Рассекречены подробности личной жизни Гитлера

8 мая 2005 года будет отмечаться 60-я годовщина капитуляции гитлеровской Германии


Но уже в марте вышли две книги о последних месяцах “третьего рейха”: “Книга Гитлера” Хенрика Эберли и Маттиаса Уля и “Бомба Гитлера” Райнера Карльша.

Сталин был одержим смертью Гитлера. Он не верил в его самоубийство в бункере, он был убежден, что фюрер где-то скрывается. Чтобы разобраться с этим делом, он приказал своим секретным службам найти кого-то из ближнего круга Гитлера, кому удалось выжить в последние часы перед капитуляцией, и кто мог бы рассказать правду.

Удалось отыскать Отто Гюнше и Хайнца Линге, двух офицеров SS, которые после периода службы на фронте были отозваны в Берлин, чтобы стать личными помощниками Гитлера. Оба они, арестованные в мае 1945 года, провели 10 лет в советских тюрьмах и лишь в 1955 году смогли вернуться в Германию. Гюнше умер в 2003 году, Линге – уже 25 лет назад. Тайная советская полиция допрашивала их с 1948 по 1949 годы, получив описание жизни Гитлера как в последние месяцы, так и в предыдущие годы, Сталин хотел иметь такую информацию.

Отто Гюнше и Хайнца Линге допрашивали в течение нескольких лет: обычно офицеры НКВД вызывали к себе пленников по ночам, когда они были крайне уставшими. Иногда они избивали обоих, иногда только угрожали. Они хотели знать все о человеке, который в 1941 году напал на их страну: ведь Гюнше был личным адъютантом Адольфа Гитлера, а Линге – его камердинером. Два доверенных лица Гитлера рассказали русским спецслужбам о многочисленных и до сих пор неизвестных подробностях из жизни немецкого диктатора, пишет немецкий еженедельник Der Spiegel, перевод статьи которого публикует Inopressa.

На 413 страницах плотного машинописного текста офицеры из органов безопасности педантично отмечали все, о чем им рассказывали два доверенных лица Гитлера: об отношениях фюрера с Евой Браун, о том, как он постоянно ругал Германа Геринга, о припадке бешенства после бегства его заместителя Рудольфа Гесса. Глава советского государства Иосиф Сталин хотел знать как можно больше о человеке, который принес в его страну смерть и уничтожение – и был при этом настолько банальным.

“Когда Гитлер слышит голос своей возлюбленной, он радостно спешит ей навстречу, – цитирует документ газета Bild. – Гитлер ведет ее в свой кабинет, где наготове стоят горячий шоколад и чай, коньяк, шоколадные конфеты, фрукты и охлажденное шампанское. Часами оба они находятся в комнате”. Однако до любовных утех дело так и не доходит: Гитлер по обыкновению читает вечернюю газету, а Ева лакомится шоколадными конфетами. “Только после полуночи Гитлер удаляется в свою спальню. Ева отправляется в приготовленную для нее комнату”, – говорится далее в докладе.

Чтобы облегчить Сталину чтение, протоколы допросов были переработаны и превратились в своего рода биографию, которая читается как роман. Существует две копии этого досье. Оригинальная версия со сталинскими пометками на полях хранится в закрытых архивах Кремля. В 1959 году по распоряжению Никиты Хрущева была сделана копия, которая теперь хранится в архиве ЦК КПСС в Москве. Именно там ее обнаружил берлинский историк Уль и перевел с русского языка.

Линге был управляющим в доме Гитлера и поэтому знал о его любимых блюдах, о душевных состояниях, о болезнях. Гюнше, напротив, занимался военно-политической повесткой дня и присутствовал на ежедневных совещаниях, на которых обсуждалась ситуация на фронтах; протоколы этих совещаний не сохранялись.

Каждый день эти два офицера видели фюрера в приватной обстановке и на людях. Они слышали, что он говорил посетителям, генералам, старым друзьям. В последние недели, закрытые вместе с ним в бункере, они видели, как германский рейх быстро скатывался к катастрофе. Они были ценнейшими свидетелями, и их воспоминания были свежи.

Сталин настолько сильно интересовался смертью Гитлера, что приказал отвезти его в Берлин на то место, где согласно последней воле фюрера были сожжены тела самого диктатора, а также Евы Браун. “Интереснейший биографический текст, прекрасно характеризующий как Гитлера, так и Сталина”, – сказал директор немецкого института современной истории Херст Мёллер. “Самое интересное в этом досье то, что Линге и Гюнше в числе прочего сообщают о событиях, о которых не имеется никаких официальных данных”, – сказал Хенрик Эберле интернет-изданию Spiegel Online. Вместе с историком Маттиасом Улем из Института современной истории Эберле отдал досье на перевод и приступил к его изучению. В среду их труд под заголовком “Книга Гитлера” был представлен общественности.

