Левая партия дважды спасла правое правительство Латвии: Интервью лидера ПНС Яниса Юрканса

..Мы всегда стараемся исходить из того, что в политическом гардеробе Латвии выбираем самую чистую из грязных рубашек. И есть еще один принцип в реальной политике: поддерживай правительство меньшинства, хоть оно и правое, тогда чего-то добьешься и для себя. Поэтому мы и стали поддерживать правительство Эмсиса при условии, что будет изменена реформа образования.

Г-н Юрканс, в политике чудеса случаются, и за два года работы 8-го Сейма Латвии именно ваша партия эти чудеса и являла. Начнем с того, что, благодаря левой партии Юрканса, к власти пришло правое правительство Эмсиса. Чем это чудо объясните?

Мы всегда стараемся исходить из того, что в политическом гардеробе Латвии выбираем самую чистую из грязных рубашек. И есть еще один принцип в реальной политике: поддерживай правительство меньшинства, хоть оно и правое, тогда чего-то добьешься и для себя. Поэтому мы и стали поддерживать правительство Эмсиса при условии, что будет изменена реформа образования (согласно действующей реформе, с 1 сентября в школах национальных меньшинств не менее 60% предметов будет преподаваться на латышском языке, на нем же сдавать и выпускные экзамены – прим. ИА REGNUM). И что же иное нам было делать?!

Что делать? Остаться верным последователем защиты интересов трудового народа и не выходить из объединения “За права человека в Единой Латвии” (ЗаПЧЕЛ), с блеском проведшим парламентские выборы. Не согласны?

История ЗаПЧЕЛ показывает, что, когда нам не удалось сделать объединение левоцентристской партией демократического толка, ЗаПЧЕЛ превратился в то, во что превратился. Фактически же созданный перед выбором ЗаПЧЕЛ прекратил свое существование, а новая политическая структура попросту украла название, носит его незаслуженно.

Отчего же незаслуженно?

Если в объединении ЗаПЧЕЛ было три партии, и две из них ушли, а единственная оставшаяся быстро подобрала себе попутчиков, то заслуженно ли присваивать себе чужой брэнд и пользоваться тем, что очень многие избиратели до сих пор считают, что среди “пчел” находятся и Юрканс с товарищами?

Вместе с тем, “захватчики” провели своего лидера Татьяну Жданок в Европарламент, а ПНС – отнюдь, более того пять депутатов парламента от вашей партии перешли в другую, а ЗаПЧЕЛ-2 никто не покидал, не так ли?

Все правильно, зачем уходить из ЗаПЧЕЛ-2, если название пока беспроигрышное? Оригинальный ЗаПЧЕЛ был не объединением для политики улиц, а структурой для парламентской работы, и главной трибуной для него была трибуна Сейма, а не площадь или перекресток. И мне никогда бы не пришло в голову быть в команде, которая провозглашает на съезде “Русские идут!”. Куда идут?
Куда придут?

Помнится, именно с таким криком выбросился из окна слегка помутившийся рассудком министр обороны США Форрестол. Там была фобия, а тут?

А тут слишком далеко можно зайти даже в рассуждениях, и принцип ЗаПЧЕЛ-2 “Чем хуже – тем лучше!” никогда не приведет к народному согласию.

А не лучше было бы при формировании правительства Эмсиса, вытащенного из рукава будто припрятанный козырь вообще не принимать участие в этом действе?

Но ведь сегодня, после ста дней работы правительства Эмсиса, вы видите, что у нас не только есть возможность влиять на политические процессы в стране, но мы и реально влияем на них. И в первую очередь на те, которые связаны с социальными проблемами населения. Это, во-первых, а, во-вторых, мы считаем, что не даем заморозить самую главную политическую проблему – реформу образования. Всем известно, что правительство мы будем поддерживать до тех пор, пока есть надежда цивилизованным путем сделать ее приемлемой для всех. Думаю, что такая игра стоит свеч.

