Военные танцы возле берлоги 1

Миром правит экономика. Это как раз и есть та невидимая рука, о которой говорят, что она все регулирует, и которая определяет направление развития и все события в нашем мире, где теперь властвует рынок. Если в мире что–то происходит, то только потому, что на этом кто–то зарабатывает. Высокие идеалы больше не употребляются — они ничего не стоят. А все остальное стоит больших денег.

С самого нашего второго рождения мы воюем с Россией. Воюем совершенно самоотверженно и героически — ведь наши весовые категории отличаются в 65 раз. Такой “героизм” дорогого стоит — это война мышки со слоном, никакой победой тут не пахнет. Воюем, будто бы за какую–то светлую национальную идею — получить извинения.

Кто же зарабатывает на нашей такой светлой, героической и национальной войне? Во всех войнах зарабатывает военно–промышленный комплекс. Это всем ясно. Но у нас в Латвии его нет, как нет и серьезной промышленности, наша промышленность на войне с Россией только теряет, так как Россия была (до начала этой войны) рынком сбыта ее товаров. В результате войны с Россией эти рынки были утеряны и предприятия поумирали. Подозревать наших промышленников в разжигании латвийско–российской “холодной” войны нет никаких причин. Не тот у нас промышленный комплекс.

Наших крестьян тоже вроде нет причин подозревать, что они ради получения каких–то мифических извинений от России прекратили поставлять туда молоко, мясо и масло, для этого сократили свое производство (и заработки) в четыре раза и от этого получают восторг и моральное удовлетворение. Среди крестьян таких извращенцев не бывает — суровые условия их жизни не позволяют им появиться. Наши рыбаки, которые уже разрезают свои сейнеры на металлолом, да и обанкротившиеся знаменитые предприятия “Юрас лицис” и фабрика “Кайя”, где остались без работы 1600 человек, тоже явно на этой войне не заработали. А как главный приоритет нашей экономики — наш транзит? Главная надежда нашего расцвета. Тоже одни потери. Доля нашего крупнейшего порта — Вентспилса в балтийском грузообороте в результате войны сократилась с 40 до 14% — в 3 раза, а по грузообороту Латвия из лидеров в транзите переместилась на последнее место. Для транзита война — одни потери. И немалые — сотни миллионов латов.

Что же происходит? Все наши теряют! И мы — самая бедная страна и ЕС, и Прибалтики, это уже все знают на своей шкуре. Но нет, оказывается, не все! Некоторые на этом процессе хорошо зарабатывают.

Оказывается, на нашей войне с Россией очень прилично зарабатывают латвийские банки. Я здесь специально говорю “латвийские”, а не “наши”, потому что они в большинстве своем не наши, они на 60% принадлежат иностранцам — это они зарабатывают на нашей войне с Россией. И это за их интересы мы так самоотверженно воюем, воображая, что в этом скрыта какая–то светлая национальная идея. По этому поводу один большой военный знаток, всю жизнь проведший в войнах, прусский король Фридрих II сказал, что, “если бы наши солдаты понимали, из–за чего мы воюем, нельзя было бы вести ни одной войны”. Наше счастье — мы этого не понимаем.

Почему все отрасли нашего народного хозяйства теряют, а банки зарабатывают? Все очень просто — через линию фронта, конечно, нельзя торговать. И нефть через линию фронта не течет. Но линия фронта очень подходит, если за ней надо прятать капиталы. Особенно разные сомнительные, уведенные от налогов, таких полно рождается в российской сумятице. Линия фронта — самое надежное укрытие во всех случаях. Об этом хорошо помнят наши “доблестные” легионеры, которые в конце войны попробовали сбежать и спрятаться в Швеции. Как только в Курляндии пропала линия фронта, шведы сразу, по первому требованию, отправили их в Союз.

Латвийские банки рекламируют себя: “Мы ближе, чем Европа!” Но они не только ближе, но и лучше, чем Европа. Европа с Россией не воюет. И это ее слабость. Уже много раз российские прокуроры договаривались с европейскими и получали то, что там разные российские воры пытались спрятать. Но не было таких случаев с латвийскими прокурорами — их бы сразу окрестили предателями нации и выперли на другой же день. Латвия по отношению к России — абсолютно надежное убежище. Наглядный пример — неожиданный прилет Березовского. Он прилетел без всякой подготовки, сделал то, что ему было надо, и улетел. И никому никакой Интерпол и международный розыск даже в голову не приходил. И Березовскому тоже не приходило в голову, что это может быть опасно. Фронт очень надежно прикрывает от всего!

Что латвийские банки зарабатывают за этим фронтовым прикрытием, которое мы самоотверженно им обеспечиваем? Мы знаем, что Латвия отстает от своих соседей во всем — и в зарплате, и в пенсиях, и в здравоохранении, долго все перечислять. А в активах банков латвийские банки на 35% обгоняют и литовские, и эстонские банки. И эти 35% не мелочишка — в натуральном выражении они составляют 2,6 миллиарда евро! И самих банков в Эстонии — 8, в Литве — 13, а в Латвии — 23, больше, чем в Литве и Эстонии вместе взятых.

Прибыль всего народного хозяйства Латвии в 2003 году составила 346 миллионов латов, в 2002 году — 226,4 миллиона, еще меньше. И зарабатывали эту прибыль во всей Латвии миллион человек — в среднем по 285 латов на человека в год выходит. Очень жидко! А банки в пошлом году своими 8416 сотрудниками заработали прибыли 82,5 миллиона — почти по 10 000 латов на каждого своего сотрудника, в 35 раз больше! Почувствуйте разницу, ведь эта прибыль 23 банков составляет четвертую часть прибыли всей нашей такой “успешной” страны!

В результате латвийско–российской войны нефтяная труба на Вентспилс стоит пустая уже три года, и никто из властей не озаботился этим, а “денежная” течет так бурно, что, того гляди, снесет всю нашу экономику — в латвийских банках держат свои корреспондентские счета около 100 российских кредитных организаций, и ежемесячный оборот их составляет 13 миллиардов долларов. Фантастическая сумма — больше всего латвийского годового ВВП!

Может ли Латвия сдать такую кучу денег и замириться со слоном ради каких–то промышленников, крестьян, нефтяной трубы или любой другой нашей национальной мелкоты? Ни в коем случае — ведь у всех них нет и сотой части тех денег, которые притекают сюда из российской экономики и надежно прячутся за линией фронта. И латвийская война с Россией будет до тех пор поддерживаться, пока российские прокуроры не доберутся до многочисленных российских комбинаторов и не пресекут эту денежную реку, текущую из России. Вот тогда наступит мир. Бессмысленно воевать, если на этом не заработаешь. Но это будет еще не скоро — очень медленно работают прокуроры в России. Поэтому война надолго.

Но все равно нельзя очень увлекаться войной, надо помнить: ведь “мы ближе, чем Европа” (остальная Европа!), и это может быть опасно, ведь слон может и придавить. Нечаянно.

15.03.2005, 11:44

"Вести сегодня"


Написать комментарий

Вы даже не догадываетесь, что в Латвии НЕТ латвийских банков?