Леонид Береснев: «И на площадке, и в раздевалке Жолток был с нами»

Главный тренер сборной Латвии по хоккею подвел черту под отборочным турниром Олимпиады-2006

Быть главным тренером национальной сборной в виде спорта, который популярен в стране, непросто. Добился настоящего успеха, как, скажем, в свое время Старков, и ты — король, имя твое навсегда вписано в спортивную летопись государства. Проиграл даже в одном матче, в котором от тебя ждали только победы, — и на тебя спустят всех собак. В 1996 году руководимая Бересневым сборная Латвии по хоккею в отборочном турнире Олимпиады-1998 неожиданно проиграла Белоруссии и на Игры не поехала. То поражение запомнили… Но все-таки Береснева простили: тогда он еще только начинал свою тренерскую карьеру, к тому же незадолго до этого вывел нашу команду в группу А.

А вот если бы подопечные Береснева проиграли в прошлое воскресенье — тренеру вспомнили бы многое. И ведь он стоял на краю пропасти: до фиаско было рукой подать. Однако сейчас эти “бы” совершенно не важны — Береснев, к счастью, снова на коне. Тем не менее на фоне всеобщего ликования нельзя забывать, что игра, продемонстрированная сборной Латвии, оставляла желать лучшего. Те же словенцы, против которых нам через два с половиной месяца играть на чемпионате мира, были повержены с большим скрипом. Что это — временные трудности или наш реальный уровень? Ответ на этот вопрос, пожалуй, даст только время. Пока же можно ограничиться анализом завершившегося турнира. И вряд ли кто-то это может сделать лучше, чем главный тренер нашей команды Леонид БЕРЕСНЕВ.

Такой радости еще не было

— Леонид, во-первых, еще раз поздравляю с сотворенным чудом. С чем можно сравнить эмоции, возникшие после такой победы?
— Знаете, в моей тренерской карьере было немало счастливых моментов. Помню, как в середине 1990-х я, начинающий тренер, выиграл с юношеской сборной Латвии квалификационный турнир за право выступать в группе С, хотя немногие от нас этого ожидали. Затем в 1996 году, когда победили в голландском Эйндховене и завоевали путевку в группу А чемпионата мира. Наконец, высокое 7-е место на чемпионате мира в Финляндии годом спустя и ничьи с Канадой и Швецией. Победа над США в 1998 году — есть что вспомнить! Но все-таки радость от последнего успеха — больше. Во-первых, напряжение тут было гораздо выше. Эта победа далась в очень напряженной борьбе. Во-вторых, матч с белорусами был решающим. В-третьих, мы пробились на Олимпиаду. В-четвертых, я как тренер еще никогда не был на Играх. Но при всем при этом нужно учитывать, что воспоминания того же 1996 года, когда мы завоевали путевку, уже немного стерлись из памяти. В связи с этим тяжело сравнивать эмоции объективно.
— Сильно ошибусь, если предположу, что поздравлений на мобильный телефон после успеха в матче с Белоруссией пришло уйма?
— Ошибетесь, ибо поздравили всего несколько человек. Видимо, потому, что номер моего мобильного телефона знает немного людей.
— Заснуть-то в ночь с воскресенья на понедельник смогли?
— Да, но, признаюсь, с трудом. Даже сейчас (разговор состоялся во вторник вечером. — Прим. О.С.) еще не до конца отошел, нервное напряжение было очень велико. Но, я думаю, уже завтра все придет в норму.
— В начале матча при счете 0:2 вы взяли тайм-аут, и это принесло плоды: ребята успокоились и заиграли лучше. В конце матча при счете 2:4 вы заменили Масальского на 6-го полевого игрока — и этот рискованный ход также оказался оправданным. А вот на вашего коллегу обрушился шквал критики за то, что он на последних минутах тайм-аут не взял. Вам своего визави Михаила Захарова не жалко?
— Как человека, конечно, жалко. Но ведь на его месте мог быть и я. Более того, меня от этого отделяло всего пять минут. Но у тренеров такая работа. После поражений за нас никто не вступится и нужно быть к этому готовым.

Какую вам еще игру нужно показать?!

