regnum.ru


Написать комментарий