“Нельзя исключить, что показания Гюнше и Линге были даны под пытками, – говорит историк Уль. – Но большинство представленных фактов оказалось достоверными”. Лишь иногда Гюнше и Линге ошибались, в частности, говоря о точных датах. Поэтому мы убеждены в подлинности показаний, заверяют Эберле и Уль.

Как сообщают авторы, обнаруженное досье содержит не только интересные детали повседневной жизни Гитлера, но и исторически значимый материал, например, о полете в Англию первого заместителя Гитлера Рудольфа Гесса. В мае 1941 года Гесс вылетел на истребителе в Англию и спрыгнул там с парашютом – якобы для ведения мирных переговоров с Великобританией. Историки долго обсуждали, произошла эта акция с ведома и одобрения Гитлера или нет.

“Документы утверждают, что полет Гесса не был согласован с Гитлером, – сообщил Эберле Spiegel Online. – Гитлер никоим образом не был готов к этому известию”, – полагает автор. "Линге стучал в дверь спальни, – цитирует Bild книгу. – Было слышно, как Гитлер сонным голосом спросил: “Что там случилось?” и через несколько минут, небритый, появился на пороге. Когда фюрер узнал о полете Гесса, он был совершенно вне себя.

Как объясняет историк Уль, пленным Гюнше и Линге первоначально задавали вопросы только по поводу обстоятельств смерти Гитлера. Однако затем интересы советских спецслужб расширились, пока, наконец, не возникла цельная картина всего периода правления Гитлера.

Так, Ева Браун, исходя из материалов досье, была крайне взыскательной возлюбленной, все желания которой, какими бы экстравагантными они ни были, Гитлер выполнял. Ева Браун как-то пожаловалась на то, что из-за тотальной мобилизации для виллы Гитлера “Бергхоф” невозможно найти новую прислугу, сообщает Bild. Тогда Гитлер гневно прикрикнул на своего заместителя Бормана: “Я из ниоткуда беру целые подразделения. Нескольких девушек для моей виллы найти гораздо легче”.

В то же время труд “Бомба Гитлера” Райнера Карльша, который утверждает, что Гитлер лидировал в атомной гонке, был встречен с большим скептицизмом, пишет итальянская газета La Stampa (перевод на сайте Inopressa). “Вундерваффе”, чудесное оружие, с которым он хотел одержать победу в войне, находилось на более продвинутой фазе разработки, чем предполагалось ранее. В период конца 1944-го – начала 1945 года, выяснил Карльш, в Тюрингии и в Северном море, на острове Реген, было проведено несколько ядерных испытаний, в ходе которых погибли от радиации сотни военнопленных, в основном солдат Красной Армии, выбранных в качестве подопытных кроликов.

Карльш, работающий в университете Гумбальдта, утверждает, что получил доступ к неизвестным до последнего времени источникам: материалам свидетелей и историков-любителей из бывшей ГДР, на территории которой и проводились пресловутые испытания, фотографии, сделанные с борта самолета, научные исследования той поры, дневники ученых, чертежи, доклады русской и американской разведок, проект запроса на патент на создание плутониевой бомбы, датированный 1941 годом, замеры уровня радиации.

В поселке в пригороде Берлина Готтоу, насчитывающем 350 жителей, он нашел следы того, что он назвал “первым ядерным реактором для обогащения урана, немецким, действующим”. Это цементный фундамент, сегодня он порос кустарником. В 30-40 годы в Готтоу находился “Экспериментальный центр”: пять корпусов с лабораториями, мастерскими, офисами, сотнями служащих. Деятельность центра являлась государственной тайной. Это была строго охраняемая зона, куда не мог проникнуть посторонний.

На эту работу Карльша вдохновил американский историк Марк Вальцер, которого считают ведущим специалистом в изучении немецкой атомной бомбы. Он, однако, преуменьшает значение этого оружия: ядерная бомба – да, но “грязная”, т.е. небольшое количество ядерного материала внутри большого заряда взрывчатки. Но и этого количества было бы достаточно для радиоактивного заражения местности. Но, конечно же, ее взрыв не мог иметь ничего общего со взрывом бомбы в Хиросиме, пишет La Stampa

18.03.2005, 09:18

newsru.com


Написать комментарий