Мое сражение с УДГМ

Надоело, знаете ли, числиться "негром". Однако все мои попытки приобщиться к категории добропорядочных граждан Латвийской Республики остались безуспешными. По мнению чиновников, у меня запятнанная биография. Ну разве мог я подумать, что мои двадцать без малого лет службы в МВД Латвийской ССР будут перечеркнуты двенадцатилетней службой в Советской армии?

“Нам таких граждан не надо”, — слышал я везде один и тот же ответ. И я решил в полном отчаянии стать гражданином другого государства (какого именно, скажу потом).

Из вороха документов, которые я принес в консульство своего нового отечества в доказательство, что я соответствую всем критериям и требованиям, потребовалось только свидетельство о рождении. А у меня были еще справки о смерти родных и близких с указанием точного места захоронения, аттестат зрелости с высшей оценкой по знанию государственного языка и даже справка с печатью районного военкомата, который меня призвал в армию. “Нам достаточно свидетельства о вашем рождении на территории нашего государства”, — сказали мне в консульстве. Через полтора месяца я получил вожделенный паспорт с гражданством.

Теперь предстояло получить вид на жительство, желательно на длительный срок, на который я вправе был рассчитывать как постоянный житель с персональным кодом, имеющий к тому же собственную недвижимость в виде приватизированной квартиры. Сразу же, не откладывая дело в долгий ящик, я направился в свое районное УДГМ. И тут–то произошло, пожалуй, самое интересное. Мне было предложено подписать отказ от моего статуса негражданина.

“Тут что–то не так!” — мелькнуло у меня в мозгу, когда я стал изучать официальный бланк. Ведь, по идее, никакого отказа от статуса негражданина не требовалось, поскольку таковой с получением мною гражданства автоматически аннулировался. А что если я фактически отказываюсь от статуса постоянного жителя, которым, собственно, и определяется статус негражданина? Как бы не остаться в дураках. Ведь если как следует разобраться, нужен сущий пустяк — мой статус постоянного жителя переоформить в категорию постоянного вида на жительство.

Свои соображения в самой вежливой форме я изложил чиновнику УДГМ. Он удивился, но не стал спорить, а пригласил своего начальника, очевидно, под тем предлогом, что клиент попался скандальный.

— Что вы тут нам анархию разводите? — хмуро сказал начальник. Я возразил, опять–таки вежливо и культурно, что подобного не держал и в мыслях. Да я, можно сказать, самый законопослушный человек, в прошлом — сотрудник правоохранительных органов, пенсионер МВД, причем получаю пенсию не от России как преемницы упраздненного СССР, вроде некоторых моих коллег, даже латвийских граждан (в чем, разумеется, их никак нельзя упрекнуть), а здесь, в Латвии, не гоняясь за длинным рублем, что в данном случае соответствует поговорке в буквальном смысле. Это ли не самое главное доказательство моей лояльности и благонадежности?

— Что же вас не устраивает? — заметно смягчившись, полюбопытствовал начальник. Пришлось повторить мои сомнения и догадки.

— Ваши опасения беспочвенны, — был ответ. — Таков порядок, в сущности — самая обыкновенная формальность, чтобы дать делу ход, против чего никто еще пока не возражал. А какое у вас гражданство?

И тут я наконец предъявил свой новенький паспорт гражданина Украины, свою пурпурную, по выражению классика, книжицу. Эффект был потрясающий, нечто среднее между немой финальной сценой гоголевского “Ревизора” и той, которая представилась В. В. Маяковскому после извлечения им из своих широких штанин дубликата бесценного груза. Я торжествовал. Украина с паном Ющенко и пани Тимошенко — это, братцы мои, вам не Россия, которую можно безнаказанно оплевывать, ну а ей, как обычно, ничего другого не остается, как утираться. С великодушием победителя я, так уж и быть, подписал все, что от меня требовалось, совершая, может быть, самую большую ошибку за всю свою жизнь.

Ведь теперь, после моего отказа не то от статуса негражданина, не то и в самом деле от статуса постоянного жителя, со мной можно было делать все, что угодно. Ждать решения нужно целых три месяца — разумеется, безо всяких гарантий. Может последовать отказ с занесением в черные списки и последующей депортацией, чему уже есть печальные прецеденты. А может, уже сейчас нужно собирать документы для Европейского суда? На всякий случай подписываюсь псевдонимом. А вдруг повезет?!

04.03.2005, 11:58

"Вести сегодня"


Написать комментарий