Ингуна Гулбе: «В течение 2 лет продукты подорожают на 30%"

Латвийским производителям продуктов питания — и фермерам, и переработчикам — приходится инвестировать много средств в развитие, чтобы выдержать растущую конкуренцию


Учитывая, что производственные затраты растут также из-за удорожания энергоносителей, не стоит надеяться на то, что продукты станут дешевле, пояснила Kb руководитель Центра стимулирования сельскохозяйственного рынка Ингуна Гулбе.


Цена пока перевешивает

— Премьер-министр Калвитис не так давно сетовал, что мы до сих пор пьем литовское молоко. Почему соседи нас обошли, как вы считаете?

— Потому что литовские молочные продукты дешевле. Дешевизны (в пересчете на единицу продукции) литовцы добились, во-первых, потому, что Литва в последние годы существования Советского Союза успела модернизировать молочное производство — на союзные же деньги. В Латвии это по каким-то причинам не было сделано. И в первые годы независимости Литва по уровню технологий намного опережала Латвию. Только теперь уровень оснащенности сравнялся. Вторая причина в том, что литовское производство — массовое, и за счет этой массовости сделать, к примеру, один сырочек не так дорого, как в Латвии, где партии молочных продуктов на комбинатах меньше. Кстати, у нас закупочная цена на молоко самая низкая в Балтии, зато выше издержки на единицу продукции.

Фактор цены для латвийского покупателя является очень весомым. Посмотрите результаты опросов о деятельности торговых сетей: все хвалят за организацию торговли и уровень обслуживания Sky и Rimi, а на вопрос о том, где они закупают продукты, ответ чаще другой — магазины сети VP Market.

— Насколько, в таком случае, оправданы опасения, что продукты из Литвы или Эстонии вытеснят с рынка наши?

— Думаю, эти опасения преувеличены. Нужно всегда помнить, что при сравнительно равных качестве и цене потребитель склонен выбирать отечественную продукцию. Это не только у нас, во всем мире так происходит. Люди все больше осознают, что при покупке ими местного продукта деньги остаются в стране, превращаясь в налоги, а затем в пособия и зарплаты, а если они выберут иностранный продукт, эти средства уплывут за границу. Плюс традиционные вкусовые пристрастия. И хотя фактор цены все еще остается для латвийских покупателей главенствующим, местные продукты всегда находили и будут находить спрос.

Наша сила и слабость

— Как, по вашим данным, работается латвийским производителям продуктов теперь, почти через год пребывания в ЕС?

— С полгода назад (в сентябре) Центр стимулирования сельскохозяйственного рынка проводил исследование о том, как чувствуют себя в ЕС наши переработчики. Так вот, только 14% признали, что им стало работать хуже. 44% не почувствовали практически никаких изменений, а 35% отметили, что им однозначно лучше. Выходит, в среднем по отрасли ситуация улучшилась.

Да, есть примеры закрытия производства — хотя бы Dundagas pienotava. Но пострадали, подобно ему, пищевые предприятия, руководство которых не готовилось к переходу на евростандарты, надеясь, что все как-нибудь само устроится. Не устроилось. Те же, кто вкладывал средства в развитие и модернизацию, устояли. Вообще следует отметить, что переработчики долгое время оставались “слабым звеном”, они развивались хуже, чем крестьянские хозяйства. Только в последние три года они сделали рывок вперед.

— Много говорилось, что сельское хозяйство в Латвии — одна из самых уязвимых отраслей. Сейчас фермерам удается удерживать рыночные позиции и развиваться?

— Да, и думаю, самый большой плюс в том, что наши крестьяне наконец усвоили: нужно производить не то, что давно привык и умеешь, а то, что востребовано рынком. Этот сдвиг в сознании принес свои плоды. Хочу отметить, что латвийские фермеры, если сравнивать их с коллегами в других странах, работают на среднемировом уровне. Они используют новые технологии, закупают оборудование и удобрения, внедряют методы землепользования, принятые в развитых странах, что не может не радовать. И качество продуктов в целом значительно выросло.

— Но все-таки ситуацию в сельском хозяйстве нельзя пока назвать блестящей.

