Русские сами должны доказать, что с ними надо считаться

Русские журналисты устали от наплевательского отношения власти к мнению своих читателей. В силу профессии журналисты всегда выслушивают два мнения — простого человека и человека, наделенного властью. Обязанность журналиста — доносить мнение сторон друг до друга. Но что делать, если одна сторона от тебя попросту отмахивается?

В Латвии много русских газет, и конкуренция — жесткая. И то, что в одном и том же списке кандидатов в депутаты Рижской думы от ЗаПЧЕЛ оказались журналисты из двух конкурирующих издательских домов — “Фенстера” и “Петита” — случай беспрецедентный. И красноречивый. Он говорит о том, что русские осознали, что у них есть общие стратегические интересы. Об этом “Вести Сегодня” беседует с двумя кандидатами в депутаты — шеф–редактором делового издания “Коммерсант Baltic daily” Юрием Алексеевым (представляет “Фенстер”) и редактором отдела педагогических проблем газеты “Час” Элиной Чуяновой (“Петит”), а также с руководителем предвыборной кампании ЗаПЧЕЛ Юрием Петропавловским.

Реформа образования — лакмусовая бумажка

— Что послужило толчком для принятия решения баллотироваться?

Элина Чуянова (Э. Ч.): — За это надо сказать “спасибо” реформе образования русских школ. Я часто бываю в школах, присутствую на уроках, говорю с учителями, детьми и родителями. Реформа влияет не только на снижение качества образования, но и на здоровье и психику школьников — для меня это очевидно. Страшным последствием реформы станет фактическое исключение из общества целого поколения. Сегодняшние школьники, ежедневно испытывающие эмоциональное насилие над собой в школах, вряд ли смогут быть лояльными к Латвии. И я не могу понять, кто от этого выиграет.

Юрий Алексеев (Ю. А.): — Я, как предприниматель и представитель деловой прессы, хочу, чтобы деятельность Рижской думы была более открытой. Ведь что сейчас происходит?

Об итогах каких–то конкурсов, о том, что кто–то что–то поделил и разыграл, мы узнаем, лишь когда ими начинают интересоваться правоохранительные органы. У меня есть личный проект: я хочу в газете “Коммерсант Baltic” сделать еженедельный вестник Рижской думы — чтобы говорить в нем о том, какие проекты вынашивает столичное самоуправление, как бы в них мог поучаствовать малый и средний бизнес. Ведь в Латвии малый и средний бизнес имеет, как правило, русское происхождение — в отличие от крупных корпораций, сидящих на государственных заказах и прекрасно себя чувствующих.

Юрий Петропавловский (Ю. П.): — Я бы добавил, что без русской прессы борьба за сохранение русских школ была бы просто невозможна! Без всякой лести могу сказать, что русская пресса у нас абсолютно независима от государства и является основой будущего гражданского общества в Латвии. На то и щука прессы в пруду, чтобы карась власти не дремал. И когда журналисты станут депутатами, они наконец–то получат информацию о том, что происходит на самом деле.

В чем преимущество журналистов? Да, может быть, они не являются узкоспециализированными профессионалами, но всегда видят проблему в совокупности, в динамике, в развитии и, что очень важно, в контексте интересов общества, с одной стороны и интересов политиков — с другой. У политика взгляд может замылиться, у журналиста — никогда, он всегда тонко чувствует настрой общества и зависит от читателей. Мы горды тем, что Юрий и Элина баллотируются по списку ЗаПЧЕЛ, их критичность и объективность нам необходимы.

— Почему вы решили баллотироваться именно от ЗаПЧЕЛ? Ведь партий много, да и на голоса русскоязычных граждан на этих выборах претендует далеко не одна политическая сила…

Ю. А.: — Если идти в политику — то в партию с четко выраженной позицией. Как журналист и бизнесмен, я хочу получить на свои вопросы четкие ответы: “да” или “нет”. Не хочу, чтобы мне говорили — “знаешь, гарантий нет — нужно смотреть по обстоятельствам, по тому, как все будет складываться”.

Знаете, сейчас все на словах хотят дружить с русскими, но я думаю, что русские сами должны доказать, что с ними надо считаться. А сейчас в Латвии интеграция проходит прямо как в старом анекдоте — невеста хочет венчаться в белом платье, а жених вообще жениться не хочет. У них проблема! Пока на политической шахматной доске русскую общину не будут воспринимать как игрока, ничего не изменится. ЗаПЧЕЛ же за последний год сплотило русскоязычное население и заставило с собой считаться! Думаю, что через четыре года на выборах в Рижскую думу уже будут голосовать неграждане. Вы понимаете, что это значит? Это значит, что в Риге будет русский мэр!

