«Все свалили на меня – ОГОВОРИЛИ!»

Продолжается рассмотрение дела по обвинению Николая Иванова в убийстве сожительницы – Валентины.

Трагедия произошла 13 августа 2003 года в Погулянке. В доме сожителя на полу была обнаружена насмерть забитая Валентина. Николай жил с погибшей в частном доме, стоящем на опушке леса. Дружбу они водили с соседями, которые любили «заложить за воротник». Естественно, все они – безработные. Вместе пили, а потом сыпались обвинения в краже продуктов. По словам подсудимого и показаниям свидетелей, Валентина запивала как минимум пару раз в неделю. Николай бил ее и не пускал домой. Чаще всего за то, что пропивала последние продукты. Летом она валялась у крыльца и стонала, а зимой спала в баньке. Поэтому и в этот августовский вечер никто не обратил особого внимания на стонущую женщину. Тем более, что после шести вечера Николай вместе с приятелями – Анатолием и Татьяной (по прозвищу – «лысые») – затащил Валентину в дом.

По показаниям Татьяны, в семье подсудимого скандалы не были редкостью. Вечером, около шести часов, они вместе с мужем и Николаем заявились к во двор к Иванову. И обнаружили там полуголую избитую Валентину. Ничего кроме розовых спортивных штанов и одного сапога на ней не было. Втроем схватили ее за руки-ноги, затащили в дом, положили возле печки и прикрыли серым плащом. «А то как же – заявила свидетельница, – будет она голая на виду у моего Толика лежать». Татьяна отправилась жарить рыбу. В это время Николай с Анатолием сидели за столом и выпивали. Дальше досудебные показания женщины и ее слова в зале суда заметно отличались. Сразу после случившегося она рассказывала в полиции, что Николай бил лежащую Валентину ногами по голове. В зале суда она как-то скомкала свои показания, заявляя, что тот просто ногами дергал. А бил или не бил – точно не знает, не видела – рыбу жарила на кухне. Ее супруг, который сидел за столом рядом с Николаем, тоже не заметил, чтобы тот бил сожительницу. Когда они отправились домой,
Валентина была жива. Утром к ним заявился Николай со словами: «Сдохла Валька». Они долго ходили по поселку и искали знакомых с мобильным телефоном, чтобы вызвать полицию. А Иванов вроде бы звонить в полицию не собирался. Тот возражал и рассказывал о Витьке-«афганце», которого встретили в поисках мобильника.

Вопросы приятелям-свидетелям задавал Николай, находящийся за решеткой в зале суда. Но как-то сводились они больше к претензиям по поводу того, что они из дома сахар и масло тащили. Обвинения с жаром отвергались. Судья была вынуждена сделать строгое предупреждение Иванову. И действительно, при чем здесь пропавший кролик, подсолнечное масло и сахар, если речь идет об убийстве?

Следующей в суде выступала Франциска, весьма приличного вида дама – она заявила, что после обеда видела во дворе дома Ивановых Николая вместе с Татьяной и Анатолием. Они то заходили туда, то уходили. Подсудимый с гневом пытался это отрицать, дескать, заявился домой вечером и тогда только увидел избитую сожительницу.

Еще один сосед – пенсионер Янис –показал, что весь день пилил доски. Вечером услышал стоны у соседа. Но он уже привык, что Валентина частенько стонет во дворе. О ее смерти узнал утром. Несколько неожиданным оказалось его мнение о том, что жестоко избил Валентину не Николай, а кто-то другой. Он покалачивал сожительницу, но не сильно. Были у Валентины другие враги. Она многое знала о ворах и мошенниках, промышлявших в поселке. Как-то назвала Янису имена воров, которые украли у него добра на 700 латов. Когда она была трезвой, то держала рот на замке. Но стоило выпить, как всех выводила на чистую воду. Так что врагов у нее было много. На них и грешит Янис – могли избить бедолагу до смерти.

Свидетельствует Ираида, сестра подсудимого. Она не считает брата виноватым. Жалеет его – уж очень тяжело складывалась жизнь у Николая. По глупости первый раз попал за решетку… и понеслось. Она со старушкой-матерью осталась жить в этом несчастном доме, когда арестовали Николая. И вот спустя несколько месяцев на них напали злоумышленники. Избили двух пожилых женщин и украли продукты. Да еще пригрозили насмерть забить. Причем били в грудь – так же, как погибшую гражданскую жену Николая. Ираида подозревает, что это связано с убийством Валентины. Она принесла в редакцию письмо Николая к матери написанное за несколько месяцев до гибели Валентины. Там есть такие строки: «В душе сама, мама, знаешь, я тебя очень люблю, просто льстить не умею. Все у нас будет хорошо.Ты зла на Валю, но ведь я не могу разорвать свое сердце на части и поделить между вами». Хотя Николай не ладил с матерью и даже покалачивал ее, но та скучает по сыну.

Однако образ Николая, исходя из показаний свидетелей, жалоб на него в полицию, а главное – многократных судимостей, никак не получается светлым. Да и бивал он сожительницу очень часто. Так что обвинения в его адрес весьма серьезны. Слушания продолжаются.

17.02.2005, 09:12

"Миллион"


Написать комментарий