Формула Рубикса: выход в красное

Петрович не сомневается, что в думу «Родина» и СПЛ войдут, взяв пятипроцентную планку. Потому что - ну не ослепли же и не оглохли окончательно горожане! Потому что так жить нельзя. В руководстве города нет ни одного хозяина. В хорошем, настоящем смысле этого слова. Такого, каким был в свое время Рубикс. Кому-то не по душе формула истории, выведенная Рубиксом. Не всем по душе цвет его флага. Но...

Скалятся ли на него «коричневые» или боготворят «красные», одно несомненно: и те и другие помнят – он всегда был хозяином в этом городе. Как и добрым хозяином обыкновенной рижской квартиры на Томсона, в которой живет до сих пор. Его знали в лицо и кремлевские бонзы, и простые работяги, к которым предисполкома выезжал по первому звонку – пусть в ночь, пусть даже в канун Нового года, будь то прорыв трубы теплотрассы или авария в коллекторе. Всякое бывало.

Когда в Иманте прорвало коллектор, глубина залегания лопнувшей трубы составила шесть метров. Лето, духота, но не в противогазе же работать ремонтникам! «Петрович, ящик водки – и все будет сделано!» Пришлось покупать ящик водки. Выпили, конечно, за здоровье мэра.

Он находил общий язык со всеми – и в то же время не изменял себе, своему городу. Он знал обо всех болячках любимого города. Рабочие, устранявшие прорыв центрального теплопровода на ТЭЦ-2, помнят страшную морозную декабрьскую ночь. Ни пейджеров, ни мобильников в ту пору не было, на случай форс-мажора в машинах первых лиц стояли рации «Алтай». Ночью Петрович поднял на ноги уже отмечавших Новый год судоремонтников – они единственные в городе обладали необходимой техникой. В ту ночь у рабочих было все – техника, горячие обеды (ужины, скорее), санитарная помощь. И Петрович. Который просто любил свою работу, любил людей, любил город.

Когда он пришел в исполком, первым делом установил новый порядок. Все секретари (а дежурили диспетчеры и по ночам – на случай аварии) знали: вход в кабинет к Рубиксу с портфелями и кейсами строго запрещен. Потому что кейс – самое удобное хранилище для коньяка, салями и прочих шоколадов, с которыми по обыкновению шли на поклон к начальникам. К московским боссам в те времена с пустыми руками ездили только безумцы. Он принципиально не захватывал с собой даже коробку конфет. Это, говорил, унижение страшное – выходит, я за коробку расположение к себе покупаю. А оно, расположение, или есть – или нету вовсе.

«Пора прекращать эту порочную практику, мол, чиновники – самые бедные и самые нуждающиеся, начиная с самого мэра. Почему это градоначальник должен занимать оплачиваемые посты в 8- 10 учреждениях? Полгода поработал – и вот уже полсотни тысяч латов на его счету образовалось. Это только на счету, а сколько в карманах…»

По поводу счетов. Самая большая беда, надвигающаяся на город, по мнению Рубикса, – это проблема всего жилого фонда. Все реорганизации, учреждение ООО вместо экс-домоуправлений – не что иное, как очередная махинация. Деньги, концентрирующиеся в больших количествах в этих пресловутых ООО, идут вовсе не по назначению. Все попытки социалистов узнать, как же используются пресловутые 14,7 сантима, которые платят горожане за обслуживание своих помещений, успехом не увенчались. Концов не найти.

По сведениям председателя городской ревизионной комиссии, члена Соцпартии Ольги Вейдини, акты комиссии никакого продвижения не имеют, потому что там, где сказывается политическое лоббирование, правды никогда не найдешь.

Рубикс убежден: если государство пошло на то, чтобы отобрать законно полученные квартиры (зачастую – без издевки, в лучшем смысле – действительно за самоотверженный труд на заводах и фабриках), оно же должно решить проблему жилья горожан, которые его лишены. Единственный правильный путь – строительство нового жилья. Городу по силам решить эту проблему: семь тысяч квартир в год – это реально. Денег и подряда достаточно. Особняком, по мнению Рубикса, стоит вопрос об аварийных, расселенных и уже разрушенных домах, которые мертвым грузом висят на городе. В основном это деревянные постройки, которые город не приводит в порядок, ссылаясь на то, что нет для этого законодательной основы. Но дума-то законодательной инициативой наделена, она же должна обращаться к правительству – надо что-то делать.

Вторая категория домов, которыми займется Рубикс, – строения, в которых приватизирована лишь часть квартир. Престарелые жильцы, не способные выложить лишний сантим, думают: жить осталось лет пять, а после меня хоть трава не расти. Другие не раскошеливаются, потому что платить не привыкли. Кто-то мечтает о возвращении халявы – в эпоху домоуправлений платить не надо было ни за что. Халява кончилась, господа.