Э. Ч.: — Для меня лакмусовой бумажкой было отношение к реформе образования и к русскому языку. Да, ЗаПЧЕЛ участвовало в работе Штаба защиты русских школ и в митингах, в которых участвовали десятки тысяч детей, учителей, родителей. Кто–то предпочитает называть эти митинги русским бунтом. Но я позволю себе напомнить золотые слова Мартина Лютера Кинга: “Бунты — это язык тех, кого не выслушали”. Еще один момент связан с проблемой неграждан. У нас в семье типичная ситуация — я потомственная гражданка Латвии, а мой муж “негр”. Чем же я лучше его?! Тем, что мой отец появился на свет в нужное время и в нужном месте? Я придерживаюсь принципа равных прав для всех жителей Латвии, и если кому–то это кажется проявлением радикализма, то я согласна быть радикалом.

Директора школ должны сказать правду

— Элина, вы пишете об образовании и прекрасно знаете, что политику в этой сфере у нас определяют не самоуправления, а сейм. Но баллотируетесь–то вы в Рижскую думу! Как вы считаете, что может предпринять Рижская дума для того, чтобы смягчить последствия введения реформы? Какие шаги будете предпринимать лично вы?

Э. Ч.: — Смягчить ущерб, нанесенный школам непродуманными реформами, вполне возможно. Для этого сейчас не хватает только политической воли. О чем можно говорить, если сейчас в департаменте образования Рижской думы работает всего один специалист по школам нацменьшинств? Хотя русских школ в Риге столько же, сколько латышских. И в Рижской думе нужно создавать управление по делам русских школ.

Я убеждена, что в Рижской думе нужно создавать рабочую группу по проведению мониторинга в русских школах. Необходимо провести объективную и независимую экспертизу качества знания предметов, преподаваемых на латышском языке. Улучшились они, остались прежними или существенно снизились? Пока еще не поздно, нужно разобраться в этом хотя бы в масштабах столицы, где много русских школ. И очень важно, чтобы мониторинг проводился самой Рижской думой — это придаст исследованию вес, а главное, может заставить директоров школ наконец–то сказать правду. Если будет предписание Рижской думы — дать информацию, они не смогут его проигнорировать.

Ведь в чем проблема? Директор школы — человек подневольный, он зависит и от местного самоуправления, и от Министерства образования и науки, пытаясь угодить всем. Многие директора школ препятствуют проведению в своих учебных заведениях каких–либо исследований, связанных с реформой образования, поскольку знают — результат будет плачевный. И предпочитают рапортовать, что все замечательно. А страдают дети. Не понаслышке я знаю, что многие, особо ретивые, директора школ пытаются бежать впереди паровоза — превысить установленную пропорцию 60% на 40% в пользу латышского языка. Нам же нужно выяснять реальную ситуацию.

— Предположим, что мониторинг будет проведен и его результаты подтвердят вашу правоту — у детей большие проблемы с обучением на латышском языке. Что дальше?

Э. Ч.: — Нужно будет ставить вопрос о внедрении системы дополнительных занятий на родном языке для детей, испытывающих трудности с обучением на латышском языке. По грубым подсчетам, речь может идти о половине детей, обучающихся в русских школах. Естественно, финансировать параллельную систему обучения нужно из городского бюджета.

Еще одна проблема связана с обучением латышскому языку в детских садах, и ее может решить Рижская дума. Очень многие родители жаловались мне и на то, что в муниципальных детских садах нет преподавателей латышского языка — приходится мамам и папам самим искать педагога и оплачивать его услуги из своего кармана. И это происходит в государстве, которое постоянно говорит о том, что необходимо знать латышский язык! А ведь детсадовский возраст — самое продуктивное время для освоения второго языка. Рижская дума должна за счет средств городского бюджета обеспечить все муниципальные детские садики преподавателями латышского языка. И еще. Мне бы очень хотелось, чтобы дети из малообеспеченных и среднеобеспеченных семей тоже имели возможность заниматься спортом, музыкой и так далее. Почему бы этим не заняться Рижской думе?

Цены на жилье должны упасть

— Юрий, вы неоднократно указывали на то, что будете в Рижской думе отстаивать интересы малого и среднего бизнеса. Какие шаги вы намерены сделать, чтобы помочь предпринимателям?

