UMTS не дает поводов для оптимизма

Latvijas mobilais telefons — фактически гарантированный латвийский лидер по прибыльности: 54 миллиона за 2004 год — показатель для Латвии беспрецедентный. Тем не менее оператора впереди ожидают и тревожные события.

Во-первых, принадлежащая скандинавскому капиталу литовская Bite GSM уже заявила о своем интересе к покупке третьей лицензии GSM/UMTS и пообещала в случае прихода “существенно снизить тарифы”. Во-вторых, по условиям купленной ранее UMTS-лицензии LMT обязан развивать это направление — хотя в компании считают, что Латвия к нему объективно не готова. Об этих и других вопросах Kb беседует с президентом LMT Юрисом Бинде.

О прибыли, которая бьет рекорды

— В прошлом году вы говорили, что рассчитываете обеспечить рост прибыли в 10—15%. Итог 2004 года — 54 миллиона латов прибыли, то есть рост составил 29%. Глава телекоммуникационной ассоциации Янис Лелис тут же заявил, что такая прибыль — следствие отсутствия конкуренции: у вас якобы нет стимула снижать тарифы…

— Факт насчет прибыли действительно не опровергнешь: прибыль немалая и прирост тоже. Значит, интерес рынка к услугам телекоммуникаций продолжает расти, тем более что после вступления в ЕС у нас росли практически все тарифы, кроме телекоммуникационных.

— И все же о тарифах: в последнем исследовании Еврокомиссии рынка телекоммуникационных услуг есть такой подраздел: при сравнении средних месячных пакетов “мобильных услуг” в Латвии и Литве сделан вывод, что у соседей они вдвое дешевле. Получается — таки нет у нас конкуренции?

— Тут все зависит от методики подсчета. Никто в Латвии, включая местных комментаторов этого исследования, не знаком с полной методикой, по которой производились эти расчеты и сравнения. Скорее всего, эти данные просто взяты из официальных страниц мобильных операторов, или даже из официальных данных Eurostat — а там не учитываются те же скидки и бонусы, которые входят в нашу “программу лояльности”. В итоге исследователи оперируют стандартными тарифами, по которым клиент LMT платит только в первый год. А ведь через 5—7 лет размер скидок достигает 25—30%, а то и больше! Но это не учитывается.

— А вот потенциальный покупатель третьей лицензии UMTS — литовская Bite GSM — комментирует активно: в случае если их скандинавские акционеры решат идти на латвийский рынок, обещают снижение тарифов чуть ли не до литовского уровня…

— Пусть комментируют — в демократическом государстве это никому не запрещено.

— О’кей, давайте вашу версию: за счет чего столь хорошие показатели прибыли?

— Это результат работы, которую мы делали все 13 лет, плюс положительное стечение обстоятельств. Ну а в бизнесе, как и в спорте, удача любит сильнейших.

— Это лирика, давайте все же вернемся к финансовому языку: вы меньше инвестировали, и у вас сократились расходы на амортизацию?

— Нет, снижения инвестиций у нас не было. Мы продолжаем вкладывать в развитие сети, и, как показал последний ураган, это дало свои результаты: ведь до сих пор предполагалось как нечто само собой разумеющееся, что связь должна быть всегда и везде. Однако когда в латвийских регионах отключили электричество, стало понятно, что это не так. И нам понадобилось всего 24 часа, чтобы возобновить связь в районных центрах, 48 часов — на возобновление связи на более чем 75% территории Латвии, и 72 часа, или трое суток, — на восстановление связи по всей стране. И при этом все работы были связаны именно с восстановлением электричества — механических повреждений вышек почти не было, если не считать двух упавших антенн из почти 750. А рост прибыли, превышающий рост оборота, — это в том числе и благодаря новой программе по снижению затрат.

О тарифах, которые не хочется снижать

— При столь высокой прибыльности есть ли у вас стимул снижать тарифы?

— Тарифы снижаются планомерно, каждый год — в рамках скидок, бонусов. В некоторой степени этот процесс невиден для общества, и тут только сам клиент может просчитать, на сколько меньше он платит каждый год за сравнимый пакет услуг. Поэтому однозначно утверждать, что у нас в Латвии связь вдвое дороже, чем в Литве, — это непрофессионально.

— То есть ваша стратегия на сегодня — это автоматическое снижение тарифов в рамках программы лояльности, но базовые тарифы остаются неизменными…

— Мы, безусловно, следим за развитием рынка, и иногда снижение базовых тарифов все же происходит, но по отдельным направлениям. К примеру, после появления альтернативных выходов на звонки за рубеж наши международные тарифы были существенно снижены. Но ведь большинство наших клиентов звонит за рубеж редко, поэтому они могли ничего не почувствовать. А если взять, к примеру, тариф на передачу данных по GPRS, так он у нас вообще чуть ли не самый низкий в Европе. Но даже при столь низком тарифе мы весьма неплохо зарабатываем.

— Насколько сильно может повлиять на вашу тарифную политику приход нового мобильного оператора?