— Конечно, нельзя. Слабое место сельхозпроизводителей — недостаток кооперации. Причем не в колхозном духе, как раньше, а кооперации для продвижения своего товара. Для проведения маркетинговых мероприятий, разработки общей стратегии, объединения административных ресурсов. Вместе отстаивать свои интересы — гораздо эффективнее. Как это уже делают кооперативы Laidars G (производители говядины), Dz¦se (молочники), Latraps (производители рапса) и другие отраслевые объединения. Пока что именно разрозненность мешает многим фермерам пробиться в розничные сети — ведь по отдельности они не могут предложить больших объемов. 200 кг свеклы дважды в неделю — не вариант, когда сети требуется две тонны ежедневно. А объединение уже могло бы скоординировать поставки нужным образом.

— Государство как-то пыталось решить эту проблему, помочь финансово?

— Знаю, что да, в Министерстве земледелия выделялись субсидии на стимулирование кооперации. Но пока нам далеко до успеха нидерландского кооператива молочников Campina, чья марка известна по всей Европе. У них уже 36 дочерних предприятий по всему миру.

— Эти йогурты?..

— Да, продукция фермерского кооператива. И вот приходит такой гигант на латвийский рынок, как с ним конкурировать нашим, если каждый в своем углу? Трудно. Надо объединяться.

Рост цен — еще два года

— Продукты питания все время дорожают — не так стремительно, как многие опасались, но постоянно. Каких изменений в ценообразовании можно ожидать в ближайшие год-два?

— Как я уже говорила раньше, и от своих слов не отказываюсь, удорожание продуктов неизбежно в течение трех лет и достигнет примерно 30 процентов. Почти год уже прошел — еще пара лет, и рынок стабилизируется. Сейчас идет процесс выравнивания цен, их приближения к европейским. Сильно влияет на цену конечной продукции повышение производственных затрат. И у фермеров, и у переработчиков растут издержки на оборудование, соблюдение стандартов, поэтому продукты дорожают. Плюс рост цен на энергоресурсы, который отражается на цене всех товаров.

— Но не может же этот процесс быть бесконечным, ведь зарплата не поспевает за ним?

— Да, рост цен сильно ограничивает низкая платежеспособность населения, иначе он был бы еще выше. Новый виток может быть вызван в самое ближайшее время, если утвердят повышение тарифов на газ на 20%. Но резкого скачка не произойдет, потому что люди не могут купить больше, чем позволяют их финансы. По данным статистики, в среднем житель Латвии ежегодно тратит на продукты питания 390 латов. Повышение стоимости газа вызовет удорожание жизни в целом, и население начнет экономить на продуктах, предпочитая менее полезные, но более дешевые, как в начале 90-х. Производителям придется с этим считаться.

— Какие группы продуктов подорожают сильнее, как вы считаете?

— Поднимутся цены на местную говядину — высокая закупочная цена (сегодня на 10—25% выше, чем в декабре 2004 г.), новые возможности экспорта приведут к удорожанию. Предложение невелико и не удовлетворяет спрос, так как поголовье крупного рогатого скота сильно сократилось, требуется время на его восстановление. Вместе с тем литовцы свою говядину стали активнее экспортировать в Белоруссию и Россию, а на рынке Польши образовался дефицит — все это сократило объем поставок в Латвию дешевой импортной говядины. А вот для удорожания свинины нет никаких объективных причин. Объем предложения постепенно повышается, а уровень закупочных цен последние месяц-два остается почти неизменным.

Может подорожать натуральная минералка. Согласно европейским правилам маркировки, которые вскоре вступят в силу и у нас, вода может называться минеральной, только если была добыта из природного источника. А любая минерализованная искусственно — питьевая. Так и следует писать на этикетке. Понятно, что покупатель не захочет “платить такие деньги за какую-то питьевую” воду. Это психологическая установка, настрой на то, что все натуральное — это хорошо и здорово. Поэтому, я думаю, можно ожидать спада потребления минерализованной воды и роста цен на минеральную воду из природных источников (которых в Латвии раз-два и обчелся, значит, будут ввозить дорогую импортную минералку). К этой смене покупательских предпочтений нашим производителям безалкогольных напитков нужно быть готовыми. Некоторые трудности у них могут возникнуть.

Постепенно и понемногу будут дорожать практически все продукты, как это происходит сейчас, — но, как и сейчас, это частично будет компенсироваться ростом заработной платы. Все зависит от занятости, от уровня зарплаты и благосостояния в стране.

03.03.2005, 11:20

Коммерсант Baltic Daily


Темы: ,
Написать комментарий