Но не случилось ли так, что ПНС и ее харизматический лидер Янис Юрканс стали чужими среди своих и своими среди чужих: те, кто голосовали за старый ЗаПЧЕЛ, видят в вас раскольников, новым электоратом вы не обзавелись, а освободившиеся либеральную и социал-демократическую ниши в глазах избирателей вы так и не заняли?

Считаю, что “болельщики” у ПНС были и остались, у неудачи же на выборах в Европарламент есть иные причины?

Например?

Да хотя бы дурацкий закон о выборах в Европарламент, согласно которому голосовать можно было только по месту регистрации, а не жительства. И многие, живя в другом месте, не стали ехать за сотню километров, чтобы опустить бюллетень в урну, вот вам и результат – на избирательные участки пришло менее половины избирателей. Самыми активными стали, естественно, пенсионеры, живущие в сельской местности. Наш же “болельщик” – жизненно динамичный человек среднего возраста, но не настолько, чтобы тратить почем зря субботнее время и бензин. Поэтому слегка до проходных 5% не добрали, хотя за нас активно голосовали в больших городах – Риге, Резекне и Даугавпилсе, где ПНС заняла второе место, Лиепае. На селе же получилось очень плохо.

И тогда в связке “свой-чужой”, кто же для вас – свои, а кто – чужие?

Свои – те, кому не чужды идеи согласия между людьми, проживающими в Латвии, независимо от национальностей и других различий. И за 10 лет существования ПНС правота наших идей постоянно подтверждается, начиная с одной из первых деклараций партии – декларации примирения в обществе. Ведь тема так называемых “мешков КГБ” (учетные карточки негласных сотрудников, не вывезенные из Латвии – прим. ИА REGNUM) продолжает регулярно муссироваться и в парламенте, и в прессе.
То же – достижение согласия – относится и к другим постулатам ПНС, будь то внешняя политика Латвии или внутренняя.

И на каком фланге политического фронта вы собираетесь эти постулаты реализовать?

Наши идеи – центристские, общество же радикализировано. Одни кричат: “Русские идут!”, другие: “Латыш, не сдавайся!”. И из неудачных по результатам выборов в Европарламент мы вышли с политическим позитивом: если люди не хотят находиться между жерновами тех и других радикалов, то они поймут, к чему приведет их пассивность на муниципальных выборах будущей весной. Если они думают, что Европарламент – не их власть, поэтому и евровыборы – не их выборы, то выборы в местные органы власти напрямую касаются буквально каждого.

Известно, что политика делается не в зале заседания парламента, а за его пределами. И не в день голосования по утверждению правительства Эмсиса Юркансу со товарищи пришло в голову дать ему шанс. Можете ли сейчас сказать, на каких условиях в результате кулуарных переговоров вы согласились не душить это правительство в колыбели?

Первое и самое главное условие – изменение Закона об образовании и, конечно, решение социальных проблем. Г-н Эмсис со всем этим согласился, он понимал и понимает: то, что натворил бывший министр образования Карлис Шадурскис из партии “Новое время” – большая головная боль для государства, и от нее надо избавляться. Премьер-министр готов эту проблему решать, и говорит, что решит. А не решит – не будет премьером.

Что же получается? Премьер сказал: “Да, Юрканс, ты требуешь от меня изменить реформу, и я ее изменю”. Но он не способен, если бы даже и хотел, поменять закон и нынешний расклад в Сейме, большинство которого не подпишется на либерализацию реформы образования. Вы сделали премьера заложником своих непонятных политических целей?

Цель должна быть абсолютно понятна всем. То, что происходило на улицах в ходе манифестаций, организованных Штабом защиты русских школ, и что еще будет происходить, не только предельно политизирует ситуацию, но и разводит общество по национальным квартирам, а это взрывоопасно. Организаторы уличных акций ничего не будут делать, чтобы снять напряженность. Наш же вариант – цивилизованно решать проблемы в диалоге за круглым столом – беспроигрышен.

