Фронт против России: «санитарный кордон» и «внешнее управление» 1

1.

Мировой порядок, создававшийся в 1945-1975 годах, разрушен. Надежда на то, что уничтожение старого мирового порядка закончится вместе с уничтожением коммунизма, не оправдалась. Теперь нескрываемой целью западных “злых полицейских” является расчленение России, а целью “добрых полицейских” – “внешнее управление”, ограничение ее суверенитета, установление международного контроля над ее ядерной самообороной. Стоит ли удивляться, что в заново переписанных национальных историях бывших коммунистических государств и советских республик новые герои – фашисты, эсэсовцы и шовинисты, чья единственная “заслуга перед мировой демократией” – борьба против России.

Если более не существует системы международного права, в котором были суверенитет, невмешательство во внутренние дела и нерушимость границ, в котором территориальная целостность, право наций на самоопределение и права человека мыслились как единое целое, – то “всё позволено”. Теперь, когда удобная “глобализация” выше национального суверенитета, “вашингтонский обком” и брюссельская бюрократия – единственные толкователи норм демократии, Милошевич перед Международным трибуналом, а армия США избавлена от юрисдикции международного суда, – у России нет шансов “примерным поведением” заслужить снисхождения. Нам сказано: Россия “слишком большая” для выживания в новом мировом порядке.


2.

“Мир с позиции силы” обращен к России единственным на планете географически выстроенным фронтом, в строительстве которого нет перерывов: постколониальный эшелон против СССР сменился посткоммунистическим эшелоном против России, а тот – новым, постсоветским “санитарным кордоном”. Россия реформировалась, либерализовывалась, демократизировалась, исполняла условия, соглашалась с инспекциями и мониторингом, смирялась с капризными ревизорами, научилась терпеть двойные стандарты, встроилась, наконец, в коалицию против террора – строительство “санитарного кордона” не остановилось ни на секунду. И его движение вглубь России само уже не остановится никогда.

У нас перед глазами пример Югославии-Сербии. Даже капитулировав, даже отправив в Гаагу Милошевича, она не заслужила “прощения”: Сербская Краина истреблена, Республика Сербская изолирована, Косово отчленено, Черногория отделена. Можно было бы поверить, что искренний Запад действительно искренне становится на сторону каждого самоопределяющегося “против империи” народа, а судьба антисербских разделов подобна судьбе антипакистанской независимости Бангладеш, антиэфиопской Эритреи, антииндонезийского Восточного Тимора, антиюгославских Словении, Хорватии, Боснии, Македонии. А развод Сербии и Черногории подобен разводу Чехии и Словакии… Но в Сербии на очереди – автономная Воеводина, где венгры не составляют достаточной для суверенизации доли населения.

Но албанское этническое меньшинство при поддержке Запада уже дробит Македонию, а завтра примется за Черногорию. Инициировав разрушение старого мира, новый мировой порядок не может предложить своим сторонникам ничего, кроме странного союза брюссельской бюрократии с провинциальными националистическими этнократиями. От них требуется только лояльность и умение уместить свое “национальное возрождение” в рамки НАТО-ЕС.

Достигнув национальной независимости, они уже на следующий день становятся в очередь в НАТО. Едва закончив свою легендарную борьбу против брежневского “ограниченного суверенитета”, полудохлых Совета экономической взаимопомощи и Варшавского договора, они жертвуют еще большим ради самоподчинения жесткому и бесцеремонному Европейскому Союзу. Гордясь своими посткоммунистическими либеральными реформами, эти “новые демократии”, однако, готовы радикально истребить свое сельское хозяйство и высосать свои трудовые ресурсы на Запад ради социалистических субсидий ЕС.

Они горды и своей новой задачей – своим прифронтовым положением и самозваным статусом “главных посредников” и “специалистов” по постсоветским странам и России. Но Россия к посредничеству их не приглашала, хорошо помня, что в оккупационной жестокости против нас лидировали именно “национальные” формирования СС.

3.

Их ждут неожиданности. Все эти новые этнократии – лишь часть дробящейся европейской мозаики, в которой традиционная самостоятельность местных властей уже не удовлетворяется возможностями немецкой и австрийской федераций, швейцарской конфедерации, более чем обширными правами испанских автономий. На очереди – претендующие на непосредственное членство в Европейском Союзе испанские Баскония и Каталония, французская Корсика, итальянские Ломбардия и Тироль, греческий Кипр отдельно от турецкого Северного Кипра. Шотландия, Гренландия, Израиль без Палестины.

Разрушая национальные суверенитеты, самодостаточная брюссельская бюрократия неизбежно провоцирует внутри Европы мозаичный федерализм вовсе не для того, чтобы национальный голос Польши, сравнявшись с национальным голосом Люксембурга, укрепил сводный хор европейских народов. Хор – архаика. Современность – “технологическая” власть Брюсселя. Её фундаментальная задача – распределять. Её практика – вечная борьба за новые ресурсы ЕС и новые обеспеченные ресурсами США задачи по развитию “санитарного кордона” вокруг России.

