Актуально: Разводу с ПЖКХ помешала дума 3

Выразив недоверие ПЖКХ, жильцы 70-квартирного дома №5 на улице Циолковского решили передать дом в управление и на обслуживание фирме DDSU Федора Гурина, долго и успешно возглавлявшего городское жилищно-коммунальное хозяйство. Ответом думы был некорректный отказ.

Кому передать ключи

— С этим не согласна, — говорит старшая дома Валентина Воротникова, — потому что на общем собрании 26 сентября прошлого года голосование было единым. Решение о передаче дома фирме Даугавпилсское предприятие по обслуживанию квартир (DDSU), в которой распорядительный директор известный нам Федор Гурин, возникло из-за многолетней неудовлетворенности ПЖКХ. Оформили как следует, по закону, документы, подали их думе. Но получили абсолютно несостоятельный ответ за подписью заместителя исполнительного директора В.Кононова, который прибег к откровенной фальши, о чем скажу дальше. Есть в ответе и правовой нигилизм, и грубая ошибка в подсчете голосов.
Собрание было правомочным. Решение о передаче дома на управление и обслуживание было законным, потому что на нем присутствовало более 75 процентов собственников приватизированных квартир, из которых примерно 51% собственников высказались за передачу дома конкретному юридическому лицу.
Дума участвует в таком собрании с одним голосом, следовательно, у этого представителя арендаторов одна доля в данном случае — так записано в Земельной книге. Сколько неприватизированных квартир дума внесет в Земельную книгу, столько будет у нее и долей. Это говорю на случай, если дело дойдет до суда. Это может быть, потому что уход домов из ПЖКХ вызовет негативную реакцию ПЖКХ, оно может остаться ни с чем. Будучи само в том виновато. Оно не хочет менять стиль работы в новых условиях, когда у жильцов есть наконец-то выбор.

Почему договор мертв

Дума в ответе ссылается на то, что наше собрание, состоявшееся 13 мая 2002 года, выбрало для обслуживания дома ПЖКХ и заключило с ним договор. Он, по мнению г-на Кононова, действует до сих пор и не расторгнут.
Мы подняли протокол собрания, на который ссылается г-н Кононов, и оказалось, что оно не было законным. И вот почему. Первое: из 70 представителей квартир присутствовало только 26 – нет кворума. Второе: собрание проводил ремонтно-эксплуатационный участок (РЭУ), который не был на то уполномочен думой. Это видно из того же протокола, где не указано, что присутствовавший на собрании работник РЭУ имел доверенность думы на право организации и проведения собрания. Отсутствие полномочий – свидетельство скверной работы юристов думы.
Больше того, г-н Кононов ссылается на не существующий в природе договор жителей дома №5 на улице Циолковского с ПЖКХ. Разве что во сне этот документ приснился г-ну Кононову, но он не запомнил номера документа и даты. Если иметь в виду индивидуальные договора, то они заключены с не существующим уже с прошлого года муниципальным предприятием ПЖКХ, которое перестало существовать, став частной фирмой с тем же названием.
В письме г-на Кононова совершенно игнорируется закон о квартирной собственности и при этом делается ссылка на него же. Вот вам цитата: «Принимая во внимание то обстоятельство, что в жилом доме на улице Циолковского, 5 70 квартир, из которых 48 приватизированы (69%), а 22 квартиры (31%) являются собственностью самоуправления, необходимо было пригласить представителя думы или уполномоченное лицо, что со стороны организаторов собрания не было сделано. Это является нарушением требований закона».
За две недели до второго собрания, инициаторами которого были жильцы дома, вывесили во всех подъездах объявления. То есть выдержали и это требование – по срокам. Эти объявления и сегодня висят. Кроме того, устно сообщалось в ремонтно-эксплуатационный участок. Закон не предусматривает письменного сообщения каждому о том, что будет собрание.
Я лично приглашала на первое собрание г-на Кононова, когда была в думе. Но он не пришел, сослался на большую занятость.

Нежелательный документ Земельной книги

Еще раз вернемся к ответу-отказу г-на Кононова передать дом из ведения ПЖКХ. И найдем там такие строки: «Из 37 собственников квартир, присутствовавших на собрании, одна г-жа Закржевская голосовала против общего решения». На самом деле это не так, что видно из протокола.