— Самым важным на этом турнире был, безусловно, результат. Он достигнут. Однако и о качестве игры забывать не стоит. Как вы его оцените?
— Нормально. Не могу сказать, что мы выглядели плохо. В нашей последней игре очень высока была мера ответственности. Я приведу простой пример. Кто-то из соперников забивает быстрый гол. Логично, что у вышедшей вперед команды больше шансов на то, что стартовый мандраж пройдет, и хоккеисты “поймают” свою игру. Ясно, что белорусам после заброшенной шайбы играть стало легче, тогда как нам — наоборот. К тому же не забывайте, что нам в этом матче требовалась только победа. Это значит, что на первую шайбу соперника нам нужно отвечать двумя. А мы же пропустили сразу две шайбы. Это тоже повлияло на психологию. Прочитал, что, дескать, качество нашей игры оставляет желать лучшего. А вы помните второй период? Команды почти не играли в равных составах! А начало третьей двадцатиминутки? Мы создали несколько реальных моментов для взятия ворот, “зацепились за зону”. Давили, давили, да не забили. А забей — и кто знает, как бы все повернулось?! Потом белорусы перехватили инициативу — а время-то не останавливалось! В итоге победили мы. А потом я читаю в газетах, что мы плохо играли. Не понимаю, какую нужно игру показать, чтобы она понравилась?! Мы же забросили белорусам пять шайб!
— Когда мы с вами беседовали незадолго до старта турнира, вы сказали, что времени хватает лишь на отработку тактики и игры в неравных составах. Процент реализации большинства — 21,5%. Как вы его оцените?
— Вы думаете, я назову его хорошим? Не назову! Процент плохой. А что вы хотите — чтобы сразу все начало получаться? Вот возьмем тройку Ниживий — Озолс — Пантелеев. Есть какие-то проблемы, как вы считаете?
— А вы как считаете?
— Считаю, что есть. Есть такое выражение “не пошла игра”. Ну не получается реализовать моменты — бывает такое. У меня не было игроков, чтобы произвести замены — мы могли заявить только 20 человек. Хотя, повторяю, голевые моменты у нас были, и повысить процент реализации большинства мы могли. Да и вообще хочу сказать, что этот турнир прошел в нервной обстановке. Все от нас ждали только первого места. К тому же многие ребята в таких турнирах еще не участвовали. Но все вышли с честью из этой ситуации. Хоккеисты — молодцы. Все без исключения.
— Проанализируйте, пожалуйста, игру нашей команды по пятеркам…
— Я считаю, что у нас была команда, коллектив. Как вы думаете, удержали бы мы победный счет со словенцами, если бы не было единой команды? Обыграли бы поляков? Вытянули, казалось бы, безнадежный матч с белорусами? Нет! У нас была команда, дух — таким будет мой ответ.

Канадцы приедут в Ригу

— Хочу спросить о Сергее Жолтоке. Не хотите — не отвечайте, каждый эту трагедию переживает по-своему. Когда перед турниром вся команда ездила на могилу хоккеиста…
— Я вас понял. Скажу так: Сергей — человек, который рвался в бой, рвался именно на этот турнир. Он верил, что сборная способна пробиться на Олимпиаду. Но с ним произошло такое несчастье… Когда мы посетили могилу, возникло большое желание все вернуть. Но, увы… Могу сказать, что присутствие Сергея ощущалось. И в раздевалке, и на площадке он был с нами.
— Чем вызвана замена Наумова после первого периода в матче с Белоруссией?
— Это решение принимали коллегиально. В перерыве от тренеров вратарей поступило предложение сменить Наумова на Масальского. Не могу сказать, что Сергей играл плохо.
— Ирбе останется одним из тренеров вратарей, или на следующем крупном турнире — чемпионате мира — вы рассчитываете на него “в рамке”?
— Все будет зависеть от него. Я и на этом турнире рассчитывал на него как на голкипера, но, увы, из-за травмы колена он выйти на лед не мог. Однако я надеялся на его опыт, и Артур действительно нам помог. Что касается мирового первенства в Австрии, то он горит желанием сыграть.
— Как наша команда будет готовиться к этому турниру?
— Планируем начать занятия в начале апреля. Точную дату пока затрудняюсь назвать. У нас будет семь проверочных матчей. Шесть на выезде (6, 8 апреля — с Финляндией, 13, 14 — со Словакией, 20, 22 — с Германией. — Прим. О.С.) и один дома — 25 апреля против Канады.
— А то обстоятельство, что спустя 5 дней после игры с канадцами нам предстоит с ними же встретиться, уже на чемпионате мира, вас не смущает?
— Раскрытые карты в матче с таким соперником — не главное. Куда важнее, что у нас есть возможность сыграть против очень серьезного противника в рамках подготовки к крупному турниру.

Интересно

Главный тренер сборной Белоруссии Михаил Захаров подал в отставку. Как рассказал Телеграфу хоккейный обозреватель белорусского спортивного издания Прессбол Сергей Вишневский, по прилету в Минск Захарова вызвал на ковер председатель Федерации хоккея Белоруссии Владимир Наумов. После этого разговора Захаров подал в отставку. “Не знаю, возможно, эта беседа и не была решающей в принятии решения, — комментирует ситуацию Вишневский. — Теперь заявление тренера будет рассмотрено на исполкоме федерации. Заседание запланировано на конец февраля, но, скорее всего, будет перенесено на начало марта. Останется Захаров или нет, будет зависеть от многих факторов. Например, от того, какой отчет он предоставит исполкому и, возможно, от мнения президента страны…”

17.02.2005, 08:54

Олег СОКОЛ


Темы: ,
Написать комментарий