«Кто взял эту страну в ЕС?» 1

На прошлой неделе в Европарламенте (ЕП) состоялось официальное заседание интер- группы по вопросам традиционных нацменьшинств и региональных языков. Встреча была целиком посвящена Латвии. Точнее - проблеме массового безгражданства и школьной реформе.

Русская община Латвии становится субъектом европейского диалога

Дежа-вю

Символично, что 24 февраля, в день заседания интергруппы, на главной площади Страсбура – площади Клебера – прошел массовый молодежный митинг. Около трех тысяч французских старшеклассников протестовали против новой системы сдачи выпускных экзаменов. Улицы Старого города были оцеплены нарядами полиции, но акция прошла без эксцессов. Не наваждение ли это?

А тем временем в зале заседаний ЕП говорили о наших проблемах. Официальную Латвию представляли первый секретарь постоянной миссии в Совете Европы Янис Мажейкс, советник министерства общественной интеграции Илмарс Межс, советник министерства образования и науки ЛР Андис Гейжанс и заслуженный интегратор из минобраза Эвия Папуле.

По приглашению депутата Европарламента Татьяны Жданок (ЗаПЧЕЛ) в этом беспрецедентном мероприятии участвовали и русские школьники – победители и лауреаты конкурса эссе «Реформа-2004: трамплин или яма?», проводимого Латвийским комитетом по правам человека, Штабом защиты русских школ и партией ЗаПЧЕЛ. Вместе с ребятами в Страсбур отправились и журналисты двух крупнейших русских газет Латвии.

Удивительно, что в зале помимо нескольких десятков членов интергруппы находились и другие заинтересованные лица. Причем речь идет не только о евродепутатах от правых латышских партий вроде Гиртса Кристовскиса и Рихарда Пикса, чье любопытство к рассматриваемой теме вполне объяснимо. Интерес к встрече неожиданно проявил сам вице-президент Европарламента Жерар Онеста.

Согласно регламенту встречи официальным представителям латвийского государства и меньшинственной «оппозиции» было отведено по 20 минут на презентацию своей точки зрения. Забегая вперед, заметим, что на сей раз понятие «оккупация» звучало из уст нашего истеблишмента значительно реже, чем на предыдущих встречах. На ноябрьском и декабрьском рабочих совещаниях латышские евродепутаты выступали столь агрессивно по отношению к нацменьшинствам, что тем самым настроили коллег против себя. В цивилизованной Европе не принята такая риторика, посему пришлось учиться хорошим манерам. Итак, о чем же поведали европейской публике менеджеры светлого образа Латвии?

Диалог идет, контора пишет

Илмарс Межс сообщил присутствующим, что Латвия испокон веков была мультикультурной и толерантной ко всем народам и религиям. Но в то же время страна должна преодолевать сегрегацию (т. е. разделение жителей на части по этническому принципу. – Авт. ), именно для этого и появился закон об образовании, который призван стереть различия между латышами и нелатышами. Межс посетовал на то, что новобранцы латвийской армии зачастую не понимают команд по-латышски. По словам докладчика, в Латвии вообще сложился асимметричный билингвизм, когда одна часть населения пользуется двумя языками, а другая – обходится одним. (Вот тут «Час» не понял, кто имеется в виду – русские или латыши. Ведь не секрет, что именно титульная молодежь Латвии уже давно не считает нужным учить русский язык.)

Андис Гейжанс долго перечислял средства, затраченные на подготовку реформы образования, отметил деятельность бутафорского Консультативного совета по школам нацменьшинств МОН ЛР, при систематическом диалоге с которым и была введена новая система образования. Чтобы никто в Европе не усомнился, что нацменьшинства сами попросили такую реформу. И под конец сообщил, что учителя с каждым днем ощущают все большую мотивацию и, не побоимся этого слова, просто-таки насущную потребность проводить закон об образовании в жизнь.

Янис Мажейкс сосредоточился на проблеме безгражданства. Помянул, как водится, тяжелую судьбину латышского народа. А в том, что в стране проживают тысячи неграждан, Латвия не виновата – виновата оккупация, будь она неладна. И даже несмотря на историческую рану, государство дает возможность получить гражданство путем натурализации даже тем, кто приехал в страну после 40-го года. Но беда в том, что эти приезжие хотят получить синий паспорт автоматически. Ну а под конец, видимо, чтобы произвести неизгладимое впечатление на просвещенную Европу, г-н Мажейкс сделал реверанс в русскую сторону, сказав, что ситуация неоднозначна и своя правда есть и… в аргументах второй части латвийского населения.

На Иванах русские держатся

Далее председатель интер- группы венгр Чаба Табайди пре- доставил слово посланникам этой самой части. Блестящую речь произнес сопредседатель Латвийского комитета по правам человека, консультант фракции ЗаПЧЕЛ в Сейме Алексей Димитров, который привел свои аргументы против реформы образования.

Так, он заметил, что это было чисто политическое решение, которое проводилось в жизнь без всяких консультаций с нацменьшинствами, и сослался на данные инспекции по образованию, собранные в мае 2004-го: лишь 16,3 процента родителей 9-классников поддерживали реформу средней школы, 22,6 – поддерживали частично, а 59,4 – были против.

