Старт или фальстарт?

Референдум в Испании может решить судьбу Евроконституции

Вчера в Испании прошел первый в странах ЕС референдум по вопросу принятия Европейской конституции. Ожидалось, что большинство испанцев скажут “да” новому Основному закону. Правда, Мадрид опасался, что активность избирателей будет невысокой. А это может послужить плохим примером для жителей других 10 государств Евросоюза, где будет проходить всенародное голосование.

Все в руках избирателей

Для участия в референдуме (вопрос о его проведении в середине января был единогласно одобрен нижней палатой Генеральных кортесов) зарегистрировалось свыше 34 миллионов испанцев, имеющих право голоса. Европейскую конституцию поддерживают и правящая партия, и оппозиция. Ожидалось, что и большинство граждан страны выскажутся за принятие Основного закона. Премьер-министр Хосе Луис Родригес Сапатеро даже заранее пообещал, что Испания будет одним из первых государств, ратифицировавших конституцию на референдуме.

Правда, оптимистический настрой Сапатеро, принадлежащего к самым ярым сторонникам Евроконституции, может быть омрачен невысокой активностью избирателей. Многие испанцы заявляли в ходе опросов, что не могут голосовать за или против принятия Евроконституции, поскольку не совсем представляют себе, что это за зверь. Так, например, выяснилось, что 42% жителей Испании даже не слышали, что, согласно новому документу, у Евросоюза появится свой президент и министр иностранных дел. Между тем низкая явка граждан страны, даже в случае одобрения ими Основного закона Европы, грозит стать плохим примером для граждан других 10 стран Евросоюза, где будет проходить народное голосование.

Кто окажется белой вороной?

Чтобы Евроконституция вступила в силу, ее должны ратифицировать все страны — члены ЕС. Некоторые государства — Германия, Греция, Италия, Кипр, Латвия, Финляндия, Литва, Венгрия и Словения — решили не искушать судьбу и ратифицировать главный европейский документ за толстыми парламентскими стенами (последние три страны уже сделали это).
Пойти по рискованному пути, кроме Испании, выразили желание Португалия (апрель 2005 г.), Нидерланды (в первой половине 2005 г.), Люксембург (10 июля 2005 г.), Польша (во второй половине 2005 г.), Великобритания, Чехия, Дания (все три страны — в 2006 г.), Ирландия, Бельгия и Франция. Оставшиеся пять членов европейского сообщества с формой ратификации конституции пока не определились.

Аналитики в один голос твердят, что хоть одна из стран — членов ЕС да “завалит” введение единой конституции. Дело в том, что в большинстве государств, собирающихся проводить референдум, достаточно большой процент населения сомневается в необходимости частичного отказа от национального законодательства. Впрочем, отказ какой-либо из стран ЕС ратифицировать конституцию еще не означает отказа от ее принятия. А отказавшуюся страну можно будет просто включить в список не присоединившихся к Основному закону: прецеденты, когда страна отказывалась утвердить какой-либо общеевропейский проект, уже были. Однако подобный сценарий возможен лишь в том случае, если введение Евроконституции заблокирует небольшая страна ЕС. В случае же отказа страны, играющей значительную роль в Евросоюзе, идею единой конституции можно будет похоронить. А кандидат на роль “могильщика” уже есть — это Великобритания. На островах традиционно сильны антиевропейские настроения: в свое время в ходе референдума англичане уже отказались ввести на территории Британии евро. Более того, с каждым годом в Соединенном Королевстве все больше муссируется идея выхода из состава ЕС. Между прочим, новая конституция закрепляет подобное право за каждым членом сообщества.

Если же жители туманного Альбиона сорвут ратификацию, то надеждам еврооптимистов на то, что единая конституция вступит в силу в 2009 году, не суждено сбыться. Европейцам придется заново согласовывать все параметры конституции и пытаться определить, чем же именно предыдущий проект не угодил британцам. Сколько лет уйдет на внесение поправок — сказать сложно, но понятно, что это будет не год и не два.

Справка

Европейская конституция упорядочивает правовые основы Евросоюза. В ней впервые четко определяются взаимоотношения между различными институтами ЕС. Правда, формирование Еврокомиссии и впредь будет решаться пробой сил между Советом Европы и Парламентом ЕС. Но появились две новые должности — президента Евросоюза, который будет назначаться Советом Европы на срок 2,5 года, и министра иностранных дел ЕС. Изменяется и порядок голосования. Чтобы упростить процесс принятия решений и сделать его более понятным для населения, вводится так называемое двойное большинство: 55% государств — членов ЕС и 65% населения Евросоюза. Во многих сферах впервые вводятся мажоритарные решения. Исключением остаются внешняя политика, оборона и финансы. Укрепляется роль Европарламента — например, в вопросах бюджетной политики. Совет, то есть представительство стран ЕС, сохраняет свои полномочия. Сторонники конституции надеются с ее помощью укрепить внутреннюю связь между гражданами и Евросоюзом. Противники же документа говорят, что этот сложный договор будет лишь способствовать дальнейшему усилению господства брюссельских бюрократов.

Мнения

Александр РАР, эксперт Германского общества внешней политики:
— Я думаю, что несмотря на всевозможные трудности, Евросоюз все же обретет свою конституцию. Уже очевидно, что Европа не будет развиваться столь же быстро, как раньше. Если референдум по конституции где-то и провалится, я не думаю, что эта страна выйдет из ЕС. В конце концов, референдум можно будет через некоторое время провести еще раз.

Михаил ХАЗИН, президент консалтинговой компании Неокон:
— Основная проблема Евросоюза состоит в том, что у Европы нет собственной субъектности. Принятие конституции — это попытка создать документ, который должен дать Европе хоть что-то общее. Проблемы возникнут после принятия конституции. Сейчас Евросоюз нужен Франции и Германии, чтобы заставить малые страны следовать своей политике. Малые страны, в особенности новые члены ЕС, рассматривают Евросоюз как источник дотаций. В то же время, как только дело доходит до политических вопросов (например война в Ираке), европейцы тут же разбегаются в разные стороны.

Петер БЕКЕР, эксперт по интеграционной политике ЕС, сотрудник берлинского Фонда науки и политики:
— Даже в том случае, если конституция ратифицирована не будет, Европейский союз не окажется в правовом вакууме. При таком исходе событий будет продолжать действовать договор, подписанный в Ницце, а европейские политики займутся поиском выхода из тупиковой ситуации. Каким станет этот выход — сказать пока трудно. Здесь все будет зависеть от того, какие именно страны откажутся ратифицировать Конституцию. Естественно, отказ Великобритании будет иметь гораздо больший политический вес, чем, предположим, Мальты.

21.02.2005, 08:42

Ольга ПАВЛОВА


Темы: ,
Написать комментарий