Далее плохо информированный г-н Кононов пишет, что «живущий в квартире №51 Михаил Дубин не приватизировал квартиру, и потому его голос не может быть учтен наряду с другими голосами собственников». Вот вам копия удостоверения, выданная Земельной книгой М.Дубину еще 29 января 2001 года, о том, что он приватизировал свою квартиру.
Этот неуклюжий фокус г-на Кононова понадобился ему для того, чтобы ниже в своем письме начертать, что закон нарушен в той части, где говорится, что решение общего собрания собственников считается принятым, если за него проголосовало более половины числа собственников. В вашем же случае только 50% проголосовало «за». Остается только попросить читателя взять в руки калькулятор, сделать несколько простых арифметических действий, и он увидит, что г-н Кононов не в ладах с простым счетом. Но и в том случае, если дума зарегистрирует в Земельной книге все 38 квартир, то, судя по итогам голосования на последнем собрании, дума проиграла. Это же простая арифметика, которая оказалась недоступна г-ну Кононову.
У меня есть кипа документов, которые свидетельствуют об игнорировании наших претензий, вытекающих из обязательств сторон. Вот моя заявка старшему смотрителю домов от 15 сентября прошлого года. В заявке названо все самое необходимое по подготовке дома к зиме. Но выполнено далеко не все.
Почему это не сделано? Да по той причине, что нет денег в ПЖКХ. Но их никогда не будет, потому что они уходят неизвестно куда. На счету нашего дома должно быть от 800 до 100 латов. Мы подсчитали – это же просто, зная, сколько каждый владелец квартиры конкретно внес. Не платят или платят не полностью те, кто арендует жилье у думы. Она и должна платить за них ПЖКХ как собственник. Но ни дума, ни ПЖКХ не ведут никакого контроля за тем, как платят арендаторы.

Опалубка из красного дерева

Попросила подправить ступеньки у входа в подъезд. Начали их делать в 2003 году, бросили. Весной 2004 года, когда уже было тепло, вновь пришлось напомнить о неоконченной работе. Обязались завершить незначительный объем во втором-третьем квартале. Я не согласилась. Когда работа наконец была завершена, ее качество оказалось таким плохим, что пришлось вызвать начальника ремонтного участка ПЖКХ. Он слегка пнул ногой замазанную цементом ступеньку – и от нее отвалился кусок. Пришлось три раза переделывать простую работу.
В итоге ступеньки оказались не цементными, а золотыми. Мы видели, что опалубку делали из отходов древесины. А по представленному мне для подписи и оплаты счету видно, что опалубка стоит 105 латов, досок пошло куб. На мой вопрос, какого они дерева — красного, орехового? — ответа не последовало. На тот момент кубометр самых дорогих досок стоил в магазине 82 лата, были и по 75 латов, и по 72.

Цена политического решения — кресло мэра

Я три года старшая дома. Так что в недобросовестности и недееспособности ПЖКХ убедилась вполне. Неизвестно, куда уходят собранные за обслуживание деньги: никто не собирается за них отчитываться. Сколько бы мы, собственники квартир и добросовестные плательщики, ни сдали, слышим, что у нас на счету 72—74 лата. И это при том, что в доме ничего не делалось.
Чтобы узнать, что делают с нашими деньгами, я в первый раз обратилась в ПЖКХ и получила отказ. Только угрозы обратиться в суд заставили чиновников выдать отчет. Но мы же содержим их. Ежемесячно они получают от нас около 120 латов. Расчет же показывает, что в среднем за обслуживание дома каждая из 70 квартир платит 5 латов. Итого 350 латов. Минусуйте то, что не платят живущие в муниципальных квартирах, за что отвечает собственник — дума, и станет понятно, отчего накопления тают, а долги растут. Мне о них напоминают в ПЖКХ, думе. Но упреки не по адресу, говорила я г-ну Кононову и Вериго, руководителю ПЖКХ. Эт долги думы, и нужно ей – законному собственнику квартир рассчитываться. Взыскивать с тех, кто, как в нашем доме, имеет по тысяче латов долга. Мы, общество собственников квартир, за других ответственности не несем по закону.
Мы берем управляющим домом Федора Гурина и заключили с ним договор с момента передачи нам дома. Но дума отказывается передать дом. А мы будем стоять на своем.

08.02.2005, 08:01

Записал В.РУДОЙ


Написать комментарий

а ведь статейка - актуальна!

НЕ то слово,Зачем содержать дормоедов.Денег хватает только на их оклады.

a ti posmotri kvartplatu v drugih gorodah. Skolko platim, takije uslugi i polucaem.a kontoru gurina interesujut tolko dolgi neprivatizirovannih kvartir - strjasti eti dengi s dumi, to estj iz nashego karmana.

Написать комментарий