Двигая фронт все дальше на Восток, накрывая военной инфраструктурой все постсоветское пространство, включая Среднюю Азию, Брюссель не может не поглотить Турции и Украины. Европейские аналитики не скрывают, что “судьба ЕС зависит от Турции и Украины”, но не говорят, что это значит. А это значит, что к 380 миллионам граждан ЕС через ряд лет прибавится 120-130 миллионов турок и украинцев, а к тысячам брюссельских бюрократов – квотные 3-4 тысячи турецко-украинских евробюрократов.

Допустим, ЕС переживет шок тюркизации-украинизации. Но пережитый Турцией – ради вступления в ЕС – шок “трудных решений” в отношении курдов и Геноцида армян будет компенсирован совершенно особым турецким присутствием в Германии, на Балканах, в молдавской Гагаузии, украинском Крыму, грузинской Аджарии, не говоря уже об Азербайджане.

Помня о “слишком большой для Европы” России, новая украинская власть начинает административно-территориальную реформу. Видимо, укрупняя и укрепляя Галицию, она стремится не только уравновесить Закарпатье, Новороссию и Донбасс, но и сделать свою карту более удобоваримой для европейской “интеграции”. Горьким юмором истории станет встреча в Брюсселе полноправных басков, каталонцев и крымских татар.

4.

Чтобы справиться с внутренним федералистским и этнократическим хаосом в Европе, ЕС и США жизненно важно укреплять внешние границы объединенного европейского суверенитета. Интенсивное развитие и расширение “санитарного кордона” против России, чьи пределы и есть пределы этого суверенитета, – предмет бюрократического консенсуса ЕС и США, на фоне которого любые “особые отношения” старой Европы с Россией – это отношения вчерашнего дня, память о старом мировом порядке, безобидная фронда.

“Санитарный кордон” нестабильности, созданный из постсоветских национальных государств в конце 1980-х годов, видимо, уже не может технологически удовлетворить потребностям тотального евро-атлантизма. Обусловленные политически, исторически и географически, нежелание или неготовность таких национальных государств, как Белоруссия, Украина, Грузия, Армения, Азербайджан подчинить свой суверенитет новому мировому порядку – сделали их негодными в качестве элементов “кордона”. И первые перемены в этой цепи – в Грузии и на Украине – породили надежду, что Западу удастся подчинить ее новым задачам, превратив из “линии соприкосновения”, на которой главное – поддержание напряжения, в “передовой эшелон фронта”, в котором главное – жесткий порядок и дисциплина.

Чтобы наступать дальше и самоутверждаться, Брюсселю нужна стабилизация “санитарного кордона” вокруг России и противоречащее принципам ЕС (признавшего Восточный Тимор, Словению, Хорватию, Боснию, Македонию, Косово), – истребление постсоветской “естественной суверенизации” Приднестровья, Абхазии, Южной Осетии, Нагорного Карабаха. Борясь с Россией, Запад всегда будет игнорировать на словах столь дорогие ему суверенитет, федерализм, меньшинственные права русских в Латвии и Эстонии. Запад готов признать независимость Иракского Курдистана и готов думать об отчленении Иранского Азербайджана, но никогда не изменит ориентации своего главного фронта против России.

Не особенно скрываясь, Запад показал – куда именно будут направлены усилия нового “санитарного кордона”, имеющего в тылу новую власть в Грузии и на Украине. После поражения сепаратизма в Чечне – новый “горячий” фронт выстраивается в целом на Северном Кавказе. После активизации (в первую очередь, согласованными усилиями Эстонии) вопроса о положении финно-угорских народов – потенциальным “холодным” фронтом становится Карелия и Поволжье. При этом мало кого волнует, что, например, марийцы имеют в России национальную автономию, а русские в Эстонии – не имеют даже полноты гражданских прав…

Очевидно, что теперь речь идет уже не о периметре границ России, и не о пограничном ее вытеснении, а об ее “взламывании” в самой сердцевине, по оси Волги, что на практике означает претензию на введение “внешнего управления” Брюсселя в Европейской части России.

5.

В этих условиях у России, желающий сохранить свою территориальную целостность и суверенитет, нет большего союзника, чем прежний “санитарный кордон”, возведенный против нее при издыхании старого мирового порядка. Нет большей поддержки, чем скорейшее вступление Турции и, может быть, даже Украины в Европейский Союз. Нет более искреннего партнерства, чем с национальными государствами, отстаивающими свой суверенитет против экспортных “революций”, и самоопределившимися народами, борющимися за признание своего максимально возможного государственного статуса.

Малосимпатичный союз империалистического “образца демократии” США с антинациональной социалистической бюрократией ЕС не оставляет России выбора.

19.03.2005, 14:10

regnum.ru


Темы: ,
Написать комментарий

Апокалиптический бред с сильным сионистским привкусом. Пугают Россию каким-то большим сан(итарным)узлом, неумолимо затягивающимся на ее шее. Россия сейчас сосредоточилась на быстром личном обогащении, но не забывает о базовых национальных интересах, которыми временно пришлось пожертвовать ради избавления от коммунизма и его национальной модели. Брюссельские храбрецы, расстреливавшие с большого расстояния безоружную Югославию, в те несколько часов, пока развернувшийся над Атлантикой самолет Примакова летел в Москву, так наложили от страха в штаны, что до сих пор не могут этого простить России.