Куда делись килограммы? 1

Последнее время в тюрьмах Латвии неспокойно. Впрочем, а когда в тюрьмах было спокойно? В памяти еще июльская поножовщина 2003 года в Гривской тюрьме, попытка побега в том же году из «Белого Лебедя». Возможно, для специфических учреждений все это не есть что-то из ряда вон выходящее, однако мыслится, что не бывает дыма без огня. Популярность газеты не знает границ. Так уж получается, что редакция «Миллиона» «каким-то образом», как правило, в курсе событий. И вот очередное письмо.

«Дорогая редакция. Просим Вас опубликовать о происходящем в Екабпилсской тюрьме № 13, в которой начальство тюрьмы ведет издевательство над осужденными. В третий отряд (нижняя ступень) переводят людей, не делающих нарушений, хотя в рапортах указывается обратное. Также всех осужденных заставляют сдавать свое постельное белье, чтобы его везли стирать в Олайне, и привозят белье от больных людей Германии. Самим осужденным запретили стирать, если не сдаешь белье, также переводят в третий отряд.
На данный момент в третьем отряде уже вторую неделю около семидесяти осужденных бастуют, объявили голодовку. Но все заявления и жалобы игнорируются, запрещены все сообщения за пределы тюрьмы. Да и внутри тюрьмы, если осужденный пишет заявление на длительное свидание, неизвестно, донесет ли его до высокого начальства «отрядник».
Надеемся на Ваше понимание, сострадание и помощь. Ведь тюрьма — это место для исправления жизненных ошибок, а не лагерь медленной смерти. Сделайте, пожалуйста, так, чтобы все узнало высокое начальство из Риги, приехало и убедилось бы в творящемся произволе.
Благодарим заранее, осужденные Екабпилсской тюрьмы».
Просьбу заключенных довести сведения до «высокого начальства» «Миллион» исполнил. Первый разговор с пресс-секретарем Управления мест заключения Карлисом Сержантсом немного озадачил. На вопрос журналиста о голодовке г-н Сержантс, не сморгнув глазом, ответил: «Какая еще голодовка? Ну и что: подумаешь, семнадцать человек прекратили прием пищи…» На последующий вопрос, как это понимать и вообще реагировать, пресс-секретарь ответил фразой: «Как хотите, так и реагируйте…» Редакцию, понятно, подобное никак устроить не могло. Что мы имеем на сегодня из официальной информации после проведенной проверки, судить читателям. Журналистам некоторые пояснения «высокого начальства» показались довольно поверхностными.
«14 февраля проводилась проверка камер в 3-м отряде. Проверяющие заподозрили, что осужденные (перечисляются фамилии — ред.) находятся в состоянии алкогольного опьянения. Для выяснения заключенным было предложено сделать анализы. Но те отказались, чем нарушили ст. 70 ч. 4 Кодекса исполнения наказаний и были водворены в штрафной изолятор. Свой отказ они мотивировали тем, что администрация использует грязную посуду и может даже сфальсифицировать результаты анализов.
В данный момент начата служебная проверка, откуда на территории тюрьмы взялись наркотические вещества.
Большинство из помещенных в шизо имеют в тюрьме определенное влияние, а шизо находится рядом с 3-м отрядом. Поэтому и пошел шум. У некоторых уже были нарушения, связанные с употреблением наркотиков, повторное нарушение грозит им заведением уголовного дела и, как следствие, дополнительным сроком.
На самом деле заключенные голодовку не объявляли, просто с 15 февраля отказались от тюремной пищи. В камерах они питались. Официального взвешивания не проводилось, и откуда появились якобы потерянные килограммы, непонятно».
Далее в официальном ответе говорится, что анализы у заключенных берутся согласно инструкциям Кабинета Министров. Случаи отказа от пищи имели место в Парлиелупской и Даугавпилсской тюрьмах. И связаны были со сменами начальников спецзаведений. «При старых начальниках заключенные имели определенное влияние на администрацию». Концовка: «Все жалобы и послания на администрацию тюрьмы в прокуратуру вскрывать и подвергать цензуре запрещено, поэтому наверняка они дошли».
От редакции. Не громкие ЧП, всякого рода «мелочевка» — тот же быт и тюремный уклад — вся жизнь заключенного ограждена колючей проволокой от ока народа. Понятно, что в случае нарушения прав изолированного от общества человека, единственно пресса может стать связующим звеном между двумя мирами. Бывает, месяцами газета добивается ответов от администрации тюрем. В данном случае — прокуратура в курсе событий. Что ж, поглядим…

01.03.2005, 09:02

Роман САМАРИН


Написать комментарий

Так им и надо уродам,а что же они хотели совершить преступление и чтоб сиделось хорошо.правильно!Зато в следующий раз в тюрьму не захочется