Алексей упомянул также недостаток научный и кадровой базы для обеспечения реформы. Во-первых, в мире мало исследований, посвященных билингвальному образованию, а еще меньше – позитивных оценок этой системы. А во-вторых, учителей, которые бы профессионально преподавали предметы на гос- языке, в Латвии крайне мало. Их специально не готовили и методиками преподавания не обеспечили.

- Практика показывает, что содействовать знанию госязыка можно другими методами, – сказал Димитров. – Вместо этого у нас в стране предпочитают перевести систему образования на латышский язык. Мы много раз запрашивали у министерства образования данные, подтверждающие недостаточную конкурентоспособность тех, кто оканчивает нелатышские школы. На это нам всякий раз отвечают, что нацменьшинства слабо представлены в госсекторе по причине плохого знания госязыка. На самом деле надо учитывать и другие факторы. Исследования в соседней Эстонии показали, что даже прекрасное знание госязыка не спасает нацменьшинства от дискриминации при трудоустройстве.

Алексей Димитров также подчеркнул, что закон об образовании был принят в 1998 году, после того, как Латвия подписала Рамочную конвенцию. Реформа же существенно ухудшила существующее положение нацменьшинств в сфере образования, что совершенно недопустимо и противоречит букве и духу этого документа.

За Алексеем Димитровым выступил 12-классник из Риги Иван Енгашев.

- Мои родители и я родились и всю свою жизнь прожили в Латвии, однако мы не имеем гражданства и лишены многих прав, которые имеют люди с нормальным паспортом, – сказал парень на очень хорошем английском и продемонстрировал залу свой паспорт «чужака». – Знаете, что здесь написано? Что я чужеземец, пришелец. Но почему? Неужели я похож на инопланетянина? Правительство не отвечает мне на эти вопросы. Даже сейчас, когда наша страна вступила в ЕС, я, в отличие от латвийских граждан, лишен права свободного передвижения: таким, как я, для путешествий по Европе нужны визы. Я живу в Латвии легально. Почему мне нужно особо доказывать лояльность своей родине? Почему за исторические обиды я должен расплачиваться своим бесправием и невозможностью учиться на родном языке? Кто наделил латвийских политиков правом делить людей на хороших и плохих?

Прирастаем друзьями

Речь Ивана вызвала бурную реакцию зала: все зааплодировали, многие при этом недоуменно качали головой. Далее со стороны слушателей посыпались неудобные вопросы и замечания латвийской элите.

Так, евродепутат Михль Эбнер, представляющий немецкое меньшинство Италии, с гордостью сообщил, что у него на родине, в Южном Тироле, работают немецкие школы и многие итальянцы отдают туда своих детей, чтобы обеспечить их знанием языка меньшинств. Финн Хенрик Лакс заметил очевидную вещь: если государство уважает свои меньшинства, то они неизбежно будут уважать государство. Депутат Ламбсдорф спросил у официальной делегации, какие существуют профессиональные ограничения для неграждан. Но наши чиновники не ответили на этот вопрос, за них это сделал Алексей Димитров. Наконец слово взял депутат из Испании Игнаси Гуарданс, который сказал буквально следующее:

- Я никак не улавливаю связь между гражданством и языком. Эти проблемы нужно разделить. С одной стороны, всем необходимо учить латышский язык. А с другой – то, что за 14 лет независимости в стране по-прежнему остается 400 тысяч неграждан, это нонсенс. И если бы я был в Европейском совете и принимал решение, то Латвия с такой проблемой никогда не стала бы членом ЕС.

Закрывая дискуссию, председатель интергруппы Чаба Табайди поблагодарил всех за участие – в том числе и по-русски. Пожалуй, наш язык впервые зазвучал на официальном мероприятии в стенах Европарламента. Очень возможно, что эта практика со временем получит распространение. Многие здесь уже поговаривают о том, что надо сделать язык Пушкина официальным в ЕС – ведь расширение Европы принесло ей 3,5 миллиона носителей русского языка.

…В конце заседания интер- группы к нашему Ивану подошел представительный господин – как выяснилось позже, вице-президент Европарламента Жерар Онеста – и вручил письмо, написанное под влиянием яркой речи юноши. Вот перевод этого лаконичного текста: «Благодарю Вас за полезное и впечатляющее выступление. Я открыл для себя много нового. Намерен помогать Вам и меньшинству, которое Вы представляете, в течение всего срока моих полномочий».

(О том, каково мнение евродепутатов по русскому вопросу в Латвии, и чего нам ждать после заседания интегруппы, читайте в ближайших номерах «Часа».)

01.03.2005, 08:17

chas-daily.com


Написать комментарий

Не думаю, что эта конференция , что то изменит. Не для того принимали законы Латвия, что бы из-за какого-то там Евросоюза и НАТО менять свое отношение к нацменьшинствам. Почему Латвия должна оправдоваться за действия своего законного правительства. Америка вон ни перед кем не извиняется за Ирак или Вьетнам, а там проблем было по более.