Сага о великом троечнике

Знаменитые ученые и миллионеры в школьные годы не блистали успехами

“Будущие звезды”. Все чаще под таким определением в Германии подразумевают представителей русскоязычного населения страны. Выдающихся ученых, инженеров, врачей, деятелей культуры, которые еще не стали таковыми. Но растут у нас на глазах. В обычных семьях. Сегодня они такие же, как все дети. Иногда даже не очень успевающие, но при этом подающие большие надежды. Впрочем, так было во все времена.

Парадоксы гения

Семья Черкасских живет в Дюссельдорфе. Самый старший здесь — Игорь, киносценарист. А самый известный — сын Игоря Саша, автор многих изобретений (общим числом свыше 25!) в области генетики. О нем писали научные журналы разных стран. Его работы об автоиммунных и иммуннокомплексных заболеваниях привлекли внимание видных ученых Германии. В том числе лауреата Нобелевской премии в области химии и биохимии профессора Роберта Хубера.
Парадокс, однако, заключается в том, что в свое время — было это около семи лет назад, когда семья только приехала в Германию, — Сашу едва не выставили из школы. За низкую успеваемость. Да и средний балл по окончании учебы в школе дали ему такой, что об университете парень мог только мечтать. Поясню, что это значит. Средним баллом в Германии называют величину, деля суммы баллов по основным предметам (а высший балл — единица) на число этих предметов. Обычно “проходным” в университет или институт определенного профиля считают средние баллы от 1,2 до 1,5. То, что Саша поступил в Дюссельдорфский университет, имея в активе около 2,5, — первый прецедент в истории вуза.

Неспроста все это…
— Игорь, было какое-то подозрение, что Саша у вас — неординарный ребенок?
— Ничего такого в голову не приходило, пока они с дедушкой, моим отцом, неожиданно не придумали узел для двигателя. Сашеньке тогда было одиннадцать лет, мы еще не переехали в Германию. Он подсказал дедушке идею, тот ее развил (мой отец — изобретатель, и здесь, в Германии, у него патентов полно). Я помню, мы очень обрадовались! До нас дошло: неспроста все это…
Но радоваться на полную катушку не получилось, потому что примерно в то же время Игорю позвонил завуч. И сказал: дескать, знаю, что у мальчика склонность к изобретательству. Но у нас же рядовая школа, совсем не для вундеркиндов, и предметы очень даже обычные, по которым Саша ваш как раз и не успевает.
Вот так и выходило, что при всех своих незаурядных способностях Саша Черкасский оставался на задворках. Может, так бы оно и продолжалось. Но случился переезд в Германию. Опять школьные проблемы. Опять беседы по душам с шефами местного образования. Дело плавно катилось к “голубому письму” — так в Германии обозначают уведомление о том, что ученику более ничего в его родной школе “не светит”. Стопроцентный кандидат на вылет. Троечник по-немецки — это сплошной “пятерочник”. Саша едва приближался к уровню троечника.
Но ведь что интересно — Саша своего добился. Закончил школу. Сегодня он студент Дюссельдорфского университета, на четвертом курсе уже. Автор и разработчик крупного проекта, деньги под который даны ему не каким-то фондом, а профессорами, в числе которых ученые и бизнесмены, основатели крупных биотехнологических фирм. Тем же нобелевским лауреатом Робертом Хубером, патронирующим Сашу на его пути к открытию противоракового механизма. А завершится проект удачно, можно будет делать следующий шаг: создавать свою лабораторию.
— Она сама по себе не является моей голубой мечтой, — поясняет Саша. — Просто необходимость.
— Какой она будет, эта лаборатория?
— Внешне — совершенно стандартная. Но для преобразования в жизнь нестандартных идей.

Хребет нации
Нобелевский лауреат Иван Бунин слыл плохим учеником. Один раз даже на второй год остался. То, что он математику просто ненавидел, можно ему простить. Все-таки весьма преуспел в другой сфере.
Как и Пушкин, который закончил лицей 24-м по успеваемости. Это среди 32 учеников, между прочим. Кстати, создатель современного русского языка первые слова по-русски произнес в шесть лет: родным его языком был французский.
С литераторами все понятно. Но как быть с Исааком Ньютоном? Тем самым, который открыл закон всемирного тяготения. Никто в детстве не заподозрил в нем будущего великого физика — учился-то хуже всех в классе.
Не вылезал из троек Сергей Королев — конструктор баллистических и геофизических ракет, первых спутников, космических кораблей.
Еще один отстающий в школьном классе — Альберт Эйнштейн — стал позже создателем теории относительности, лауреатом Нобелевской премии.
В чем загадка? Как нам разглядеть Великого Троечника? Насколько был близок к истине Владимир Набоков, утверждая, что троечники — это хребет нации?
— Саша, — задаю я напоследок вопрос своему юному собеседнику, тоже бывшему представителю школьного племени “неуспеваюших”, — а сам себя ты чувствуешь Великим Троечником?
Саша усмехается и говорит совершенно искренне: “Да!”
— Когда ты бегал по разным инстанциям и искал деньги под свой проект, и тебе их никто не давал, ты ловил себя на мысли, что, дескать, ерунда, все равно стану большим ученым и миллионером?
— Да. И я к этому иду…
Еще года три-четыре — и мир, думаю, заговорит о дюссельдорфском троечнике.

16.02.2005, 08:34


Темы: ,
Написать комментарий