Сеанс с последующим разоблачением

Задача по смене владельцев ЮКОСа перестала быть объектом маскировки.

Правильно рассчитанная пауза не только усиливает драматургический эффект, но и дает возможность зрителю – разумеется, при желании – в эти короткие мгновения стать соавтором действа и предложить свою версию развития событий. А после окончания паузы сравнить свой вариант с тем, что будет предложено драматургом или режиссером. Несколько событий, произошедших практически одновременно в связи с делом ЮКОСа, дают возможность предположить, что большинству зрителей удалось угадать смысл паузы, которая началась осенью прошлого года известными арестами, несмотря на то что в этом случае авторами предлагались – перед паузой – совсем другие версии.

Сначала на евразийском саммите президент Путин сообщил, что власть не заинтересована в банкротстве ЮКОСа и что правительству будет рекомендовано не допустить этой неприятности. Практически тут же стало известно о письме руководства компании премьеру Фрадкову с предложением договориться о графике погашения налоговых задолженностей и готовности власти в этой ситуации рассмотреть вопрос о размораживании активов для этих целей.

А дальше появилась информация со ссылкой на неназванный источник в администрации президента, что есть и еще одно условие всех вышеописанных мероприятий, сохраняющих жизнеспособность компании. Пакет акций ЮКОСа должен быть продан либо госкомпании, либо иностранному инвестору. Поскольку такая продажа навряд ли может быть осуществлена без одобрения власти, то, говоря проще, акции должны быть проданы тому инвестору (неважно, российскому или иностранному), на которого укажут в Кремле.

И, говоря совсем просто, наступает время передачи контроля над некогда крупнейшей нефтяной компанией от бывших собственников к собственникам новым, действующим под псевдонимом “государство”.

Все разнообразные разговоры о налоговых уходах, всевозможных нарушениях закона, вся эта “дьяволиада”, разыгранная властью с помощью трех независимых организаций – прокуратуры, налоговой службы и суда – все это, в сущности, набор политических прокладок, в основном для экспортного использования. Такой, с позволения сказать, “Олвейс” для самых взрослых – с пенитенциарными крылышками. Собственно, все это было небольшим секретом для всех тех, кто хоть в небольшой степени информирован о реальном положении дел. Хотя на всех стадиях проведения операции официальная позиция, разумеется, сводилась к неуклонной борьбе за соблюдение законности. Но вот, видимо, пришло время сказать народу правду – в своеобразной форме, через неназванные источники, но лучше все же поздно, чем никогда. Во всяком случае, можно перестать трудиться над пропагандистской завесой и рассказывать всем теперь о том, как славно и хорошо станет жить в стране после того, как ЮКОС сменит собственника. Задача, скажем прямо, никак не проще, чем предыдущая.

Теперь, когда задача перестала быть объектом маскировки, следует заметить, что для ее решения, в сущности, был выбран практически стандартный на сегодня метод. Известная схема наезда с использованием силовых структур, включая возбуждение необходимого количества уголовных дел против собственников, не понимающих, что на их собственность есть уже более достойные претенденты.

И с этой точки зрения ЮКОС ничем не отличается от макаронной фабрики или какой-нибудь другой полезной недвижимости. Просто уровень наезда, а соответственно, и привлеченных силовых структур определяется исходя из статуса объекта и его владельцев.

Помещение же владельца в тюрьму – элемент необязательный, тем более не принято оставлять его там и после перехода активов. Но здесь, в отличие от известной поговорки, похоже, есть не только дело, но и личное вполне присутствует. Так что, сидеть ли владельцам ЮКОСа или не сидеть, будет решаться в Кремле отдельно.

19.06.2004, 09:14

gazeta.ru


Темы: ,
Написать комментарий