Ю. А.: — У меня есть полтора десятка знакомых, бывших коллег по заводу “Радиотехника”, которые занимаются бизнесом — в отличие от меня по специальности. У них небольшие фирмы — 5, 8, 10 человек, и работают они в сфере высоких технологий, о которых так любят говорить с трибун. Фирмы, которые реально занимаются делом, ютятся сейчас в сараях, подвалах. При этом, когда я захожу в магазин Elkor, я вижу десятки качественных изделий, произведенных в Латвии. Кто–то из моих бывших коллег после вступления в ЕС расширяется, многие производят продукцию на экспорт.

Изобретать велосипед не нужно. Во всем мире, да и в соседней Литве есть практика бизнес–инкубаторов. Попав в бизнес–инкубатор, развивающаяся фирма может на льготных условиях взять в аренду площади, получить от самоуправления гарантии под небольшие кредиты, практически бесплатно получить консультации. Через два–три года такие фирмы смогут сами себя кормить, более того, создадут сотни и тысячи рабочих мест. У нас ведь люди уезжают в Ирландию собирать клубнику, потому что не видят для себя перспектив в Латвии! Почему Рижской думе не двигать такие проекты, ведь пустующих производственных площадей хватает!

— Конкурсы на право выполнять строительные заказы Рижской думы традиционно выигрывают крупные компании, имеющие своих лоббистов. На ваш взгляд, какие изменения в этой сфере необходимы?

Ю. А.: — Не секрет, что большинство крупных строительных компаний — Skonto buve, Kalnozols celtnieciba, Re&Re, живущих за счет государственных и муниципальных заказов, давно ничего не строят сами, а занимаются финансовым администрированием. По сути выступают в роли посредников на малых заказах. Строят другие компании — поменьше. Естественно, это приводит к удорожанию услуг строителей. Эту ситуацию надо менять — и Рижской думе нужно принимать соответствующее решение. Небольшие заказы могут выполнять небольшие компании, цены на услуги которых гораздо ниже. У нас же требования к оборотам компаний, участвующих в конкурсе, столь высоки, что малые и средние фирмы вышибаются сразу. Я не спорю, что есть конкурсы на выполнение миллионных заказов и тогда требования к обороту оправданны. Но когда речь идет о ремонте туалета в центре Риги?!

— Рижская дума ставит перед собой глобальные цели — победить автомобильные пробки и решить жилищную проблему. У вас есть предложения на этот счет?

Ю. А.: — То, что в Риге сейчас один квадратный метр жилья в старой “хрущобе” стоит 500–600 USD, это ненормально! Цена, сравнимая с ценой квадратного метра в новостройке! А знаете, сколько стоит квадратный метр в “хрущевке” в Литве? Всего 200–250 USD! Почему? Все очень просто: в Литве полным ходом (уже пять лет) идет коммерческое строительство микрорайонов. Подчеркиваю — микрорайонов. У нас же новые дома вклинивают внутрь кварталов, лишают детей места для прогулки. Если же строить сразу микрорайонами, то рынок жилья быстрее будет насыщен, цены на вторичное жилье упадут. Обеспеченные люди переберутся в новые дома, а их старые квартиры освободятся. И Рижская дума могла бы эти квартиры выкупать — вот вам и решение проблемы с отсутствием свободного жилья, с необходимостью куда–то селить жильцов денационализированных домов.

Если же говорить о проблеме автомобильных пробок, то сколько у нас стоит возведение Северного туннеля? Полмиллиарда. Представляете, сколько многоуровневых развязок и путепроводов можно построить на эти деньги? Толку больше, денег меньше. У нас ведь не на мостах образуются пробки, а на светофорах, где широкие магистрали резко сужаются, — и эту проблему надо решать.

— ЗаПЧЕЛ, естественно, рассчитывает войти в коалицию Рижской думы. С кем вы готовы сесть за стол переговоров?

Ю. П.: — В первую очередь с социал–демократами — они проходят пятипроцентный барьер. Дальше начинается лотерея, поскольку не совсем понятна судьба Партии народного согласия и Jaunais centrs. Да, многие партии говорят, что не войдут в одну коалицию с ЗаПЧЕЛ. Но думаю, что ради власти любая из этих партий пойдет на любой альянс. Что касается нас, то мы готовы работать с кем угодно, но с одним условием — ради интересов рижан.

24.02.2005, 10:36

"Вести сегодня"


Написать комментарий