Украинская власть целится в российских олигархов

Они и могут стать первыми жертвами реприватизации Начавшаяся на Украине проверка законности приватизации предприятий может больно ударить по крупнейшим российским компаниям. Среди первых мишеней новой власти оказались предприятия, в которых большая доля капитала принадлежит россиянам. Речь идет о Ингулецком горно-обогатительном комбинате, Запорожском алюминиевом комбинате и ряде объектов в Крыму и Севастополе. И это лишь первые ласточки.


Пять причин, чтобы отнять
Сегодня и в кулуарах органов власти, и в масс-медиа гуляет несколько вариантов списков предприятий — потенциальных кандидатов на реприватизацию. В каждом из них значительна доля предприятий, акции которых принадлежат российскому бизнесу. Первыми, которые, по официальным данным, попадут под реприватизацию, станут Ингулецкий горно-обогатительный комбинат (80% акций которого принадлежат ООО Смарт-групп, контролируемому компанией ЛУКойл-Северо-Запад Вадима Новинского), а также Запорожский алюминиевый комбинат (68% акций принадлежат АвтоВАЗ-инвесту, контролируемому СУАЛ-холдингом Виктора Вексельберга). В дальнейшем, по мнению экспертов, могут возникнуть проблемы и у владельцев Укртатнафты (Минземимущества Республики Татарстан — 28,8%, ОАО Татнефть — 8,6%) и ЛиНОСа (67% акций принадлежит Тюменской нефтяной компании). Затем процесс начнет набирать стремительные обороты.


Как сообщают некоторые украинские масс-медиа, в органах власти уже разработана приблизительная схема “сравнительно честных способов отъема собственности” у нынешних владельцев. В подготовленном аналитиками “Обзоре проблемных вопросов, связанных с приватизацией некоторых промышленных предприятий Украины” названы аж целых пять поводов для формального судебного иска со стороны государства. Во-первых, это “задержки выплат в госбюджет”. Во-вторых, “приватизация объекта по заведомо пониженным ценам”. В-третьих, “лишение государства имущественных прав путем дополнительной эмиссии и скупки акций определенного предприятия частными структурами”. В-четвертых, “передача права управления госпредприятием частным структурам”. И, наконец, в-пятых, “передача имущества или земли в аренду с последующим доведением предприятия до банкротства или его отчуждения с согласия госчиновников”.

Одна рука — за, другая — против
Сколько же компаний могут попасть под топор реприватизации? Если президент Виктор Ющенко говорит о нескольких десятках предприятий, то премьер-министр Юлия Тимошенко и генпрокурор Святослав Пискун — о 3000. В свою очередь министр финансов Виктор Пинзеник считает, что точное количество предприятий вообще назвать нельзя. При этом политики как бы не слышат друг друга. Каждый действует согласно своим убеждениям. Отсутствие единого списка предприятий, подлежащих реприватизации, объясняется просто — она отражает схему устройства новой украинской власти.
Например, как отмечает российская газета Правда, в отличие от времен правления Кучмы, когда президент был определяющей силой, принимающей окончательное решение, власть Ющенко имеет ограниченный характер. Блок Наша Украина, поддерживающий Ющенко на выборах, был ситуативным объединением независимых друг от друга финансовых и политических сил с различными, зачастую противоположными интересами. В результате сейчас на Украине сформировалась ситуация, когда существует несколько конкурирующих между собой центров влияния, способных приблизительно в равной мере влиять на происходящие процессы. Это Совет нацбезопасности и обороны Украины (СНБОУ) во главе с Петром Порошенко, Кабинет министров Юлии Тимошенко и Госсекретариат во главе с Александром Зинченко.
Финансово-политические группы, стоящие за каждым из этих политиков, желают получить выгоду от реприватизационных процессов. Кроме них существует также немало политиков в ранге министров и депутатов, желающих поучаствовать в разделе пирога. Но поскольку их бизнес-интересы противоречивы, а полномочия возглавляемых ими органов тесно пересекаются, сформировать единый точный список реприватизируемых предприятий будет практически невозможно.
Подковерные игры политиков ярко иллюстрирует ситуация с Николаевским глиноземным заводом (НГЗ) (РУСАЛ Олега Дерипаски). Председатель специальной Контрольной комиссии Верховной рады по вопросам приватизации Валентина Семенюк оспаривает в суде законность приватизации НГЗ. Министр экономики Сергей Терехин сообщает, что правительство, в свою очередь, инициирует пересмотр результатов приватизации НГЗ. Зато вице-премьер Анатолий Кинах заявляет, что Кабинет министров не будет заниматься реприватизацией Николаевского глиноземного. Кому верить, непонятно. А ведь в процесс может вмешаться и СНБОУ… Словом, российская собственность на Украине оказалась в неприглядной ситуации, гарантировать и прогнозировать что-либо практически невозможно.

08.03.2005, 09:41

Телеграф


Написать комментарий