«Вы лучше? А мы больше платим!»

Выборы в некоторых самоуправлениях из лотереи превратились в аукцион. Таковы гримасы деревенской демократии.

Прямой подкуп избирателей – это давно не новость в нашей своеобразной стране, и уже на прошлых местных выборах таковой применялся без особого стеснения. Но нынче процесс принял такие масштабы, что об этом впору говорить как о серьезной общегосударственной проблеме.

Осколок айсберга

Пара задержанных в Резекне – это даже не верхушка айсберга, а так, осколок, попавшийся на глаза полиции безопасности то ли по причине чрезмерной беспечности и наглости «покупателей волеизъявления», то ли из-за политической окраски подозреваемого списка.

В сельской глубинке «победа на выборах» за пару ящиков водки или за отоваривание соответствующего контингента избирателей на точках по предъявлении бюллетеней конкурентов – явление вполне обыденное. Непьющие могут получить и деньгами. Причем упомянутые в резекненском инциденте 10 латов – это такса для города, на селе больше трешника не платят.

Нынешний процент участия в выборах, еле-еле переваливший за половину, – это не только результат разочарования в представителях местной власти, но и не в последнюю очередь проявление недоверия к избирательной системе. Многие знакомые, отказавшиеся пойти 12 марта к урнам, объясняли это нежеланием участвовать в фарсе, где результат определяется не конкуренцией программ и личностей, а тем, какой из претендентов не побрезгует притащить на участок полсотни алкоголиков. Или тем, кто заплатит этим «избирателям» чуть больше другого.

Уж очень «пропорциональная» система

Кроме чисто криминального аспекта проблемы, которым, в принципе, должна заниматься полиция, есть и законодательные, организационные несуразности. Нынешнее четырехдневное сидение возле избирательных урн, призванное, видимо, хоть как-то повысить активность избирателей, только увеличило возможность манипулирования ими со стороны заинтересованных персонажей.

А каково наблюдателям? Их от непартийного местного списка может быть только трое. И как вы себе представляете их полноценную работу, например, на двух участках с двумя выездными урнами? Ну да ладно, ведь наблюдатели ни «обработку» избирателей, если она ведется дальше законных 50 метров от участка, ни раздачу спирта на точках за «правильное» голосование остановить не смогут…

Нарекания звучат и по поводу самой «списочной» системы. В маленьких волостях она порождает совершенно анекдотические ситуации: то муж и жена создают два «конкурирующих» списка, то, напротив, для пары сотен избирателей создаются пять или семь списков.

«Проходной балл» резко снижается за счет пропорционального принципа подсчета – например, один список, набравший больше сотни голосов, получает два мандата, а три других, имеющих в сумме не более девяноста, каждый по одному. К обеспечению прав оппозиции это имеет весьма далекое отношение (списки-то, как правило, подставные), а вот возможности «точечного» (см. выше) влияния на избирателей существенно возрастают.

Надо что-то «в консерватории поправить»

Покупка голосов уже перестала быть «отдельным вопиющим случаем» и сложилась в систему. Если ее не замечать, то последствия могут быть достаточно печальными не только для отдельных захолустных волостей, но и для общества в целом.

Предусмотренные сегодняшними законами меры противодействия (вроде раскладывания бюллетеней на выходе из участка, чтобы каждый мог обеспечить нужный комплект) не везде соблюдаются, да и не очень-то они эффективны.

Нужны принципиальные перемены. Например, в тех самоуправлениях (до 5 тысяч жителей), в которых сегодня разрешено формирование не только партийных, но и списков от объединений избирателей, возможно, был бы смысл вернуться к варианту системы, существовавшей в Первой республике: все выдвинутые списки печатаются на одном бюллетене. Делается ли это в виде перечня списков или фамилий кандидатов, выбирает избиратель список или нужное число депутатов – не суть важно.

Главное, что бюллетень – один и пределов участка не покидает, а значит, предъявить «покупателю» в подтверждение «правильного» голосования нечего. Смущает многих и порядок формирования комиссий. В маленьких самоуправлениях они иногда едва ли не полностью состоят из ближайших родственников кандидатов. Ладно, если это кандидаты из разных списков, а если из одного?

Когда председатель какой-нибудь волости принимает на работу свою жену или сына – этим сразу интересуется KNAB, а в такой же ситуации при работе избирательной комиссии о конфликте интересов никто не вспоминает.

Для сельской местности с ее жалким уровнем материального достатка существенным фактором становится и т. н. предвыборная благотворительность. Когда за месяц-другой (а то и за пару дней) до голосования начинается раздача «секонд-хэнда», лекарств, продуктов под партийными лозунгами. Нужны законодательные поправки, позволяющие квалифицировать это как подкуп со всеми вытекающими юридическими последствиями.

Другое дело, если партийная забота о сирых и убогих носит постоянный характер в виде, например, ежедневной столовой для бедняков – вот это на здоровье…

Впрочем, не менее (а может, и более) важным для избирателей является возможность влиять не только на выборы, но и на последующую работу своих избранников. Но это уже тема для отдельного разговора.

21.03.2005, 08:05

chas-daily.com


Написать комментарий