Тасуй не тасуй – игру оплачивает город

Итак, свершилось. Как и предрекал "Миллион", в городе стало одним исполнительным директором больше. Решением суда Алексей Провиденко восстановлен на прежнее место работы. Город выплатит незаконно уволенному исполнительному директору восемь с половиной тысяч латов. Настоящий - или прежний - исполнительный директор г-н Упитс, забрав ключи от кабинета, срочно выехал в командировку.

А судьи кто?

Исполнительный директор городской думы г-н Провиденко был снят с работы в конце августа прошлого года. Накануне подал в отставку мэр   Ивар Шкинч, а г-жа Строде, не став затягивать решение кадровых вопросов, будучи и. о. мэра, поставила вопрос ребром. Части депутатов, образовавших к тому времени новое большинство, “ребристая” постановка вопроса на предмет отставки бывшего соратника по борьбе пришлась по душе. Единственным, кто не осознал прелести момента, оказался сам г-н Провиденко, покинувший зал заседаний в совершенной задумчивости. С остальной “нечистью” было покончено еще при Иваре Шкинче. Уволенный народ усиленно “болел”, каждый ждал своего судебного часа, когда к компании с новой тяжбой присоединился Провиденко.

Сняли директора в соответствии со статьей 101 Закона о труде как потерявшего доверие работодателей, вменив несколько частностей, с коими исполнительный директор согласиться не мог, назвав данную акцию политической провокацией. Тяжбы начались в январе. Провиденко требовал, во-первых, признания увольнения незаконным, во-вторых, выплату компенсации за вынужденный прогул. На момент первого судебного заседания сумма составляла 3 207 латов, в марте – пять тысяч, в июне – восемь! И то: зарплата исполнительного директора совсем неслабая.

На сами судебные заседания журналисты валили валом. Независимо от политических пристрастий каждому изданию было чем себя потешить. Ответчика – городскую думу – представляли два опытных юриста: советник мэра по юридическим вопросам Элите Трукшане и юрист думы  Лилия Журомска. Вела заседание судья Регина Пайпале. Не станем утомлять читателя всеми перипетиями процесса: были и отводы судье, вроде как высказавшему г-ну Провиденко свое личное мнение о безнадежности дела, и отводы собственным адвокатам. Одна сторона, проигрывая, предлагала мировую с формулировкой “по согласию сторон” и три тысячи латов “отступных”, другая сторона успешно дело затягивала, крыла всех матом, гонялась в здании суда за журналистом оппозиционной к нему газеты, угрожая набить лицо, и, отвергая меркантильный интерес в деле, “копила” деньги налогоплательщиков “на потом”. В общем, всего было. Другое дело, справедливости ради нужно отметить, отчего бы при такой зарплате и не побегать? Стоит или нет восьми тысяч латов налогоплательщиков факт увольнения исполнительного директора – каждый волен обмозговать сам. То, что человек позаботился о себе, выиграл (законно) процесс и вернул свою “харизму”, в какой-то мере восстановив в глазах общественности пропавший к нему интерес, достойно поощрения. Неправильно это, когда людей увольняют, потому что так “надо”, даже если этот человек Провиденко, а “судьи” – думские юристы!

Хороший, родной, веселый такой бардак…

Прежний, настоящий, в общем, “обычный” исполнительный директор самоуправления г-н Упитс появился возле здания думы без десяти восемь утра. На вопрос, куда собирается идти, без запинки ответил: “На свое рабочее место!”, пообещав дать интервью чуть позже.
Через три минуты появился г-н Провиденко, но, не дойдя трех шагов до думы, свернул за угол, где и был “пойман” журналистом.
– Раньше вы ко мне настороженно относились… – без обиняков сообщил  Алексей Николаевич журналисту.
– Я и сейчас так же отношусь… – пришлось парировать директора. – Дадите интервью?
Алексей Николаевич сощурил подозрительно глазки, затем вздохнул и дал интервью.
– Надо понимать, вы твердо намерены приступать к работе…
– Именно так. Тяжба получила свое логическое завершение, все обвинения от начала до конца надуманы. Работа мне очень хорошо известна, с этой стороны я не вижу проблем.
– Вы пойдете прогонять г-на Упитса?
– Что значит прогонять?
- Будете сидеть и управлять в одном кабинете?
– Если вы меня не сильно будете отвлекать, я успею вовремя появиться на работе. Через полчаса мне назначен разговор с мэром. У г-на Упитса такой же договор с думой, как и у меня. Он это место занимает незаконно и должен быть уволен автоматически, как я понимаю. Пусть передает дела.
– Какова сумма компенсации за вынужденный прогул?
– Из расчета средней зарплаты за девять месяцев мне должны выплатить восемь тысяч пятьсот двадцать шесть латов сорок четыре сантима.

22.06.2004, 08:00

"Миллион"


Написать комментарий