Беспроигрышен для вас, но перед премьером с таким же успехом вы могли бы поставить такой ультиматум: выиграет сборная Латвии чемпионат Европы по футболу – сохраним твое правительство. Каким вы видите механизм изменения закона об образовании, если парламентское большинство пока не намерено менять в нем хотя бы строчку?

Давайте пока механизм и детали не затрагивать. Я знаю, что это правительство изменит положение, и уверен, что к 1 сентября наша система образования относительно школ национальных меньшинств станет цивилизованной.

А откуда знаете, не скажете?

Из проведенного анализа ситуации, общения, размышлений, сопоставлений.
Наконец, у этого правительства нет другого выхода: не сделают того, о чем мы говорили – ввергнут государство в хаос. А кому этот хаос нужен? Партиям правительственной коалиции для укрепления радикальных партий ТБ/ДННЛ и “Новое время”? Выгодно ли это политически? Конечно, нет.

И, по-вашему, ни одна из партий правительственной коалиции не согласится на соблазнительные предложения, которые могут последовать от правых радикалов?

Никто не хочет умирать.

На 19 июня у вас была намечена партийная конференция, на которой ПНС собиралась определяться по поводу дальнейшей поддержки правоцентристского правительства Эмсиса. Две же недели назад Янис Юрканс говорил: “Эмсис работает плохо, пора ему уходить”, – и вдруг …?

… 16 июня Эмсис пришел на заседание парламентской фракции нашей партии и попросил отложить принятие решения по поводу его правительства. Он попросил дополнительное время, ему это нужно. И мы не нашли достаточно весомых причин, чтобы отказать премьеру в его просьбе – конференцию перенесем.

Индулис Эмсис производит впечатление порядочного человека, но личной порядочности в политике не всегда хватает для того, чтобы реализовать достойные проекты. Что еще Эмсис обещал сделать, чтобы вы потерпели с его отставкой?

Не ради какой-то политической выгоды, но хотя бы с точки зрения здравого смысла необходимо демократическое включение, чтобы в обществе началась реальная интеграция. Для этого недостаточно иметь профессию политика, необходимо быть государственным мужем, то есть думать и поступать не по-партийному, а по-государственному. Сможет или не сможет правительство Эмсиса думать и поступать по-государственному, это мы посмотрим где-то в начале сентября.

Предварительная же оценка произошла в 17 июня в 13 часов. По истечении 100 дней правительства Эмсиса бывший премьер Репше, которого, кстати, в свое время Юрканс также поддерживал, потребовал отставки Эмсиса. И левая партия Народного согласия уже второй раз дала жизнь правому правительству. Еще одно чудо?

Не чудо, а предоставленная премьеру еще одна возможность прийти с новым вариантом реформы образования.

Выше вы говорили, что выдвинули перед правительством еще и требования социального характера, каковы они?

Прежде всего, индексация пенсий, затем поддержка матерей с несовершеннолетними детьми, увеличение минимальной зарплаты – это главное. Посмотрим, как это будет заложено в проекте бюджета на 2005 г. Присутствуя на заседании нашей фракции, г-н Эмсис утверждал, что ПНС будет участвовать в разработке философии и структуры бюджета.

Что чувствует лидер оппозиционной партии, когда он держит за горло всю правительственную коалицию?

Дикий кайф – это шутка. На самом деле – очень большая ответственность, потому что приходится давать по зубам действующему очень правому правительству. Откровенно говоря, и в уме, и на бумаге у меня уже были сформулированы положения, почему мы не будет больше поддерживать это правительство, которое ни на миллиметр не отошло влево от того, что делало предыдущее правительство Репше. Ведь в свое время за дикий первоначальный проект закона об образовании, где в школах национальных меньшинств предполагалось изучать на родном языке лишь 10% предметов проголосовали и Союз зеленых и крестьян премьера Эмсиса, и Первая партия вице-премьера Шлесерса, и Народная партия министра обороны Слактериса.
А “мешки ЧК”? А внешняя политика страны? А выдворение российского дипломата за месяц до окончания его срока пребывания в Латвии? А отказ во въездной визе заместителю директора 2-го Европейского департамента МИД России? А то же с арабским тележурналистом?

