Александр Бабкин

Инструктор парашютного спорта в Даугавпилсе.

Раньше перед тем, как начать прыгать на скоростном парашюте, нужно было сделать 33 прыжка на “дубе”. Теперь все это делается гораздо быстрее: можно сделать пять прыжков и перейти на другой уровень – учиться у опытных спортсменов (программа АФФ). В программе семь уровней. Стоимость приближается к четыремстам латам. По времени займет примерно один летный сезон.

Всему можно научиться! Это несложно. Первый уровень – прыжки с высоты 2800 метров уже с парашютом системы “Студент”. Два инструктора с двух сторон держат вас в воздухе, давая возможность почувствовать, что такое воздушный поток, как он воздействует на тебя, как давит. Помогают почувствовать свободный полет и получить от него максимальное удовольствие. Таков первый, ознакомительный, уровень. Потом переходим ко второму уровню подготовки – более сложному. Учимся, как вести себя в воздухе, под парашютом, учимся особенностям управления парашютом. И так далее. Тут уже все надо запомнить – семь уровней, которые надо знать от и до! Это сложно, но очень интересно. После этой программы человек готов прыгать самостоятельно.

Прыжок с “дубом” стоит сейчас 25 латов. Прыжок с высоты 2800 метров для спортсменов, членов клуба, стоит 10 латов.

Хотелось бы, чтобы прыгающие люди были не очень легкими, в среднем – от семидесяти до девяноста килограммов.

Женщины к подготовке к прыжку почему-то подходят более ответственно. С ними легче. Ребята более безалаберны, как и мужики. За девчонок в воздухе я более спокоен.

Есть такая традиция: когда человек исполняет круглое количество прыжков (начиная от ста), то его по заднице лупят запасным парашютом. Конечно, делают это те парашютисты, у которых прыжков больше. Сто прыжков – один раз ударят, триста – три.

Парашютный спорт – это моя отдушина. Я отдыхаю. Наслаждаюсь свободным падением, полетом под куполом. Там я делаю все, что хочу, что позволяет мой парашют. Чувство полета – это вообще непередаваемо!!!

Есть парашютисты, похожие на ленивцев: лежит он на воздушном потоке, и все к нему подходят. Падает, падает и ничего делать не хочет. А есть такие, которые стараются делать все быстрее других. Я – нечто среднее: не агрессивный, более спокойный. Но у меня работа такая – стараюсь следить за всем, что происходит. Моя основная задача – всех правильно выпустить над нужной точкой, чтобы люди приземлились там, где им надо. И чтобы был порядок на борту.

Парашютным спортом я занимаюсь с 1979-го года. Все первые прыжки тогда совершались зимой – приземление мягче. Где-то на пятнадцатом прыжке я хотел все бросить: стало страшно. Почему – не мог объяснить. Даже неделю не прыгал. Но стало чего-то не хватать. Вернулся. В 1983-м году стал инструктором.

Прыгать можно, покуда здоровье позволяет. И в девяносто лет – отчего же нет?!..

23.07.2009, 09:42

"Наша газета"


Написать комментарий