— Пока гадать преждевременно. Если придет — тогда посмотрим. Об UMTS, к которому Латвия не готова

— Когда мы беседовали с главой латвийского Tele2 Матсом Тилли об UMTS, он не скрывал своего скепсиса: латвийскому потребителю телефон нужен в основном для разговоров и отсылки SMS, и для UMTS он еще просто не созрел. Вы столь жестко пока не выражались, но складывается впечатление, что думаете аналогично: если бы не условия лицензии по развертыванию сети UMTS в определенный срок и не ваше реноме технологического лидера — вы тоже не торопились бы ставить оборудование, раз спроса нет. Это так?

— И да и нет. Да, на сегодня вся система UMTS, к сожалению, достаточно “сырая”. В том числе и с точки зрения технологий — даже на этом уровне все еще есть свои проколы, и производители оборудования совместно с мобильными операторами стараются их исправлять. Но, с другой стороны, основное преимущество UMTS — скорость передачи данных, а это безальтернативное будущее для всех мобильных операторов. Просто сейчас большая часть мобильных услуг — это все же голос, для передачи которого достаточно и работающих сегодня технологий. При этом наблюдается “миграция голоса” из телефонии фиксированной в мобильную.

Поэтому наш сегодняшний подход к развитию UMTS — не создавать отдельную сеть с отдельным клиентом, отдельными услугами и отличающимися тарифами: тарифы будут те же самые — и за голос, и за мегабайт передачи данных. Речь идет об эволюционном развитии — оно будет постепенным. Хотя раньше было иначе: во время перехода с NMT на сегодняшний GSM развитие последнего было очень стремительным, потому что это было революционное развитие, переход на цифровую технологию, которую хотел рынок. Сегодня же — в случае с UMTS — такого диктата рынка не наблюдается. Поэтому и мы торопиться не будем: развитие будет происходить в рамках требований лицензии, не быстрее — разве что рынок вдруг покажет, что ну очень заинтересован в новых услугах.

— Сегодня, установив две вышки UMTS, вы параллельно поддерживаете две системы — второго и третьего поколения?

— Да, но мы поддерживаем их в пределах возможностей одной аппаратуры: сегодняшняя техника позволяет покрывать территорию сразу тремя частотами — GSM-900, GSM-1800 и UMTS. По сути, мы меняем одну аппаратуру на другую, чтобы последняя поддерживала несколько сетей одновременно. И все эти три сети интегрированы между собой — тот же переход с одной сети на другую для перемещающегося клиента происходит автоматически.

— И насколько активно ваши клиенты в указанных зонах используют услуги связи третьего поколения?

— Пока не очень активно. Основная проблема — отсутствие хороших телефонов. Как я уже говорил в самом начале, система UMTS действительно “сырая” — и с точки зрения сети, а еще в большей степени — с точки зрения телефонных аппаратов. А ведь когда в начале 90-х годов запустили GSM, практически все телефонные аппараты были проверены специальной аттестационной группой ассоциации GSM. И был список рекомендованных к использованию аппаратов. А уже потом список производителей и число моделей выросли настолько, что группа была просто не в состоянии отслеживать все новинки, и тогда была введена система декларирования, в рамках которой производитель гарантировал работу своего аппарата в соответствии с конкретными протоколами. В случае с аппаратами третьего поколения такой оценки уже не происходило, хотя она была бы весьма полезна. Но никто в ней не заинтересован, да и той, прежней группы экспертов сегодня уже нет. В итоге технические параметры этих аппаратов оставляют желать лучшего.

— Глава Tele2 считает, что для появления рынка услуг связи третьего поколения поддерживающие их аппараты должны стать вдвое дешевле, иначе этого рынка не будет…

— Тут многое зависит и от покупательной способности. Но точно не будет так, что весь миллион латвийских клиентов однажды возьмет и поменяет свои старые телефоны на новые, третьего поколения. Такой переход всегда происходит постепенно: люди, привыкшие к определенным услугам, даже к определенной модели телефона, не так просто меняют свои привычки. Меняют, но со скрипом. Так что это действительно вопрос времени и усилий, как со стороны операторов, так и со стороны производителей.

— Получается, условия купленной лицензии обязывают вас развивать сеть UMTS — хотя для нее пока нет ни адекватных телефонных аппаратов, ни развитого контента.

— Да, ситуация на сегодня, увы, такова.

О старом SMS — “убийце” молодого MMS

— Выходит, вы опосредованно соглашаетесь и с выпадом в вашу сторону г-на Тилли, который говорил: “Посмотрите, как LMT рекламируют MMS — если бы на нее был спрос, столь масштабная кампания не понадобилась бы! А если клиенту не нужен MMS — услуга второго с половиной поколения мобильной связи, то третье поколение UMTS ему тем более не нужно”.

— Я все же не соглашусь с тем, что рынок к MMS не готов.