Но пока не будет запущен в городе комплексный план, не будет проведена инвентаризация всего жилья, никто, кроме городских хозяев, эту проблему не решит. По городу опасно ходить и ездить не только зимой, по нечищеным улицам. В страшном состоянии дороги не только на окраинах – в том же центре. Все дело в централизации – сегодня за все в столице отвечают городские власти, прихватившие все столичные подряды. А это, конечно же, концентрация огромных сумм.

Приводить в порядок улицы должны исполнительные директора рижских районов – это следующий постулат нашего кандидата Рубикса. Как в старые советские времена, когда каждый отвечал за свой район. Хотя формула эта не всем по душе.

То же в Рижском порту – добровольно к кормушке ни нынешнее правительство, ни дума нас не подпустят. А что рижанам с этого толку никакого – это никого не волнует. А волновать будет новых людей, если они придут в думу. Которые добровольно, начиная с самих верхов, откажутся от коррупции.

«В нашем городе земля и воздух пропитаны духом взяточничества! Дело зашло слишком далеко – ни экономическая, ни муниципальная полиция, ни KNAB с прокуратурой в ус не дуют. У меня есть факты. Недаром министерство финансов официально признало: 40 процентов латвийской экономики – теневые».

Выдавливание коррупции, по мнению Рубикса и его единомышленников, позволит увеличить инвестиции в развитие города на 10- 12 процентов. Для легализации этого проекта необходимо реанимировать опять же старый механизм, отлично в свое время сработавший, – совет трудовых коллективов. В свое время его возглавлял нынешний предприниматель Герчиков, бывший тогда членом исполкома.

Горбачевские реформы позволили использовать фонды предприятий для развития города, оплачивать строительство дорог и виадуков. Подобный совет, по формуле Рубикса, должен действовать только при мэре и ни при ком другом. Именно на нем, по принципу прозрачности, предприниматели будут решать, вкладывать (или нет) деньги в тот или иной проект.

Сегодня же судьба новых застроек решается в основном тет-а-тет, на берегу озера, по схеме: мы с тобой нагреемся, но главное – чтобы за руку никто не схватил. И появляются в городе новостройки в 20 этажей, под конец же строительства выясняется, что допустимо лишь 14.

Рубикс мечтает о нормальных, цивилизованных туалетах в городе, о просторных столовых для бомжей – по принципу американских, где похлебка и не похлебка вовсе, а приличный суп. О социальной аптеке в каждом районе, о льготах на лекарства для бедняков, об электронных карточках для малоимущих – чтобы те не пропивали пособия, а приобретали самое необходимое для жизни. Ведь делать что-то для своего города – труд гораздо более благодарный, чем выписывать в парламенте законы – когда еще они в силу вступят.

А тут, глядишь, новую аптеку для пенсионеров выстроишь люди навсегда запомнят. Как запомнили они мэра столицы, гордились и им, и столицей. Если не мы сами, то кто же еще вернет нам хозяина? Рубикс потянет. Во время прошлой кампании нынешний вице-мэр обещал, если впустят в думу, взять Рубикса в советники.

Не взял. Может, забыл. Сам Рубикс шутит: неизвестно, пошел бы я или нет. Он дает советы только тем, кто к нему прислушивается. Послушать предвыборные выступления оппонентов Рубикса – ни дать ни взять вещают коммунисты с трибуны 18-й партийной конференции. Рубиксу-то проще: ему новую краску покупать не придется – старая сгодится.

Досье

Алфред Рубикс, лидер Социалистической партии Латвии

Год рождения: 1935-й. Женат, отец двоих сыновей.

Карьера: образование высшее (и не одно). Действительный член Международной академии информатизации.

Самые яркие достижения на карьерной лестнице: должности мэра Риги (в советские времена – предисполкома) и первого секретаря ЦК КПЛ. Самый драматический пост – сидельца рижского Централа – занимал по факту ареста и осуждения по ст. 59 УК ЛР (действия, направленные на свержение госвласти). За невозможностью баллотироваться в президенты ЛР занимал в заключении почетное «президентское» место, отведенное ему сокамерниками. Отсидев за себя и за тех парней, был освобожден досрочно. В памяти народной – несомненно лучший мэр в истории Риги. В миру – по-прежнему просто Петрович.

«Пунктики»: идеализм, трудоголизм, пунктуальность и чистоплотность. Верность красному цвету сохраняет на протяжении всей жизни.

Кредо кандидата: город задыхается без настоящего хозяина. Первоочередная задача чиновников самоуправления всех уровней – добровольно отказаться от мздоимства. Героический мастер-класс должны преподать мэр и его ближайшее окружение.

04.03.2005, 08:06

chas-daily.com


Написать комментарий