А что испытывает политик, ощущающий кайф от зубодробительства правительству в то время, когда он сам стал заложником: за другую коалицию голосовать вы не сможете – вспомним о чистоте рубашек?

Повторюсь: правительство меньшинства поддерживать выгодно. Это дает рычаги влияния на решение конкретных вопросов; с тобой считаются, с тобой разговаривают, к тебе прислушиваются в комиссиях Сейма – для политиков это очень важно, особенно для наших молодых депутатов, находящихся в парламенте первый срок. Это важно и для внутреннего партийного климата. Пусть в наш адрес обзываются, но без нас уже невозможно решать проблемы.

Какие, например?

Возьмем Бюро по предупреждению и борьбе с коррупцией. Без нас коллизия с назначением его руководителя до сих пор будоражила бы общество. И если будут происходить изменения в персональном составе Кабинета министров, без нас они уже не пройдут. То же и с подготовкой бюджета.

Нынешний министр иностранных дел избран в Европарламент, а должность министра сообщений уже 101 день, как вакантна. Но ведь вашим ребятам не грозит занять эти посты?

Если хорошие ветры не изменять своего направления, то мы будем в этом правительстве.

Однако ж, ветродуи установлены не только в ПНС, да и Эмсис понимает, что он упадет без вашей поддержки, но на этом падении поднимется праворадикальный экс-премьер Репше, и тогда с вами уже не будет считаться никто. Вы обречены поддерживать Эмсиса?

Отчего же обречены? На какое-то время мы на это согласились, но всему есть свой предел, и наша работа за прошедшие сто дней плюс до осени – это срок, за который действующее правительство сможет проанализировать, насколько мы левые, насколько мы центристы, насколько мы прагматичны.

Сто один день назад вы привели Эмсиса к власти, день назад спасли его от отставки. И если допустить, что пусть даже в знак благодарности, а не политической целесообразности, он предложит кому-то из людей Юрканса войти в правительство, то другие участники правительственной коалиции это предложение не поддержат. Как тогда левый Юрканс будет хранить единство внутри правого правительства? И разве это не еще одно чудо в левом движении Латвии?

Во-первых, на отдельные посты мы не пойдем. Если войдем в правительство, то не по одиночке, а хором, то есть партия Народного согласия станет участником правительственной коалиции. Нам очень по душе та политическая температура, которая создалась после выборов в Европарламент. В том числе и потому, что любой из партий правительственной коалиции выходить из нее – ох! как не хочется, и еще долго будет не хотеться. Поэтому наше прагматичное поведение должно привести нас к власти, нравится это кому-то или не нравится.
А если это не случится, то не будет и этого правительства.

Мне вспомнилось высказывание премьер-министра Эмсиса после того, как его Союз зеленых и крестьян пролетел мимо Европарламента, а отсутствующий в Сейме “Латвийский путь” и леворадикальное “Равноправие” своих людей провели: "Общество возвращается к проверенным ценностям: ТБ/ДННЛ, “Латвийский путь” и Татьяна Жданок". Вы, г-н Юрканс, и ваша партия, вашим должником Эмсисом в списке проверенных ценностей не отмечены. Каково?

Это означает, что на сегодняшний день общество радикализировано, но центристы-модераторы и идеи согласия ему не чужды. И что есть между “идущими русскими” и “несдающимися латышами” – если не пустота, то спящая активность. Но мы не спим, и активны.

19.06.2004, 09:10

regnum.ru/allnews/279929.html


Темы: ,
Написать комментарий