— Давайте сравним информацию об отсылке на Рождество старых SMS и новых MMS, которую любезно предоставила ваша пресс-служба: 2,5 миллиона против нескольких десятков тысяч. Отрыв впечатляет…

— Да, но и телефонов, которые поддерживают услугу MMS, значительно меньше, чем поддерживающих отсылку SMS. Кроме того, отсылка обычных сообщений уже вошла в привычку — как-никак работает с 97-го года, а MMS — лишь с конца 2003 года.

— По вашим личным ощущениям, несколько десятков тысяч против 2,5 миллиона — это тот результат, на который вы рассчитывали?

— В мобильных коммуникациях есть один-единственный момент, который подпадает под понятие killer application, подразумевающее нечто убийственное. В данном случае — убийственное для всего нового. Так называют какую-либо услугу, которая из-за своей простоты и доступности развивается значительно быстрее, чем другие услуги в той же отрасли. Единственный killer application в нашей отрасли — SMS. Не все знают, что в первой версии GSM этой услуги еще не было — она появилась уже в 97-м году, и разработка этой технологии вовсе не сопровождалась какими-то оптимистичными ожиданиями. Думали, ну, может, кто и захочет воспользоваться — отправить весточку. Но вскоре количество отправленных сообщений в коммерческих сетях стало удваиваться каждый месяц.

Это единственный в мобильной телефонии пример такого успеха, других пока нет. И я не вижу, чтобы какая-либо из новых услуг могла повторить этот успех — нет таких признаков. Поэтому силы разработчиков сейчас брошены на технологическую среду — новые, более высокие скорости передачи данных. А уж содержание, конкретные услуги — этот вопрос перекладывается на компании, создающие контент. И то, насколько популярной будет та или иная услуга, это сейчас зависит не от нас, а от создателей контента.

— Год назад вы говорили, что контента не хватает и что его производители должны почувствовать “вкус больших денег” — тогда и начнется развитие связи третьего поколения. Судя по всему, сегодня — год спустя — вы настроены скептически…

— Мне все же кажется, что вкус денег они почувствовали — в этом бизнесе уже началась серьезная конкуренция: почти в любой газете на последней странице есть масса картинок, мелодий, чего угодно — и свои деньги они получают. Насколько серьезные деньги — другой вопрос. Хотя, мировые лидеры этой отрасли живут неплохо.

— Будет ли целесообразно разворачивать сеть третьего поколения, если вам не удастся убедить клиента использовать все эти “примочки” — ведь большинство пока только звонит и шлет сообщения…

— Если появится сервис-провайдер, который будет предлагать какие-либо карты, информацию о городе, ситуации на дорогах — думаю, это уже будет интересно. Конечно, план города доступен и сейчас. Но насколько эта информация качественна, я не знаю: как-то не пытался узнавать расположение улицы через WAP. Но есть люди, которые этим пользуются. Ведь почему SMS стал столь популярным? Там создателем этого контента является сам пользователь — я сам генерирую сообщение, а не ищу кого-нибудь, кто разработает содержание! То же самое относится и к MMS — вы сами его фотографируете и создаете. Если через пару лет этот процесс войдет в привычку, тогда можно будет сказать, что успех обычного сообщения повторен.

— Тем не менее вы сами всеми этими услугами почему-то не пользуетесь…

— (Смеется.) А я вообще нетипичный пользователь! Нельзя брать профессионалов в качестве целевой аудитории — то, что не нужно мне в моей работе, может быть нужно другим. Но пока остается признать, что развитие мобильной связи третьего поколения не дает поводов для оптимизма. К сожалению. Остается надеяться, что это только пока.

UMTS против CDMA-450

— Известно, что другая технология третьего поколения — CDMA-450 — обходится дешевле при покрытии территории (нужно меньше вышек) плюс обеспечивает более высокие скорости передачи данных, чем UMTS. Есть мнение, что если бы не несовместимость с GSM, LMT и сам использовал бы альтернативную технологию, а так — нет возможности…

— Насчет покрытия — это физика, тут мне действительно трудно спорить. Но возникают другие вопросы. К примеру, во времена, когда мы только переходили с “чемоданов” на обычные — карманные — мобильники, очень часто возникала проблема: карманный аппарат не всегда брал зону там, где нормально работал “чемодан”. Тут стоит пояснить: связь работает в двух направлениях — базовая станция должна “видеть и слышать” аппарат, а аппарат должен “видеть и слышать” базовую станцию. Так вот, базовые станции обычно “видят и слышат” как положено — всех. Но с аппаратами бывает сложнее: у “чемодана” мощность около 15 ватт, с ним проблем не возникало; мощность карманного аппарата — около ватта, и тут бывали сложности. А если между базовой станцией и аппаратом есть препятствия — лес, здания, то проблемы со связью возникают наверняка. Бывало, аппарат в системе NMT-450 в лесу работает нормально, но вот пошел дождь, деревья намокли, сильнее поглощают радиоволны — и сигнал пропадает. Так что меньше базовых станций — это еще не гарантия качества связи.

— А как насчет скоростей?

— Пока что я не видел, чтобы аппараты CDMA дотягивали до обещанных показателей.

16.02.2005, 11:28

"Коммерсант Baltic Daily"


Темы: ,
Написать комментарий